Не верят! Реакция известных людей на задержание подозреваемых в убийстве Шеремета

FavoriteLoadingДобавить в избранное

В четверг, 12 декабря, министр внутренних дел Арсен Аваков сообщил о задержании фигурантов дела об убийстве журналиста Павла Шеремета. У следствия на сегодняшний день пять задержанных. Но подозрения выдвинули трем из них – рок-музыканту и военному Андрею Антоненко, детскому хирургу Юлии Кузьменко, военной медсестре Яне Дугарь. Супругов Грищенко, Инну и Владислава, – бывших участников АТО, задержали по другому делу, но они фигурируют и в деле об убийстве Павла Шеремета. Сейчас идут суды по определению меры пресечения для подозреваемых, а общественность активно спорит – могли ли волонтеры и музыканты убить журналиста.

Реакция соцсетей на услышанное была молниеносной и в основном неодобрительной. В версию следствия не поверил почти никто. Кто-то анализировал собранные по делу доказательства и не находил их убедительными, кто-то – ссылался на личное знакомство с задержанными. Правоохранителям не стоит удивляться тому, что они не услышали аплодисментов. Следственные и судебные органы не вызывают доверия со времен смерти Вячеслава Черновола, когда гибель лидера «Народного Руха» объявили банальным ДТП.

Это было в 1999-м, а в 2000-м исчез Георгий Гонгадзе, и прокуроры «точно видели» журналиста где-то в Европе. Следующий, 2001-й год ознаменовался убийством донецкого журналиста Игоря Александрова. Главным подозреваемым в этом деле сделали ментально нездорового Юрия Вередюка. Вередюка оправдывали на уровне Верховного суда, и это был единственный подобный случай за всю историю независимой Украины. Впоследствии скончался и сам Вередюк, и судья Иван Корчистый, который рассматривал его дело в ВСУ.

Умер и водитель КАМАЗа, с которым столкнулось авто Черновола. А главный свидетель по делу Гонгадзе – экс-министр МВД Юрий Кравченко – умудрился дважды выстрелить себе в голову и таким образом, по версии следствия, свести счеты с жизнью.

Из свежих примеров можно вспомнить задержание Николая Новикова. Его подозревали в том, что он облил активистку Екатерину Гандзюк кислотой. И это при том, что сестра Новикова заявляла, что на момент нападения брата не было в Херсоне, потому что он вместе с ней и ее семьей отдыхал на море. И при том что сама Гандзюк утверждала, что не узнает Новикова, и высказывала мнение, что задержанный – случайный человек. Что в конечном итоге подтвердилось.

Но вернемся к лицам, подозреваемым в убийстве журналиста Павла Шеремета. Напомним, что оно произошло 20 июля 2016 года в Киеве около 8 утра. В это время машина, в которой находился Шеремет, взорвалась на углу улиц Богдана Хмельницкого и Ивана Франко.

Мама Шеремета: сердце больше ничего не чувствует

Издание «Фокус» пообщалось с мамой погибшего журналиста Людмилой Шеремет. Она отметила, что за последние два года следственные органы не выходили с ней на связь и не информировали о ходе дела. О резонансном брифинге она узнала случайно и едва успела домой, чтобы посмотреть его.

«Что я вам могу сказать? Я не понимаю, зачем эта информация появилась до окончания расследования. Ради публичности? Заказчик до сих пор не назван, а значит, преступление не раскрыто. Непонятно, зачем этим людям было убивать моего сына, – поделилась своими сомнениями Людмила Шеремет. – Виновны они или нет, покажет суд. Я надеюсь, что у следствия есть доказательства. Главное для меня — чтобы это преступление не свалили на случайных людей. Мне сейчас все звонят и спрашивают, что чувствует ваше сердце. Это убийцы или нет? А я им отвечаю: мое сердце больше ничего не чувствует. Материнского сердца больше нет».

Читайте также на DOSSIER:  Армию возглавил Залужный. Кто он? Портрет

Журналисты-расследователи: мотив звучит неубедительно

На новости по делу своего коллеги одной из первых отреагировала «Украинская правда» – интернет-ресурс, где работал Павел. «УП» распространила заявление следующего содержания: «У нас возникло несколько вопросов, ответы на которые мы не услышали во время брифинга:

  1. Кто может быть заказчиком этого убийства? Версия о том, что такое преступление могла самостоятельно организовать группа волонтеров для дестабилизации ситуации, вызывает много вопросов.
  2. Непонятным для нас остаются мотивы заказчиков и исполнителей. Цель, которая была озвучена во время брифинга, – дестабилизация политической ситуации в Украине – не была достигнута.
  3. Кто был заинтересован в дестабилизации ситуации в стране в то время? Зачем волонтерам, которые поддерживали армию в сложные времена, нужна дестабилизация ситуации внутри страны? Или в таком случае следствие предполагает, что группа волонтеров могла действовать в интересах России?».

