ГБР хочет посадить Черновол: Зачем подняли дело шестилетней давности

FavoriteLoadingДобавить в избранное

«Перед тем как в чем-то обвинять госпожу Черновол, ее надо психиатрически обследовать», – говорит 112.ua руководитель центра «Третий сектор» Андрей Золотарев. Эпатажность поступков Татьяны Черновол и в самом деле не укладывается в образ даже самого злостного революционера и самого непримиримого борца с режимом. Последняя ее выходка имела место в январе текущего года: тогда Черновол перелезла через забор с колючей проволокой, которым обнесено здание Государственного бюро расследований, а затем сорвала брифинг первого заместителя директора ГБР Александра Бабикова, да еще и швырнула в него мобильный телефон. Сейчас ГБР пытается посадить бывшую депутатку под домашний арест. Но дело здесь, конечно, не в заборе.

Что инкриминируют Черновол

История началась 10 апреля – в этот день к Черновол пришли следователи ГБР с обыском. Они пришли к ней под Киев – там в одном из сел области экс-депутат живет в частном доме с родителями и двумя своими детьми. В постановлении, которое принесли работники Бюро, сказано, что дело касается событий, которые произошли 18 февраля 2014 года. Тогда во время Революции достоинства митингующие подожгли офис Партии регионов в правительственном квартале. Вследствие этого погиб человек.

Человека звали Захаров Владимир Константинович, 1948 года рождения, к Партии регионов он имел опосредованное отношение, а если совсем точно, то не имел никакого. Просто работал в офисе ПР. Запомните эту деталь, так как позже мы к ней вернемся. Захаров умер от того, что задохнулся в дыму. Таким был официальный вывод еще в 2014 году. А в 2020-м ГБР выдвинуло Черновол обвинение в умышленном убийстве.

В подозрении, выдвинутом Черновол, сказано следующее: «Подозреваемая руководила действиями группы лиц и непосредственно участвовала в поджоге здания в центре Киева на улице Липской, в которой находился офис одной из политических партий. В результате пожара погиб работник 1948 года рождения, который находился в помещении партийного офиса». ГБР также нашло и опубликовало видео с фрагментом записи 6-летней давности:

А теперь начинается самое интересное: сама обвиняемая не отрицает факта поджога. Этим самым она, мол, пыталась отвлечь силовиков, которые тем временем начали стрелять на Майдане. При этом однако обвинение в убийстве Черновол считает… откровенно сфабрикованным.

«Я признаю то, что я принимала участие в Революции достоинства. Я принимала активное участие, в частности, и 18 февраля 2014 года, от самого утра до самого утра следующего числа. Я поджигала офис Партии регионов, чтобы отвлечь карателей от Мариинского парка, которые начали убивать активистов Майдана. Да, я это делала. Но показания я сейчас давать не буду по той причине, чтобы не дать им возможность привлекать других майдановцев по моим показаниям», – заявила Черновол на лестнице ГБР перед тем, как пройти внутрь и отказаться от показаний.

А тем временем в самом ГБР настаивают на том, что никакого политического подтекста в деле нет. Расследование опирается на доказательную базу, собранную МВД в постмайданные годы. В 2017-м, говорят в ГБР, дело попало в Управление спецрасследований Генпрокуратуры, где его «положили под сукно». Возможно, это было связано с тем, что в те времена Татьяна Черновол была депутатом Верховной Рады, избранным от партии «Народный фронт».

Тогда ее оберегал иммунитет, а также двое влиятельных однопартийцев – Сергей Пашинский и Арсен Аваков. Однако даже во времена депутатства Черновол «уголовное производство было передано для осуществления досудебного расследования в Управление специальных расследований ГПУ», объясняет и. о. директора ГБР Александр Соколов. Но, добавляет он, проблема в том, что сотрудники упомянутого управления устранились от расследования и палец о палец не ударили в этом деле.

Читайте также на DOSSIER:  Большинство украинцев не хотят, чтобы Зеленский шел на второй срок. Он намекал, что одной каденции может не хватить

Видимо, сейчас пришла пора заполнять те лакуны, но есть одна проблема. Проблема имеет длинное название: закон «О недопущении преследования и наказания лиц по поводу событий, которые имели место во время проведения мирных собраний». Этот закон был принят достаточно оперативно после завершения столкновений на Майдане, которые, как известно, продолжались с 18 по 20 февраля 2014 года. Уже 21 февраля упомянутый выше документ своей подписью завизировал тогдашний «временный президент» Украины Александр Турчинов. Закон вступил в силу на следующий день после своего опубликования. Таким образом, Татьяна Черновол и другие участники Революции достоинства вот уже шесть лет как имеют в кармане индульгенцию.

Три взгляда на один закон

Правда, с таким положением вещей не согласны представители нынешней власти. Еще 20 февраля генеральный прокурор Ирина Венедиктова (а на тот момент – и. о. директора ГБР) заявила о том, что вышеупомянутый закон (который ради лаконичности называют «законом об амнистии) не соответствует правовым нормам. Позже, во время представления ее парламенту как кандидата в генпрокуроры, Венедиктова подтвердила, что остается на тех же позициях.

