Осторожно, двери закрываются: Почему дел против Порошенко снова поубавилось? - DOSSIER

Осторожно, двери закрываются: Почему дел против Порошенко снова поубавилось?

Здесь нетрудно сбиться со счета, но дел, возбужденных против бывшего президента Украины Петра Порошенко, начисляется 24. Впрочем, уже 23. Адвокат Порошенко Илья Новиков проинформировал 8 июля, что одно из них (а именно то, которое касается уклонения от уплаты налогов с доходов ЧАО «Завод «Кузница на Рыбальском») закрыли. В подтверждение своих слов Новиков продемонстрировал постановление от начальника Третьего следственного отдела Первого управления организации досудебных расследований ГБР Олега Корецкого.

Кстати, в своем недавнем интервью Янине Соколовой Петр Порошенко сообщил, что уголовных производств до недавнего времени было больше, но три из них уже закрыли. О каких эпизодах идет речь, он не уточнил, но добавил, что преследование его происходит по личному указанию Владимира Зеленского.

Ясность в вопрос внесла глава Офиса генерального прокурора Ирина Венедиктова. Она подтвердила, что обвинений в отношении экс-президента поубавилось. «Три производства – относительно назначения премьер-министра из-за отсутствия коалиции, вмешательство в деятельность Окружного административного суда Киева, назначение членов Высшего совета правосудия – были закрыты из-за отсутствия состава преступления», – сказала она. И тут же добавила, хотя и без подробностей, зато возникло новое дело – по заявлению главы Службы внешней разведки.

Венедиктова в комментариях для прессы ничего не сказала о деле «Кузницы на Рыбальском», что и неудивительно. На момент ее выступления не было известно о том, что следователь Корецкий решится на подобный демарш. Ведь закрытие дела было именно демаршем, а не рядовым следственным действием. Олег Корецкий использовал этот повод, чтобы заявить на всю страну: не по собственной воле он возбуждал это дело, на него давили и от него требовали поступать противоправно.

Но теперь, мол, справедливость берет верх. И все было бы прекрасно, но есть пазлы, которые не укладываются в эту историю. Пазлы из бэкграунда самого Корецкого.

Сам сказал

Олег Корецкий изъявил желание напрямую пообщаться с журналистами. Он выбрал три медиа: «Главком», «Цензор.Нет» и телеканал «Прямой». В интервью, напечатанном сайтом «Главком», Корецкий рассказывает, как начиналось и продолжалось преследование Петра Порошенко. По его словам, все было так.

Полтора месяца назад заместитель директор ГБР Александр Бабиков и руководитель Главного следственного управления Максим Борчаковский требовали от Корецкого вызвать Петра Порошенко по поводу «всех уголовных производств».

«Я говорю: «Подождите! Чего мы должны вызвать его по всем уголовным процессам, если мы уже в половине допросили его? Мы не будем такими глупостями заниматься». Там, где мы Порошенко не допросили, однозначно, мы направим повестки. А там, где мы его допрашивали, мы не будем еще раз это делать. Зачем? Я три месяца назад уже начал настаивать, что давайте будем принимать решения в делах, закрывать производство, потому что уже все сроки нарушаются. Тогда, я так понимаю, стал им неугоден, и они мне говорят: «Мы тебя здесь не видим, уходи!». Я сказал, что не буду сам увольняться. В ответ: «Тогда мы тебя сократим». Говорю: «Попробуйте, сокращайте, будем судиться», – говорит Корецкий.

Читайте также на DOSSIER:  Реакция "демокоррупционеров" показывает, насколько точно мы попали в цель – Деркач

Далее он рассказывает, что информировал Бабикова об отсутствии в «деле Семочко» состава преступления. Речь, напомним, об обвинении в адрес Порошенко по принуждению им председателя Службы внешней разведки Егора Божка к превышению власти и незаконному назначению на должность заместителя главы СВР Сергея Семочко.

Дело Семочко, утверждает Корецкий, выглядело как одно из наименее перспективных. Однако генпрокурор Венедиктова сама сообщила о подозрении экс-президенту. «Она на себя взяла всю полноту ответственности. Ей в дальнейшем и отвечать, если там будет оправдательный приговор», – говорит Корецкий.