(Заметим в скобках, что о российском следе дела Шеремета, который упоминали в 2016 году, на брифинге речь не шла вообще).

Между тем Анна Бабинец, главный редактор «Слидство.Инфо», замечает, что ее «общее впечатление – немножко скептическое, потому что было много эмоционально окрашенных доказательств. Мотив «дестабилизация ситуации в стране» для меня звучит немного общо, и хотелось бы не менее последовательного мотива и заказчика. Из вопросов, которые я бы хотела задать следователям: кто заказчик или заказчики? Мне хотелось бы знать, почему, если дело длится 3 года и 5 месяцев, рассказали об этом только сейчас, как раз когда подходит к концу испытательный срок Арсена Авакова на должности главы МВД, который ему дал президент Владимир Зеленский».

В то же время Бабинец добавляет: «Некоторые детали, которые мы услышали на брифинге, и то, что мы расследовали, складываются. Они точно не противоречат тому, что мы обнародовали, но о том, что все сразу стало ясно, я тоже не могу сказать».

А Денис Бигус – журналист-расследователь и основатель BIHUS.info – отмечает следующее: «К этому брифингу есть куча вопросов, особенно на фоне того, как у нас работают правоохранительные органы. Пока мы видим критическую нехватку информации, и какие-то выводы делать рано. Ок, следователи определили круг подозреваемых, есть очень фрагментарные свидетельства их причастности, они в некоторых моментах имеют смысл, но телефонные разговоры о «Градах» на Киев звучат глупо».

«Телефонные разговоры, где вспоминают убийство Павла и анализ ДНК, – это уже что-то серьезное. Мое впечатление: если это просто минимум из минимума, который следствие опубликовало, чтобы снизить напряжение в связи с задержанием людей, то это одно дело. Если это все, что у следствия есть, то совсем другое. Поэтому еще рано о чем-то говорить».

Атошники: у Яны Дугарь есть алиби

По версии следствия, для «дестабилизации ситуации» в стране убить должны были не только Павла Шеремета, но и ветерана АТО Елену Самбул (Марусю Звиробий). Потенциальная «жертва» настроена защищать потенциальных «убийц». К тому же Звиробий не доверяет следствию, ссылаясь на то, что ее собственные слова в адрес президента Зеленского были неверно истолкованы и сделали ее героиней скандала.

«Если я предупреждаю президента, что его могут взорвать, это еще не значит, что я его хочу взорвать… Однако мне это «лепят». После этого откуда у меня может быть доверие к правоохранителям, к их методам и экспертизам? Поэтому я не очень доверяю всему, что я увидела и услышала», – говорит Звиробий в интервью 5 каналу.

Читайте также на DOSSIER:  Три года назад произошло нападение на Екатерину Гандзюк: 89% украинцев называют расследование важным для себя

И добавляет: «Пусть разбираются адвокаты, полиция… Но даже если эту Лису (позывной Юлии Кузьменко) посадят, я к ней на суд тоже приду ее вытаскивать. Что делать? Единство – оно ​​такое».

И если Звиробий готова заступиться за Кузьменко, то нардеп Яна Зинкевич (тоже ветеран АТО) защищает Яну Дугарь. Военный медик Дугарь участвовала в АТО на момент, когда было совершено убийство Шеремета. «На фото справка, подтверждающая пребывание Яны в АТО на момент убийства Шеремета. Доказательства, предоставленные в отношении Яны, абсурдны по своей сути и притянуты за уши», – отметила Зинкевич на своей ФБ-странице.

«В брифинге офиса президента мне, как человеку, понимающему в технологиях информационного воздействия, не понравилось, прежде всего, манипулирование сознанием людей, далеких от околоатошных процессов, – пишет в «Фейсбуке» командир огневого взвода САУ ВСУ Елена Белозерская. – Силовики доказали, что все фигуранты дела были знакомы и в той или иной степени общались между собой. Подозрительно, не так ли? Но, как говорит моя подруга Белка, война круглая. Все атошникы, волонтеры, добровольцы – это же как большая деревня».

«Вторая манипуляция – явное выдавание безответственного трепа, которым время от времени занимаемся мы все, за какие-либо реальные планы или серьезные намерения. Также если у девушки — военного медика или волонтера имеется «комплект сапера» (который сам по себе не есть что-то незаконное) или семь телефонов – это не свидетельствует вообще ни о чем. Даже наличие нелегального оружия, если бы оно было, еще не свидетельствует о причастности к убийству. Вот если в ее личном телефоне найдут фото видеокамер возле места убийства Шеремета – это доказательство. И не надо смешивать одно с другим», – отмечает Белозерская.

