Почему мы не в НАТО? На вопрос президента Зеленского отвечают эксперты – политологи и военные

НАТО
FavoriteLoadingДобавить в избранное

Отношениям Украины и Североатлантического альянса почти 30 лет. За это время никто так и не понял, может ли наша страна рассчитывать на членство в НАТО.

«Почему мы до сих пор не в НАТО?» Это первый вопрос, который президент Украины Владимир Зеленский хотел бы задать американскому коллеге Джо Байдену. Об этом он заявил в интервью программе Axios на американском канале HBO. Одни назвали это коммуникационным провалом президента, мол, глава государства ничего не знает об отношениях Украины и НАТО и вообще о международной политике, альянсах, союзах, блоках. Другие слова Зеленского назвали желанием получить четкий сигнал, заинтересован ли Альянс во взаимовыгодном партнерстве.

Первые попытки

Попыток узаконить отношения с НАТО Украина делала несколько. Самая яркая случилась в 2002 году, когда на заседании СНБО решили: конечная точка в отношениях Украины с Альянсом — полноправное членство. Спустя полтора года тогдашний президент Леонид Кучма зафиксировал этот курс в военной доктрине. Но, как оказалось, ненадолго. Уже в июле 2004-го польская Gazeta Wyborcza написала: «Президент Украины возвращает ее в сферу влияния Российской Федерации, отвергая перспективы вступления государства в Европейский союз и НАТО». Далее Украину захлестнула политическая турбулентность — президентские выборы и Оранжевая революция, в результате которой после повторного второго тура выборов главой государства стал Виктор Ющенко.

Чтобы не допустить вступления Украины в НАТО, Россия может пойти на эскалацию конфликта не только через ОРДЛО

политолог
Вадим Карасев

Придя к власти, он спешно начал протаптывать тропинку в НАТО, но решительности хватило ненадолго. Сперва Украина села на «газовую иглу» РФ, а после приняла ее покровительство. Результатом дрейфа нашей страны в сторону России стало предложение прозападного Ющенко занять должность премьера пророссийскому Виктору Януковичу.

«В 2006-м премьер Янукович отказался подписать письмо о Плане действий по членству в НАТО (ПДЧ), регионалы месяцами блокировали ВР с лозунгами против Альянса, а «Батькивщина» требовала провести референдум, — вспоминает народный депутат Ирина Геращенко. — В то время общественная поддержка НАТО колебалась в пределах 35%, но идею членства дискредитировали, и ее надолго отложили». Точку в дискуссии поставили во время Бухарестского саммита Североатлантического альянса в 2008 году, когда Украина хоть и подала заявку на получение ПДЧ, но получила отказ. Далее к власти пришел Виктор Янукович, при котором Украина получила внеблоковый статус.

Новый курс

«Сегодня Украина может, конечно, задавать вопрос международным партнерам, почему мы не в НАТО. Но точно не американским, — уверен Михаил Гончар, президент Центра глобалистики «Стратегия ХХI», главный редактор журнала «Черноморская безопасность». — С ним лучше идти к немцам и французам, ведь именно они в 2008-м заблокировали предоставление ПДЧ Украине и Грузии. Кроме того, у канцлера Ангелы Меркель можно уточнить, почему она не ­видела сотрудничества Украины и НАТО и в ­2015-м, когда содействовала введению вооруженного эмбарго против Украины после вторых минских договоренностей. Тогда Меркель помчалась в Вашингтон к Бараку Обаме, чтобы уберечь его от решения поставлять Украине летальное оружие«.

Читайте также на DOSSIER:  Почему в 2021 и 2022 годах Украина может остаться без денег МВФ — главное из нового отчета Goldman Sachs

О НАТО как инструменте коллективной безопасности Украина вспомнила в 2014-м, после оккупации Россией АР Крым и начала вооруженного конфликта на Донбассе. Сначала Верховная Рада отказалась от политики «внеблоковости», а после записала в военной доктрине, что углубленное сотрудничество с НАТО для Украины снова приоритетная задача. Спустя четыре года, 7 февраля 2019-го, парламент изменил Конституцию: 334 народных депутата одобрили положение о стратегическом курсе государства на приобретение полноправного членства Украины в Организации Североатлантического договора. В ответ из штаб-квартиры в Брюсселе прозвучали размытые обещания, что членом НАТО Украина будет, но лишь когда для этого придет время. На то есть две причины. Первая — военный конфликт на Донбассе, а также оккупированный Крым. Вторая — постоянное шараханье Украины из стороны в сторону, что для таких стран, как США, выглядит странно, ведь там курс на безопасность страны не зависит от имени президента или его настроения.