Он добавляет, что Венедиктова имеет «на 100%» воздействие на ГБР и на ее харьковскую команду (Венедиктова работала в Харьковском национальном университете им. Каразина). «Даже чтобы подписать подозрение относительно Семочко… Оно же не просто так появилась. Больше вам скажу, относительно Семочко прокурор, который сначала вел это уголовное производство, не хотел подписывать подозрение. И его поменяли на человека, который согласился подписать», — добавляет Корецкий.

Он говорит журналистам, что не предупреждал руководство ГБР о том, что сделает заявление относительно дел Порошенко. «Они сказали, что не видят меня [на должности], хотя я считаю, что они просто боятся правды. Это такая политика двойных стандартов», – утверждает он.

Теперь герой дня ждет своей отставки. «Думаю, что, скорее всего, сегодня (речь идет о 8 июля) постараются меня уволить. В связи с законными действиями или незаконными, или с прогулами – не знаю. Это вопрос к ним. Ясно, что это решение будет незаконным, ясно, что его я буду обжаловать через суд. Что касается их дальнейших действий, то они могут и обыски прийти у меня проводить, могут задержать. Это такие люди», – убежден Корецкий.

Впрочем, по состоянию на сейчас о каких-либо репрессивных действиях в отношении Корецкого неизвестно. Хотя в самом ГБР не только опровергают все сказанное их сотрудником, но и напоминают: «Действия указанного работника содержат отдельные признаки уголовного правонарушения, а именно разглашение сведений досудебного расследования». Поэтому Корецкому, вполне возможно, грозит не только увольнение, но и арест.

Что не так с Корецким?

Во время своего интервью трем медиа Олег Корецкий всячески избегал вопросов, которые касались его собственного «происхождения», то бишь его появления в системе ГБР и связей с людьми, которые могли его туда «делегировать». Между тем, как говорит политолог Кирилл Сазонов, «есть парочка забавных моментов в этой истории. Если их знаешь – сразу минус сто к романтике и высокий левел в цинизме понимания украинской политики. Знающие люди говорят, что следователь ГБР Корецкий, который закрыл дела в отношении Порошенко, – ставленник экс-депутата Александра Грановского».

А 40-летний Грановский, упоминавшийся Сазоновым, является примечательной личностью. Он был депутатом предыдущего созыва, пройдя в парламент по спискам «Блока Петра Порошенко». Он же фигурировал в развенчании Михеила Саакашвили, который обвинял Грановского, а также еще одного приближенного к Порошенко политика – Игоря Кононенко – в том, что они лично занимались лишением Саакашвили украинского гражданства. Наконец, Грановский засвечен и в скандале вокруг «пленок Онищенко». Подразумевается утверждение депутата-беглеца Александра Онищенко, что он имеет доказательства относительно участия Грановского и Кононенко в подкупе депутатов Рады в интересах Петра Порошенко.

Читайте также на DOSSIER:  Порошенко должен давно сидеть в тюрьме с конфискацией "заработанного" на госдолжностях, - Гриценко

То есть если Грановский – это человек Порошенко, а Корецкий – человек Грановского, то, получается, что следователь ГБР также действует в интересах бывшего президента. Но ведь он сам открывал уголовные производства в отношении Петра Порошенко, а, следовательно, наносил ему вред.

Нет, это не так, убежден Кирилл Сазонов. Эксперт не видит никаких противоречий в истории Корецкого. Его близость к Грановскому «как раз объясняет, как ему удалось сохранить свою должность сначала при Ирине Венедиктовій (бывший временно исполняющий обязанности председателя ГБР), а после нее при Александре Соколове (нынешний и. о. главы ГБР), которые также входят в орбиту влияния бывшего депутата». По мнению Сазонова, Корецкий недаром был вживлен в структуру ГБР, ведь «в нужный момент он помог Петру Алексеевичу».

И похоже на то, что политолог прав. Корецкий пригодился Порошенко не только тогда, когда он выступил со своим заявлением, но и во время очередной попытки Печерского суда избрать меру пресечения для Петра Порошенко. Во время разбирательства все того же «дела Семочко» защитники экс-президента начали требовать от судьи Вовка вызвать на допрос Олега Корецкого. Это, собственно, и застопорило судебный процесс.

Судья сначала взял паузу, воспользовавшись перерывом на обед, а затем произошло нечто непредвиденное. Прокуроры в деле о назначении Семочко заявили, что досудебное расследование завершено, а следовательно избирать меру пресечения нецелесообразно. «Сегодня мы добились еще одного результата. Мы не просто победили – они начали нас бояться», – резюмировал события в суде Петр Порошенко.

