ПОДРОБНЕЕ

«Титаник» для Гройсмана: Какие конфликты заложены в новом Кабмине

Украинские политики любят символизм. Правительство Владимира Гройсмана парламент утвердил в день крушения “Титаника”. В отличии от океанского лайнера, который затонул 104 года назад, новый Кабмин уже на старте не производит впечатления непотопляемой махины. Он скорее напоминает самолет из анекдота, пилот которого сначала перечисляет пассажирам, что на борту есть бассейн, теннисный корт, бар и кинотеатр, а потом объявляет: “Сейчас со всей этой бедой мы попробуем взлететь”.

По итогам четырехдневных переговоров по составу Кабмина в нем нашлось место для представителей самых разных групп из команды президента и его союзников из “Народного фронта”. Структура Кабмина выстроена так, чтобы его мог контролировать президент и отчасти “фронтовики”, а рядовые министры каждое решение добивались ценой максимальных усилий. Как Владимир Гройсман будет управлять этой конструкцией пока что загадка. РБК-Украина постаралось разобраться из чего слепили правительство Гройсмана и какие у него шансы повторить судьбу “Титаника”.

Наблюдай и блокируй

В первую очередь правительство Гройсмана – продукт коалиции президентской БПП и “Народного фронта”. Соратники бывшего премьера получили механизм контроля над новым главой правительства в лице министра юстиции Павла Петренко. Без визы Минюста Гройсману будет проблематично внедрить любое распоряжение Кабмина.

Каково работать в Кабмине с чужим юристом Гройсман может проконсультироваться с Юлией Тимошенко. В 2007-2010 годах она руководила Кабмином, министром юстиции в котором был Николай Онищук, назначенный по квоте президента Виктора Ющенко. В итоге даже на подписание принципиально важного для себя газового контракта Тимошенко летала в Москву не с главой Минюста, а с партийным юристом “Батькивщины” Андреем Портновым.

Всего в новом правительстве “фронтовики” получили шесть министерств и одного вице-премьера. Помимо Петренко, должность сохранил глава МВД Арсен Аваков, Лилия Гриневич возглавила Минобразования, Остап Семерак – Минэкологии, Владимир Омелян – Мининфраструктуры, Игорь Жданов – Министерство молодежи и спорта, а Вячеслав Кириленко переместился из Министерства культуры на должность гуманитарного вице-премьера.

Формально президентская команда во главе с Гройсманом контролирует деятельность министров-“фронтовиков” через своих вице-премьеров, в обязанности которых входит координации блоков министерств по направлениям. БПП отошло пять из шести портфелей заместителей премьера. Но только двое из них – Степан Кубив и Геннадий Зубко – параллельно с вице-премьерством возглавили министерства экономической политики и регионального строительства, соответственно.

Практика показывает, что в коалиционном правительстве заместители главы правительства, которые одновременно не руководят каким-то министерством, фактически играют роль свадебных генералов.

“В свое время по коалиционному соглашению “Наша Украина” получила Минфин, а “Батькивщина” – Государственную налоговую администрацию. Минфин регулярно спускал нам распоряжения. И я лично, как зампред Налоговой по юридическим вопросам, регулярно отписывал Виктору Пинзеныку (министр финансов в 2005-2006 годах, – ред.). мол извините, но выполнить мы это не можем, поэтому идите нафиг”, – вспоминает нардеп от “Батькивщины” Сергей Власенко.

В нынешнем правительстве аналогичная ситуация может возникнуть, к примеру, у Степана Кубива, который в статусе первого вице-премьера, министра экономики будет курировать НАК“Нефтегаз Украины”. Этой госкомпанией продолжит руководить Андрей Коболев – креатура НФ.

В свою очередь вице-премьер Геннадий Зубко, который в правительстве будет курировать Мининфраструктуры и Минэкологии, также может фактически не иметь влияния на эти министерства.

Победа “политиков”

Ключевое отличие правительства Гройсмана от второго Кабмина Яценюка – в его составе фактически нет “технократов” – выходцев из бизнеса, без опыта работы в госорганах и политической принадлежности. Нет в новом Кабмине и иностранцев.

Идеолог привлечения “технократов” в Кабмин – глава Администрации президента Борис Ложкин. Именно с его подачи после парламентских выборов 2014 года должности в Кабмине по квоте президента получили Наталья Яресько, Айварас Абрамавичус, Андрей Пивоварский и Александр Квиташвили.

За год работы в правительстве технократы сплотились вокруг главы Минфина Яресько, которая хоть и зашла в правительство как “человек Порошенко”, со временем стала соратницей Яценюка. В свою очередь, Ложкин стал главным адвокатом уже бывшего премьера на заседаниях Стратегического совета у президента.