Но пока принятый в 2014 году акт действует, он защищает Татьяну Черновол и других майдановцев. «Закон об амнистии отменить нельзя, это единовременный акт, который невозможно «отыграть назад». А фантазии Венедиктовой на эту тему не имеют отношения к реальности», – заявляет в комментариях нашему изданию политолог Кирилл Сазонов.

С таким мнением не соглашается директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник: «Закон об амнистии необходимо отменять или, как минимум, видоизменять. Потому что есть положение о равенстве всех сторон в судебном процессе. Это во-первых. А, во-вторых, освобождение от ответственности участников Майдана делает невозможным или крайне затрудняет расследование этой категории дел. Если одна сторона остается вне следствия, это разрушает общественное доверие к любому расследованию. Поэтому без отмены этого закона невозможно завершение дел Майдана – ни с юридической, ни с общественной точки зрения».

Кроме того, говорит он, документ, о котором идет речь, вообще некорректно называть законом об амнистии. «Амнистия – это прощение, а не признание лица невиновным и не снятие с него вины. Президент мог бы амнистировать участников Майдана, но только после завершения расследования, после вступления в законную силу судебных приговоров – как для участников протестов, которые перешли от мирной фазы к вооруженной, так и для правоохранителей, которые перешли законную грань и убивали людей», – настаивает Бортник.

А его коллега по цеху Андрей Золотарев занимает, так сказать, промежуточную позицию. «В законе «Об амнистии» есть определенные противоречия. И если в нем говорится о том, что от ответственности освобождаются участники массовых протестов, а Черновол фигурирует в деле о поджоге офиса Партии регионов, который не был местом проведения акций протеста, то этот эпизод можно выделить. К тому же погибшего во время поджога отнесли в состав Небесной сотни, а, следовательно, о какой амнистии идет речь?» – спрашивает Золотарев.

То, что он говорит, является правдой: вышеупомянутый Владимир Захаров принадлежит к числу Героев Небесной сотни. И хотя он является случайной жертвой обстоятельств, а не пассионарием, который сознательно шел на баррикады, это не влияет на его официальный статус. То есть получается, что Татьяна Черновол причастен к смерти одного из «своих». Это кардинально меняет взгляд на ее дело.

Но кем бы ни был погибший и кем бы ни была Черновол, «так называемый закон об амнистии противоречит теории права. Если уж провозглашать амнистию, то для всех, а не выборочно. То есть признать, что это была одна трагедия на всех. Иначе, уверена власть, в дальнейшем военнослужащие и правоохранители будут приносить присягу, имея перед глазами опыт тех, кто оставался верным государству в 2013-2014-м? Да, у меня тоже не очень хорошее отношение к бывшему «Беркуту» – за его чрезмерную жестокость и культивирование такой жестокости. Но в целом это плохой пример для государства, это деморализует тех, кто стоит на страже его интересов», – убежден Золотарев.

Читайте также на DOSSIER:  Почему власть провалила реформу армейского питания и чем на самом деле измеряются стандарты НАТО — интервью с военным экспертом

А по делу Черновол эксперт добавляет следующее: «Госпожа Черновол не делала ничего, что шло бы вразрез с указаниями, полученными ею от Сергея Пашинского. И если она ударила себя по пальцу молотком, то здесь надо винить руку».

Любовь во время карантина

К Сергею Пашинскому, который всегда опекал и поддерживал свою молодую коллегу (еще с момента избиения Татьяны Черновол в конце 2013-го), также есть немало вопросов. В свое время ходили слухи о его причастности к снайперам, которые расстреливали Майдан. Разумеется, сам экс-нардеп подобную информацию опровергал.

Но прийти сейчас и в очередной раз поддержать свою преданную соратницу Пашинский не мог – на этот момент он находится под домашним арестом, который суд продлил до 25 мая. Это его дело связано не с Майданом, а с нанесением телесных повреждений гражданину Вячеславу Химикусу, которому Пашинский 31 декабря 2016 года выстрелил в ногу (по версии Химикусу,за сделанное нардепу на дороге замечание).

Вместо Пашинского солидаризироваться с Черновол пришли депутаты из «Европейской солидарности», а также политики по де-факто уже не существующего «Народного фронта». «Вся фракция «Европейской солидарности» готова принять госпожу Татьяну Черновол на поруки, все 27 наших депутатов. Большинство из нас здесь есть», – заявила 14 апреля Ирина Геращенко.

Несмотря на карантин, под Печерским судом, который выбирал для Черновол меру пресечения, не было где яблоку упасть. Лица топовых политиков (таких, как, например, Петр Порошенко, Арсений Яценюк и Александр Турчинов) были узнаваемыми даже под масками – политическая элита не испугалась вируса, но про респираторы таки позаботилась заранее.

Впрочем, Танины соратники зря подвергали себя угрозе заражения: в тот день Фемида так ничего и не приняла. Ибо защита Черновол заявила об отводе знаменитому «печерскому» судье Сергею Вовку, который должен был избирать меру пресечения, после чего Вовк объявил перерыв на неопределенное время.