Философия альянса

Что такое НАТО, на запрос Фокуса согласился ответить Глен Грант, полковник британской армии в отставке, бывший советник министра обороны Украины.

«НАТО — это история не только о том, чтобы защитить вас, но и о том, чтобы вы защищали нас, — говорит он. — НАТО — это коллективная организация, и ей может понадобиться, чтобы украинские военные поехали в Грецию, Турцию или Эстонию и боролись рядом с нами. Но как мы можем доверять государству, которое не было готово бороться за свою страну и вернуть свои земельные и морские ресурсы? У Украины нет стратегии, как показать миру серьезность своих намерений. Вы ждете, когда мы вам поможем. Что ж, тогда можете ждать вечно».

Грант уточняет, что эти слова — попытка ответить на вопрос Зеленского. Далее он рассказал бы украинскому президенту о ценностях НАТО — справедливости, доверии, верховенстве права.

«Мы не видим этих ценностей в том, как Украина относится к олигархам, которые воруют и злоупотребляют своим положением, и как защищает маленького человека от произвола власти в судах — за решеткой оказываются те, против кого недостаточно доказательств. Вы ничего не сделали для наказания людей, расстрелявших Небесную сотню», — продолжает английский военный. Он также вспоминает о необходимости реальных реформ в полиции, Министерстве обороны и Службе безопасности, а не «их имитации», а в армии нужно ввести гражданский контроль.

«Стране, в которой начальник Генштаба судится с министром обороны, не место рядом с нами. Военные должны служить, а не править. Поэтому так важен общественный контроль», — говорит Грант.

Армейский вопрос

«Если посмотреть на любую бригаду со стороны, она может показаться суперподготовленной, с опытом военных действий, способной отражать агрессию РФ. На вооружении — новая техника, на солдатах — новая форма, — говорит Александр, один из украинских офицеров, пожелавший остаться неназванным. — Но если поговорить с военнослужащими, то заметно, что внутри проблем достаточно — от коррупции до отношений в коллективах. Многие хотят получать зарплаты, как в армиях НАТО, при этом ждать пенсии и ничего не делать, только руководить, как в СССР. Сегодня большинство командиров думают, что они паны: если желают чего-то, желание должно выполняться, а какими усилиями или жертвами — неважно». По этой причине строй покидают мотивированные и опытные военные, которые не готовы встраиваться в старую систему.

Читайте также на DOSSIER:  Украина намерена разрешить двойное гражданство

Александр считает, что интерес НАТО в Украине может быть в том, чтобы со временем получить несколько десятков тысяч новых солдат.

«На первых порах это пушечное мясо, ведь наши готовы за значительно меньшую зарплату, чем в странах НАТО — $3–4 тыс., — выполнять рискованные функции и участвовать в миссиях, — предполагает военнослужащий. — Представители Великобритании или США будут задействованы на высшем стратегическом или оперативном уровне — в проведении локальных операций с минимальными жертвами, а наши — в простых, таких как патрулирование, установка блокпостов, охрана базовых лагерей, предоставление гуманитарной помощи». Притом офицер не сомневается, что украинской армии необходимы качественные изменения, которых самостоятельно не достичь: придется двигаться в НАТО.

Не референдумом единым

Общество, как и армия, все время сомневается, нужно ли Украине идти в НАТО. В начале 2010-х большинство высказывалось против. Низкий уровень поддержки эксперты объясняют непониманием, кто может быть врагом Украины, агрессивной политикой Москвы в этом вопросе и слабым представлением украинцев о НАТО. Ситуация изменилась в 2014-м, когда российская агрессия спровоцировала рост поддержки вступления Украины в НАТО. Сейчас за активное сотрудничество с Альянсом, по разным соцопросам, выступают 42–53%.