“Технократы” настаивали, чтобы нардепы от БПП и люди из окружения президента не вмешивались в их работу, а также выступали за то, чтобы планом реформ была программа сотрудничества с МВФ. За год, в противовес им, в окружении президента сформировалась условная группа “политиков”. Ее идеологом стал бизнес-партнер президента и по совместительству первый замглавы фракции БПП Игорь Кононенко.

Он настаивал, что должность министра должна быть политической. А назначать на нее должны в первую очередь депутатов из президентской фракции. Такое видение нашло отклик не только среди многих депутатов БПП, но и части руководства АП. Прежде всего, в лице первого зама Ложкина Виталия Ковальчука.

Помимо прочего, “политики” заговорили о том, что МВФ заинтересован в том, чтобы Украина платила по долгам, а не в структурных реформах в экономике и предлагали искать “свой путь” в экономических преобразованиях.

На этапе формирования нового Кабмина Владимир Гройсман попытался объединить в правительстве “технократов” и “политиков”. Он предложил Яресько остаться в Кабмине, и вел переговоры с экс-вице-премьером Словакии Иваном Миклошем. Но оба от работы в Кабмине Гройсмана отказались. В итоге президентская часть нового правительства,по сути, сформирована из “политиков”. За “технократа” мог бы сойти новый глава Минфина Александр Данилюк, но, в отличии от Яресько, он придерживается более либеральных взлядов на экономические преобразования и не сторонник слепого выполнения программы сотрудничества с МВФ.

Новый глава Минэнергоугля Игорь Насалик и вовсе заявил РБК-Украина, что первоочередная задача правительства “думать, как не повысить тарифы на тепло для населения”. Напомним, пока что повышение запланировано на 1 мая. Предполагается, что тарифы на тепло и горячую воду вырастут на 67%. Такой шаг продиктован требованиями МВФ.

Отсутствие “технократов” может серьезно усложнить отношения нового правительства с западными кредиторами. Впрочем, пока что это не главная проблема, которую премьеру может доставить засилье “политиков” в Кабмине.

Удобные люди

При формировании правительства Гройсман попытался добиться, чтобы костяк министров составляли люди, которые ориентируются лично на него. Он даже грозил президенту, что откажется не только от премьерства, но даже от спикерства.

Впрочем, учитывая то, как спешно информацией об этом делились остальные соратники президента, нельзя исключать, что Порошенко и Гройсман просто разыграли спектакль для Вашингтона. Ведь в Госдепартаменте были не в восторге от кандидатуры уже бывшего спикера Рады. В первую очередь там опасались, что с назначением Гройсмана в Украине нарушится баланс власти в пользу президента.

Как бы то ни было, в итоге в новом Кабмине лично преданные Гройсману люди практически лишены свободы действий. Премьер получил “двух” своих министров – Александр Саенко стал министром Кабмина, а Андрей Рева возглавил Минсоцполитики.

А вот еще один ставленник Гройсмана, Владимир Кистион по сути в Кабмине будет играть роль свадебного генерала в роли вице-премьера по вопросам АТО. Ведь одноименное министерство возглавил Вадим Черныш – ставленник влиятельного нардепа от БПП Александра Третьякова. Очевидно, что в первую очередь министр будет действовать в интересах своего политического патрона, а уже потом выполнять указания прямого начальника.

Основная часть членов Кабмина Гройсмана ориентируется либо лично на президента, либо на других влиятельных людей из его окружения. Причем, зачастую таких людей сразу несколько. Лично на Порошенко замыкаются глава МИДа Павел Климкин, министр обороны Степан Полторак, министр информполитики Юрий Стець и вице-премьер-министр регионального строительства Геннадий Зубко. Все трое сохранили свои должности.

Большинство новичков Кабмина по квоте президента удобны не только ему лично, но и его окружению, и даже олигархам, с которыми Порошенко вроде как воюет.

В первую очередь первый вице-премьер, министр экономики Степан Кубив. До назначения в Кабмин он был нардепом от БПП и представителем президента в парламенте. По неофициальной информации место в списке партии президента он получил по протекции давнего знакомого Порошенко, владельца корпорации Ukrlandfarming Олега Бахматюка.

То, что он удобный человек Кубив доказал сразу после Революции достоинства, тогда он возглавил Нацбанк. К слову эту должность он получил по квоте партии “Батькивщина”, которой тогда руководили Арсений Яценюк и Александр Турчинов. До этого Кубив много лет был соратником Яценюка по его партии “Фронт змин”.