«Дело Черновол, – комментирует Руслан Бортник, – как представляется, вообще не связано с пересмотром отношения власти к событиям Майдана. Оно больше напоминает дела Федины и Зверобой. То есть речь о том, что власть оказывает давление – законное, но давление – на представителей радикальной правой оппозиции. Им подают знак, что, мол, если они и дальше будут лазить через заборы, атаковать власть, то и она в ответ также будет прибегать к самозащите».

Эксперт резюмирует: «Власть, демонстрируя определенного рода правоохранительную активность по отношению к наиболее радикальных своим оппонентам (а это касается и Порошенко, и представителей «Народного фронта»), сигнализирует, что она при необходимости может зайти еще дальше. Но пока что все это игра пешками».

Месть за Порошенко?

Конечно, в рядах оппозиции пешками себя никто не считает. Бывший президент, а ныне народный депутат Петр Порошенко назвал дело против Черновол «победой сил реванша» и призвал Владимира Зеленского прекратить это своеволие.

«Это сегодня имеет ужасный символизм. Это означает победу антимайдана. Победу сил реванша. Я думаю, что очень символично, когда адвокат Януковича обыскивает и выдает подозрение и пытается арестовать вдову героя АТО, мать двух детей, активистку Майдана, на которую было совершено покушение. Символично, когда они выпускают бойцов «Беркута», которые расстреливали Майдан, и арестовывают активистов Майдана», – сказал Порошенко.

Говоря об адвокате Януковича, Порошенко имеет в виду Александра Бибикова, нынешнего первого заместителя главы ГБР. Эту фамилию упоминает и глава МВД Арсен Аваков. Он вообще обратился к Бибикову напрямую и в достаточно резких выражениях.

Читайте также на DOSSIER:  Успеют ли сломать новорожденный рынок земли

«Адвокат Януковича, господин Бибиков. Вы, как руководитель ГБР, наплевали на конфликт интересов и инспирировали дело против Татьяны Черновол – личного врага Януковича. Дела нет, есть только ваша жажда мести. Господин Бибиков, я тоже был на Майдане 18 февраля 2014 года. Я такой же, как Таня, приходите ко мне, жду. Попробуйте. А лучше пойдите к черту с госслужбы или к Януковичу обратно», – посоветовал Аваков.

А между тем в экспертной среде говорят о том, что целью ГБР является не только и не столько Татьяна Черновол. Мнение Руслана Бортника по этому поводу мы приводили выше. Он настаивает на том, что власть направляет оппозиции очевидные сигналы, которые должны сдерживать ее в определенных рамках. А вот Кирилл Сазонов видит ситуацию иначе. В разговоре с  112.ua он вспоминает о совсем свежем «кейсе», тоже связанном с работой ГБР, а именно вызовом в Госбюро главного идеолога декоммунизации и нардепа от ЕС Владимира Вятровича.

Причина вызова – обвинения «слуги народа» Максима Бужанского, который подозревает Вятровича в нецелевом использовании средств, выделенных на проведение международного форума, посвященного 85-й годовщине памяти жертв Голодомора.

«Что касается Вятровича, – комментирует Сазонов, – то здесь фракция Коломойского (в лице Бужанского) ищет пути примирения с Россией. А отыграться на Вятровиче – самый простой путь. Вятрович, Федина, Зверобой – по всем ним работает группа, которая в принципе не приемлет Майдан, а Порошенко эта группа выносит за скобки, ибо это для Зеленского – отдельная мишень».

Сазонов призывает не смешивать в одном казане нелюбовь к вышеперечисленным персонажам и антипатию по отношению к экс-президенту. Да и в целом нынешнюю активность ГБР он не рассматривает как месть со стороны Госбюро за то, что Петр Порошенко ему пока не по зубам.

«Дела Порошенко стоят отдельно, – еще раз подчеркивает Сазонов. – На него будут охотиться – недаром же увольняли Рябошапку с должности генпрокурора. Именно потому, что он с этой задачей не справился. Венедиктова возьмется за это активнее, ибо, судя по всему, своей репутацией, в отличие от Рябошапки, она готова жертвовать».

При этом однако ситуативное депутатское большинство в составе «Слуги народа» и «Европейской солидарностью» будет возникать и в дальнейшем, убежден Сазонов. Потому Порошенко – Порошенко, но «есть общие интересы, есть бизнесмены – по обе стороны баррикад», –  объясняет он. «Хотя, в конце концов, «Европейская солидарность» – не такая уж большая фракция, чтобы от нее возникала критическая зависимость. Всегда найдутся те, кто подставит плечо: та же депутатская группа «Доверие» или же депутатская группа «За будущее», – говорит Сазонов.

Итак, ради бизнес-выживания нардепы из ЕС постараются не испортить отношения с президентской фракцией, потому что не у них на руках так называемая «золотая акция». В конце концов, Порошенко и Черновол – явления «мимолетные», а вот деньги… Деньги – они вечные.

Наталья Лебедь