Рост доверия к НАТО среди населения не означает, что количество противников Альянса резко сократилось. Особенно на политическом олимпе. Если лет 20 тому о возможном референдуме о вступлении в НАТО говорили только коммунисты, то теперь об этом голоса звучат отовсюду. Против сотрудничества с Альянсом выступают несколько десятков народных депутатов от «Слуги народа» и вся фракция ОПЗЖ.

«НАТО разрушит нашу страну», — так на днях в интервью российскому телеканалу прокомментировал перспективы вступления в Альянс нардеп из ОПЗЖ Виктор Медведчук.

Почему мы не в НАТО — лучше спрашивать не у США, а у Германии — в 2008-м она заблокировала пре­достав­ле­­ние ПДЧ, а в 2015-м выступала против передачи летального оружия Украине

Позицию тех, кто против, политолог Вадим Карасев объясняет так: «Для России вступление в НАТО стран Балтии, Польши, Венгрии было неприятным — оно не соответствовало представлениям РФ о коллективной безопасности. Что уж говорить об Украине — это «красная линия». Если Украина ее перейдет, то неизвестно, как будет действовать Россия. Чтобы не допустить вступления Украины в НАТО, она может пойти на эскалацию конфликта не только через ОРДЛО».

Притом Карасев помнит, что курс в НАТО закреплен в Конституции. Изменить это будет сложно.

«Решение о НАТО — это вопрос консенсуса элит. Так было во всех европейских странах. В Украине его нет, — замечает он и вспоминает идею о референдуме: — Он мог бы ратифицировать решение элит, как, например, было в Венгрии. Но сейчас проводить в Украине референдум опасно — подавляющей поддержки не будет, и такой результат лишь усилит противоречие, особенно в восточных и южных регионах Украины. Рядом Россия — это не шутки».

Читайте также на DOSSIER:  От Коломойского к Ахметову. Как на "Центрэнерго" со спецназом сменили топ-менеджмент и кто им теперь управляет

«Никаких референдумов и опросов проводить в Украине уже не надо, — парирует Михаил Гончар. — Путь в НАТО — решение политического руководства конкретного государства. Парламент и президент избираются на демократических выборах, чтобы потом отвечать за вопросы национальной безопасности и обороны». В этом смысле интересен опыт Черногории — маленькой страны с огромным пророссийским влиянием. В 2017-м она стала полноправным членом НАТО. И не после референдума, которого требовали просербские и пророссийские политики, а вследствие решения руководства страны, которое четко сказало: «Цель Черногории — получить членство в ЕС и НАТО, что прямо записано в Конституции. Руководство должно выполнять прямое требование главного закона».

Что касается референдума, то его действительно проводили, но лишь в двух из тридцати странах ЕС — Венгрии и Словении. Там большинство граждан одобрили курс в НАТО.

Ныне украинский парламент активно взялся за выполнение «домашнего задания» Альянса. Первый вице-спикер ВР Руслан Стефанчук заверяет: интеграция в НАТО — приоритет внешней политики Украины, поэтому в 2021-м парламент хочет рассмотреть около 40 из 60 необходимых для этого документов. В том числе — законопроект о реформе СБУ. Это, как говорят эксперты, станет тестовым заданием, за выполнением которого пристально следят из Брюсселя. Особенно после того, как в 2020-м Украина получила статус партнера с расширенными возможностями. Далее — только получение Плана действий по членству в НАТО. Но когда это случится, никто сказать не может.

«Это будет скорее геополитическое, коллективное решение тридцати стран — членов НАТО, — говорит Егор Чернев, народный депутат от фракции «Слуга народа» и председатель Постоянной делегации Украины в Парламентской Ассамблее НАТО. — Украине важно доказать, что мы не только достойны, но у нас в государстве единое мнение на этот счет. Да, на местных телеканалах мы можем дебатировать, как и когда идем в НАТО, но если выходим на международную арену, то нельзя посылать двухзначных сигналов о внутренних разногласиях».

Во время подготовки к безвизу с ЕС Украине пришлось выполнить 144 задания. На пути к Альянсу таких гораздо больше. Но все они не о том, как понравиться международным партнерам, а о том, как провести реформы политической, экономической, правоохранительной и военной сфер.