«Дело Черновол»: пробелы следствия или новая трактовка истории Евромайдана?

FavoriteLoadingДобавить в избранное

Активистку Евромайдана Татьяну Черновол обвиняют в умышленном убийстве сотрудника офиса «Партии регионов» в феврале 2014 года. DW — о деле, которое может стать знаковым.С начала трагических событий на киевском Евромайдане прошло уже семь лет, но в расследовании тех событий еще не поставлена точка. На этой неделе сотрудники Государственного бюро расследований (ГБР) предъявили депутатке прошлого созыва Верховной рады, а ныне функционеру партии «Европейская солидарность» Татьяне Черновол обвинение в убийстве. Ей вменяют, что в знаковый для протестов день — 18 февраля 2014 года — она руководила поджогом офиса «Партии регионов» экс-президента Виктора Януковича. Отравившись угарным газом, в здании на улице Липской в центре Киева тогда погиб 65-летний инженер офиса Владимир Захаров.

Бутылки с «напалмом» для офиса «Партии регионов»

Согласно тексту обвинительного заключения, опубликованного самой Черновол, следователи исходят из того, что именно она договорилась о поджоге с «неустановленными лицами», призывала бросать в окна бутылки с «напалмом», к тому же подняла роллет над окном, в который неизвестный следствию мужчина бросил одну из таких бутылок.

Вручение обвинительного заключения Черновол и ее однопартийцы превратили в политический митинг. «Вы пытаетесь сейчас сделать из Татьяны человека, виновного в Революции Достоинства… Мы Татьяну одну не оставим, она находится под охраной украинского народа», — предостерегал пятый президент Украины Петр Порошенко.

Адвокат Черновол Ирина Кузина заверяет DW: обвинительное заключение содержит многочисленные неточности, а экспертизы, на которые ссылается документ, наоборот, доказывают невиновность ее подзащитной. Выступая на заседаниях по избранию меры пресечения, активистка, ставшая жертвой жестокого нападения еще в начале Евромайдана, называла штурм офиса «Партии регионов» «самозащитой». «В тот момент начались убийства майдановцев в Мариинском парке… Надо было отвлекать внимание карателей. Именно поэтому я участвовала в штурме», — говорила Татьяна Черновол.

Читайте также на DOSSIER:  Медведчук может стать премьером после внеочередных выборов Рады и формирования коалиции СН и ОПЗЖ - СМИ

Владимир Захаров, в убийстве которого обвиняют Черновол, — один из 14 погибших во время событий 18 февраля, когда мирное шествие евромайдановцев к Верховной раде переросло в жестокие столкновения с «антимайданом» и милицией. Многомесячные протесты в центре Киева приближались к трагической развязке, до бегства Виктора Януковича оставалось три дня.

Смерть в переулке

На сегодняшний день в суде точно установлены обстоятельства лишь одной смерти 18 февраля — защитника Евромайдана Сергея Дидыча. Его в Крепостном переулке насмерть сбил другой протестующий — Леонид Бибик, управляя милицейским ГАЗом. Грузовик он захватил буквально за пару минуту до этого, чтобы наехать на милиционеров, дравшихся с протестующими.

Дидыча в этот момент бил по голове резиновой дубинкой боец харьковского «Беркута» Андрей Ефимин. Грузовик сломала Ефимину ногу, а Дидыч погиб на месте.

Леонид Бибик пока остается единственным протестующим, которого судили за преступления на Майдане. Прокуратура обвинила его в угоне автомобиля и нарушении правил дорожного движения, которое привело к ранению и смерти. Однако Печерский райсуд Киева в марте 2016 года освободил Бибика от ответственности по принятому 21 февраля 2014 года закону о недопущении преследования участников протестов.

Вдова Дидыча обжаловала вердикт суда. По мнению ее адвоката Евгении Закревской, Бибик не попадает под действие этого закона, поскольку речь идет о преступлении одного евромайдановца против другого. Дело вернули на повторное рассмотрение. Оно тянется до сих пор.

«Беркутовца» Андрея Ефимина наказали за превышение служебных полномочий в мае 2016 года. Подольский райсуд назначил ему три года испытательного срока с запретом работать в правоохранительных органах. Он признал вину и дал показания против своего командира Владислава Лукаша, которого продолжают судить за силовой разгон мирного шествия.

Читайте также на DOSSIER:  «Пленки Деркача» подготовил Онищенко – Минфин США

Расследования продолжаются

Закон о непреследовании участников Евромайдана действует до сих пор, но не распространяется на дела об умышленном убийстве. Поэтому Татьяне Черновол — если ее вина будет доказана — может угрожать реальное наказание.

До сих пор однако привлечь к ответственности по этой статье пытались только одного евромайдановца — Ивана Бубенчика. В 2016 в интервью он признался, что лично застрелил двух «беркутовцев» утром 20 февраля. Через два года следователи департамента по делам Майдана официально предъявили ему подозрение в двойном умышленном убийстве и пытались арестовать. Но после вмешательства в дело генпрокурора Юрия Луценко действия Бубенчика переквалифицировали в посягательство на жизнь милиционеров, а это преступление попадало под закон об освобождении от ответственности за участие в протестах.

Что касается Черновол, то Сергей Горбатюк, который руководил расследованиями «дел Майдана» в Генпрокуратуре до осени 2019 года, утверждает: под его руководством у следствия не было претензий к революционерке, в смерти Владимира Захарова даже не усматривали насильственных действий. Следователи ГБР, которым Генпрокуратура передала дело вместе с другими «майдановскими» расследованиями, судя по официальным документам, смотрят на события 18 февраля 2014 года под офисом «Партии регионов» иначе.

Новая трактовка событий 18 февраля 2014 года

Сама Черновол объясняет расследование против себя местью первого заместителя директора Бюро Александра Бабикова. Он работал адвокатом в фирме, защищавшей экс-президента Виктора Януковича, и даже участвовал в одном из заседаний. Его назначение в следственные органы, которые получили в наследство «дела Майдана», взволновало многих. В ноябре 2020 года Бабикова уволили из Госбюро расследований.

Многие активисты Евромайдана сейчас возмущены самим фактом расследования против «майдановцев». Они обращают внимание на то, что в обвинительном заключении Черновол следователи предлагают новую трактовку событий 18 февраля: ГБР называет их «массовыми беспорядками, которые сопровождались погромами». А ведь еще четыре года назад в судебных документах по Бибику или Ефимину речь шла о «незаконном силовом разгоне мирной акции».

Читайте также на DOSSIER:  О реформировании системы органов уголовной юстиции: все печально

Украинское государство за эти годы должно было прийти к хоть сколько-нибудь консолидированному мнению о событиях на Майдане, основываясь на опыте и нормах международного права, считает исполнительная директор Amnesty Internationalв Украине Оксана Покальчук.

«Иначе, когда каждая новая власть будет трактовать все по-своему, не пользуясь ни экспертными социологическими и юридическими позициями, ни общественным диалогом, — народ будет чувствовать фрустрацию и терять доверие к государственной власти», — указывает она.