Дальше будет?

Но то, что Порошенко не избрана мера пресечения, еще не означает, что дело сдано в архив. Как говорит генпрокурор Венедиктова, «далее суд». И, возможно, приговор. Санкция статьи о превышении служебных полномочий (речь идет о «кейсе» Семочко) предусматривает лишение свободы от 7 до 10 лет.

«Сегодняшнее дело – это дело, в котором собрано достаточно доказательств для сообщения лицу о подозрении в совершении тяжкого преступления. К сожалению, многочисленные недостатки и противоречия УПК предоставляют возможность неприкосновенным и дальше оставаться такими. Обратите внимание, как по действующему Уголовному процессуальному кодексу можно до бесконечности затягивать дело», – говорит Венедиктова.

Но, намекает она, финал этой долгоиграющей истории – уже не за горами. «Следствие завершено, и далее – суд. Прокурорская волокита с делами должно заканчиваться», – говорит руководитель ОГП.

А если кого-то смущает выбор эпизода для окончательной расправы над Порошенко, заместитель директора Украинского института исследования экстремизма Богдан Петренко призывает не удивляться его мелочности. «Возможно, дело Семочко – то самое дело, по которому собрано больше всего доказательств. Не хочется проводить параллель с Аль Капоне, но его в итоге посадили за неуплату налогов, а не за мафиозную «деятельность». Так и здесь. В деле Семочко, наверное, более реально что-то доказать, чем по другим возбужденным производствам», – говорит Петренко.

Читайте также на DOSSIER:  Андрей Парубий: диссидент и комендант Майдана или организатор беспорядков и переворота

Он добавляет, что в целом «есть запрос на то, чтобы посадить Порошенко, то есть переложить всю ответственность за события в стране с 2014 года на одного человека. Это якобы должно успокоить общество. И приближение выборов лишь активизирует эти процессы. Но делается это на самом деле не ради результата. Потому что если посадить Порошенко и лишить Зеленского его антипода, на фоне кого он тогда будет выглядеть таким «хорошим».

Что ж, вполне возможно, что на самом деле до приговора Порошенко и его показательного заключения дело не дойдет никогда. Хотя примерно так же рассуждали и сторонники (и просто наблюдатели) Юлии Тимошенко в далеком 2011-м, когда одно из рядовых заседаний по ее делу совершенно неожиданно завершилось взятием под стражу лидера «Батькивщины». А дальше был суд и известная на всю Европу Качановская колония. И те же 7 лет лишения свободы, которые для ЮВТ завершились значительно раньше благодаря событиям 2014-го.

Но Виктор Янукович, который посадил Тимошенко, вряд ли был заинтересован в сохранении в ее лице «антипода», о котором говорит Богдан Петренко. Поэтому, скорее всего, Владимир Зеленский будет действовать менее прямолинейно, а поэтому эпопея с судами и подозрениями для Порошенко затянется до конца каденции Зеленского. Тем более что дивиденды от процесса получают обе стороны. Для пятого президента профит заключается в дополнительной бесплатной трибуне для произнесения пламенных спичей, а для шестого – в имитации бурной деятельности.

Кроме того, по мнению экспертов, у Зеленского связаны руки четко проартикулированным недовольством Запада (тогда как Янукович, например, на этот фактор не обращал внимания). Дальнейшее раскручивание дел Порошенко является путем «к серьезному увеличению градуса конфликтности, а этого в последнее время нам хватает и так», – констатирует директор Института глобальных стратегий Вадим Карасев. «Кроме того, – добавляет он, – на Западе усматривают в деле Порошенко политическую составляющую и уже звучат обвинения в адрес Зеленского, что он прибегает к политическим преследованиям».

От себя добавим, что голоса Запада в последнее время и вправду звучат все громче. 12 июня Европарламент заявил о том, что намерен «пристально следить» за всеми процессами вокруг бывшего главы государства. А 8 июля бывший президент Польши Александр Квасьневский и бывший председатель Европарламента Пэт Кокс повторили эту мантру почти слово в слово, еще раз подчеркнув именно «пристальное внимание» со стороны соответствующих европейских структур.

А значит, условная «казнь» Петра Порошенко, скорее всего, будет отложена на неопределенный срок.

Наталья Лебедь