Вопрос недели: почему Украина до сих пор не в НАТО

НАТО
FavoriteLoadingДобавить в избранное

«Почему мы до сих пор не в НАТО?» ‒ таким был бы первый вопрос, который президент Украины Владимир Зеленский поставил бы американскому президенту Джо Байдену. Провокационность и одновременно безапелляционность этого тезиса, который украинский глава государства обнародовал в интервью программе Axios, разожгло дискуссии в соцсетях, экспертных кругах и это точно не останется незамеченным за океаном ‒ в Белом доме.

В этом тезисе намиксировано сразу несколько вызовов, которые формируют некий гордиев узел, разрубить который одним лишь решением о вступлении Украины в НАТО вряд ли удастся.

С одной стороны, в Украине с 2014-го года продолжается война за восстановление суверенитета и территориальной целостности, и все больше граждан позитивно оценивают преимущества вступления в НАТО как способ закончить ее и заручиться в сфере безопасности гарантиями на будущее. Если в 2012 году на НАТО как источник безопасности полагались лишь 13% украинцев, то в мае 2014-го ‒ уже 33%, а в декабре 2014-го ‒ 44%. По результатам опроса Киевского международного института социологии (КМИС), обнародованного в ноябре 2020-го, 41% украинцев считают, что страна должна стремиться к членству в НАТО, а еще 37,1% заявили, что Украина должна быть нейтральным или внеблоковым государством. Интересно, что сразу после нападения России на Крым и Донбасс количество сторонников вступления в НАТО было значительно выше ‒ в 2015-м году социологи зафиксировали цифру в 75% сторонников присоединения Украины к Альянсу в случае проведения референдума по этому вопросу.

С другой стороны, за последние годы НАТО как структура пережила существенные изменения акцентов, а президентство Дональда а вообще ознаменовало собой кризис в дальнейших перспективах существования Альянса.

Наконец, одного желания Украины или нового президента США для вступления в НАТО недостаточно. Об этом понятно и без лишних аргументов. Однако возможен ли прогресс в данном вопросе с началом каденции президента Джо Байдена в США?

Вопрос к самим себе

Ключевые задачи для вступления в НАТО должна выполнить именно Украина. А для исторической справедливости вопрос «почему мы до сих пор не в НАТО» следовало бы задать всем предыдущим президентам и правительствам Украины. То есть, себе в первую очередь.

Читайте также на DOSSIER:  ВЫПУСК ЗА ПЕРИОД 29.11.2021-05.12.2021

Кроме вопроса реформирования армии и увеличения оборонного бюджета, стоит учитывать и ряд геополитических раскладов.

Стоит отдать должное ‒ за последние 2 года для вступления в НАТО сделано больше, чем за все годы независимости. Так, в феврале 2019-го Верховная рада 334 голосами внесла поправки в Конституцию, которые закрепили курс на полноправное членство в ЕС и НАТО.

Кроме того, с июня 2020 года Украина является одним из шести государств со статусом партнера НАТО с расширенными возможностями в рамках Инициативы оперативной совместимости партнерства. Такой статус дает стране расширенные возможности для ведения диалога и развития сотрудничества с государствами-членами Альянса.

А в течение всего прошлого года правительство Дениса Шмыгаля методично принимало решения о денонсации и выходе из ряда договоров с СНГ, в рамках которых Украина должна была делиться своими разведывательными и другими данными, сотрудничать с различными межгосударственными органами в структуре, которая стала геополитической опорой государства-агрессора после распада СССР.

Еще одним вызовом для Украины остается вопрос переформатирования Минских договоренностей, ведь нынешние предусматривают ряд рисков в сфере безопасности ‒ речь идет об осуществлении политической части соглашений. Данный фактор также может не способствовать вступлению в НАТО, ведь по нынешнему плану Кремля после возвращения Украине временно оккупированных территорий, они должны получить больше автономности и могли бы заблокировать дальнейшее продвижение нашего государства в структуры Альянса.