За четыре с половиной месяца, которые Кубив руководил НБУ, он успел раздать банкам 63 млрд. гривен в виде кредитов для рефинансирования на срок больше месяца. Это больше половины всего рефинансирования, которое в 2014 году НБУ предоставил частным банкам. Помимо банков Бахматюка, Кубив прокредитовал “Дельта банк” Николая Лагуна, а больше всего рефинанса от него получил Приватбанк Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова.

В качестве министра экономики теперь Кубив будет отвечать за назначения руководителей госпредприятий – основной кормушки для бизнесменов из власти и “старых” олигархов. Если в новом статусе Кубив будет действовать по старому принципу, многие из них могут остаться довольными.

Схожая история и у нового министра аграрной политики Тараса Кутового. В парламент он прошел по мажоритарному округу в Полтаве, где баллотировался от БПП. Кандидатом от блока имени президента он стал после того как “Солидарность” Порошенко объединила избирательный список с УДАРом Виталия Кличко, соратником которого был Кутовой. Во фракции БПП он возглавил депутатскую группу УДАР.

Тем не менее, коллеги по фракции уверяют, что Кутовой давно нашел общий язык с президентом и “человеком Кличко” его сейчас называть некорректно. Кроме того, как глава аграрного комитета парламента, Кутовой сумел выстроить ровные отношения со всеми крупнейшими аграрными бизнесменами страны.

Давно переориентировался на президента и еще один УДАРовец в правительстве Павел Розенко. В новом Кабмине он потерял должность министра соцполитики и получил почетное кресло вице-премьера по социалке.

Похожая ситуация и у новоиспеченного министра топлива и угольной политики Игоря Насалика. Он также прошел в парламент по мажоритарке, только в Ивано-Франковской области. В 1990-х он занимался бизнесом в сфере нефтепродуктов. Потом был нардепом и мэром городка Калуш. Нардепы от БПП в неофициальных беседах говорят, что за последние полгода Насалик хорошо сработался в Раде с Игорем Кононенко.

Показательно, что люди бывшего первого замглавы президентской фракции помогали Насалику прошлой осенью баллотироваться на пост мэра областного центра. Но ту кампанию он проиграл. Тем не менее, у Насалика есть история отношений и с совладельцем группы компаний “Континиум” Петром Дыминским. Кроме того, его назначение в Кабмин поддерживал замглавы фракции “Народный фронт” Сергей Пашинский.

Гибкость способен демонстрировать и единственный член нового правительство, который претендует на звание “технократа” – глава Минфина Александр Данилюк. Во времена Виктора Януковича он возглавлял Координационный совет по внедрению экономических реформ. Что не помешало ему получить должность замглавы АП при Порошенко.

Впрочем, Данилюк чуть ли не единственный из новоприбывших членов Кабмина имеет серьезный конфликт. За время работы в АП, он успел рассориться со своим коллегой Дмитрием Шимкивым. При чем, в этом конфликте он пользовался поддержкой первого замглавы администрации Виталия Ковальчука. Во многом стараниями последнего Данилюк и получил место в правительстве. В то время как Шимкив, несмотря на уговоры Гройсмана и президента, в Кабмин идти отказался. Люди из его окружения объясняют это тем, что Шимкив не видит возможность проводить структурные реформы в нынешней конфигурации Кабмина.

Неконфликтность и удобность большинства новоназначенных президентских министров по идее должна быть на руку Гройсману. Во-первых, маловероятно, что кто-то из них рискнет вступить в прямую конфронтацию с Гройсманом, наподобие той, которая у Яценюка была с экс-главой Минэнергоугля Владимиром Демчишиным. Во-вторых, у министров не должно возникнуть конфликтов с парламентом, как у их предшественников из числа “технократов”.

С другой стороны, не совсем понятно, как “удобные” министры будут проводить обещанные Гройсманом реформы, то есть “ломать” схемы в вверенных им отраслях и выполнять курс на деолигархизацию, который провозгласил Порошенко.

В прошлом году Арсению Яценюку удалось наладить отношения практически со всеми членами его Кабмина, за иключением Демчишина, несмотря на то, что в правительство своих людей делегировало пять фракций коалиции. Перед Владимиром Гройсманом стоит задача попроще – объединить вокруг себя представителей двух фракций. Как бывшему спикеру Рады, Гройсману будет проще коммуницировать и с депутатами.

В свое время Николай Азаров после назначения премьером заявил, что ощущает себя “первым министром в Кабмине Виктора Януковича”. Это не помешало ему пробыть премьером фактически все президентство беглого лидера Партии регионов. Владимир Гройсман, в первую очередь, должен решить, устраивает ли его подобная роль.

Максим Каменев

Источник: news.finance.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