Юристы: для «дестабилизации» персона Шеремета не подходит никак

Юрист-криминолог Анна Маляр еще раз прошлась по наиболее чувствительному месту версии следствия – по мотиву. «На брифинге озвучили версию о дестабилизации ситуации в Украине? Но для такой цели избрано ОЧЕНЬ неудачно: 1) время года – лето, когда большинство в отпусках; 2) и, простите, личность убитого. Павел Шеремет был очень деликатным и взвешенным в своих высказываниях и честно говорил, что он гражданин другой страны. Известным он был прижизненно, давайте честно, далеко не каждому украинцу. То есть как его убийство должно было привести к дестабилизации? Какое чувство должны были испытать украинцы, кроме грусти и сожаления, по поводу смерти Шеремета, чтобы поднялась волна дестабилизации?» – спрашивает Маляр.

И развивает эту мысль дальше: «Зачем всем пяти лицам, названным в качестве подозреваемых, дестабилизация в Украине? Они принадлежали к какой-либо группировке? В них была какая-то идейная цель? Ими руководили из Кремля или из Украины? Что бы им дала дестабилизация? Ведь дестабилизация не может быть конечной целью, она создается ради реализации каких-то последующих действий, которые в условиях дестабилизации проще совершать».

Адвокат семей «Небесной Сотни» Евгения Закревская отмечает, что «как версия» все, озвученное на брифинге МВД, может иметь место, «но для реализации, для подозрений, сорри, этого мало. И никакой уверенности, что не ошиблись. А даже если угадали – то что же так дешево сливать все наработки… без доказательств, без заказчиков?» – спрашивает она на «Фейсбуке»

Читайте также на DOSSIER:  Кабмин отложил повышение цен на электричество до осени

Политики и эксперты: скоро найдут убийцу Кеннеди

Из топовых политиков (в частности лидеров парламентских фракций) на задержание вероятных убийц Павла Шеремета отреагировал глава партии «Голос» Святослав Вакарчук. Впрочем, сделал он это очень осторожно: «Мы очень внимательно следим за расследованием дела об убийстве известного журналиста Павла Шеремета. Найти и наказать и исполнителей, и заказчиков – дело чести для власти. Именно поэтому и расследование, и суд должны проводиться максимально прозрачно и открыто», – написал Вакарчук в соцсети.

«Это особенно важно еще и потому, что среди подозреваемых – ветераны войны и волонтеры. Какими бы ни были результаты расследования, очень важно, чтобы ни следствие, ни суд, ни его решения не привели к изменению отношения людей к ветеранам и волонтерам», – добавил он.

К слову, ни Петр Порошенко, ни Юлия Тимошенко ничего не написали по этому поводу.

Нардеп предыдущего созыва – Борислав Береза ​​– нестандартно подошел к откровениям силовиков. Он проанализировал озвученную ими информацию о невероятном количестве прослушанных телефонных разговоров. «44 000 абонентов и 80 000 000 телефонных соединений. Но это практически тотальная прослушка? И что с правом на личную жизнь и информацию у тех 43 995 абонентов, которые, даже согласно выводам следствия, ни при чем?» – спрашивает он.

«Я не верю в абсолютную честность и порядочность наших правоохранительных органов, которые налево и направо торгуют базами информации, кошмарят бизнес, крышуют бордели и наркотрафик, собирают с наливаек и за деньги закрывают дела, моют песок и контролируют игорку. Не все. Но очень многие. Поэтому интересно, на каком основании была проведена прослушка такого огромного количества граждан и кто может гарантировать, что приватная и коммерческая информация останется тайной?» – пишет Береза.

«Похоже, скоро украинские силовики вручат подозрение настоящему убийце Джона Кеннеди», – иронизирует бывший заместитель главы ЦИК Андрей Магера. «Боюсь дальше смотреть брифинг с МВД: похоже, скажут, кто убил Улофа Пальме…», — подхватывает шутку политэксперт Евгений Магда.

«Со вчерашнего дня невольно вспоминаю слова Путина: « Зеленский хочет мира, но националисты мешают», – отмечает также Магда в своем посте. И пишет далее: «Интересный нюанс: в сентябре на мосту Метро ведет себя неадекватно Алексей Белько, экс-военнослужащий ССО. В декабре задерживают причастного к ССО Андрея Антоненко. ССО (Силы специальных операций, — Авт.) созданы уже в условиях гибридной войны с Россией, и это опасный для агрессора род войск».

«Общий шок и ощущение недосказанности. Но уже понятно, что простые ответы стоит засунуть поглубже. Простых ответов нет…», – резюмирует общие настроения политолог Кирилл Сазонов.

И точнее, пожалуй, и не скажешь.

Наталья Лебедь