Еще больше вопросов к успешности других реформ. Ведь НАТО ‒ это не только военные, но и экономические возможности. А в этом направлении еще очень много работы ‒ продолжение судебной реформы, снижение уровня коррупции, реформа силовых структур, в частности СБУ. И это уж точно не компетенция Джо Байдена, Белого дома или того же НАТО.

А вот миф о том, что в НАТО не принимают стран-участниц, на территории которых продолжается вооруженный конфликт неоднократно разоблачали юристы-международники. Это означает, что Украина может подавать заявку на членство, однако и здесь есть ряд «но».

Читайте также на DOSSIER:  Зеленский пообещал онлайн-выборы. Вот почему их не будет

Изменение акцентов

Речь идет прежде всего об изменениях акцентов относительно внешней политики в администрации самого Джо Байдена, который в эти дня должен представить свое видение этого вопроса. Поскольку в его заявлениях и выступлениях речь идет об активном участии США в геополитических делах мира, вероятно, среди приоритетов будет и активизация роли Америки в такой структуре, как НАТО. Предшественник Байдена, Дональд Трамп, планировал уменьшение финансирования структур НАТО и вообще последовательно критиковал партнеров относительно их долевого финансового участия в Альянсе. Поэтому в целом риторика и атмосфера среди стран-участниц не слишком способствовала активной позиции этой организации. К тому же, в то время как США показывали слабость, некоторые страны-члены НАТО демонстрировали нарочитую самостоятельность и влияние в определенных регионах мира, например, Турция.

Еще один интересный вопрос, по поводу которого возникают дискуссии в самой организации безопасности ‒ как создать предохранители для того, чтобы политически мотивированные внешние вопросы отдельных стран-членов НАТО не подрывали работу всей организации и ее стратегические цели. В этом контексте упоминаются длительные непростые отношения между Украиной и Венгрией, исправлять ошибки в которых все же большая компетенция Украины и ее первых лиц, а не США и их президента.

Ближе всего Украина была к своему первому шагу по интеграции в Северо-Атлантический Альянс в 2008 году. Именно во время саммита в Бухаресте Украина надеялась получить так называемый План действий по членству в НАТО (ПДЧ). Украина тогда его не получила. Во-первых, тогда украинская власть была слишком слабой для решительного продвижения в Альянс, а состояние украинской обороноспособности вызывало слишком большой перечень вопросов даже для такого шага, как предоставление ПДЧ. Во-вторых, с решительным протестом против ПДЧ для Украины выступили делегации Франции и Германии.

Сейчас ситуация изменилась и в вопросах усиления обороноспособности Украины, и в отношении западных партнеров, и со сменой руководства в США. Несмотря на то, что в украинских реалиях хоть и медленно, но все же происходят реформы и в других сферах, вероятность членства в НАТО растет.

Читайте также на DOSSIER:  Второй срок Зеленского онлайн: как на Банковой готовятся к следующим выборам

Однако задавая провокационный вопрос Джо Байдену, следует помнить и еще об одной важной истории, которая произошла с нашей страной-соседкой ‒ Грузией. Она так же претерпела военную агрессию со стороны России, информационное давление и имеет множество внутренних вызовов, инспирированных не без помощи Кремля. Однако уже в этом году на саммите НАТО именно у Грузии есть все шансы получить ПДЧ быстрее, чем его предоставят Украине.

Пока и в США, и в Европе действительно рассматривают Украину как некий «щит»: пока мы противостоим России, Запад вроде как находится в иллюзии безопасности. Однако именно западные партнеры Украины совершенно четко осознают, что война за Донбасс и Крым ‒ это вопрос безопасности всего мира и своими действиями Россия изменила само содержание всех договоренностей и международных отношений. Именно поэтому Украине, прежде всего, стоит закончить все свои «домашние задания», после чего вступление в НАТО станет вполне понятной историей так, как это сейчас происходит на примере Грузии. И даже это не означает, что Украина изменит планы агрессора относительно ее территории. Однако точно сможет рассчитывать на собственную способность противостоять врагу и гарантировать безопасность своим гражданам. Не задавая вопросов президентам других стран.

Александр Радчук