Шанс, который мы… проморгали - DOSSIER

Прорыва в медицинском образовании в ближайшее время не будет

Пандемия показала, насколько важно доверять врачам и быть уверенным, что в твоей стране качественная медицина. Что, обратившись к врачу, не придется каждый раз играть в лотерею — с невеждой ты столкнулся или с профессионалом.

А начинается качественная медицина с хорошего медицинского образования. Общество до этого созрело, и уже даже были сделаны некоторые шаги к реформам, — при министре Ульяне Супрун приняли стратегию реформирования медицинского образования.

Но теперь все это затормозилось: большинство идей останутся на бумаге, а некоторые вообще будут отменены. Рассказываем, что у нас могло бы быть и что от этого останется (и то не факт).

В целом в медицинском образовании предполагались три крупные новации — для студентов, интернов и врачей.

Первая — для студентов: чтобы получить диплом врача, нужно сдать не только наши отечественные экзамены КРОК, но и международный экзамен по основам медицины и экзамен на знание профессионального английского.

Наш КРОК упрекают во многих недостатках — и возможности для коррупции, и качество заданий. Международный же экзамен составляет и проверяет независимое агентство.

В Украине хотели ввести экзамен IFOM (International Foundations of Medicine), который организует и проверяет Национальный совет медицинских экзаменаторов США. Это одно из наиболее авторитетных в мире аттестационных агентств. Банк вопросов для этого экзамена составляют преподаватели медицинских университетов разных стран. IFOM применяют во многих странах мира, это своеобразное медицинское ВНО. И с его помощью мы бы могли не только проверить знания наших будущих врачей, но и сравнить их с результатами других стран.

Международный экзамен по основам медицины важен не только как фильтр на выходе из медуниверситета (не дать диплом врача невежде), но и как катализатор изменений в медицинском образовании. Потому что университетам (если они хотят остаться на плаву и заботятся о своей репутации) пришлось бы задуматься над тем, как готовить студентов к независимому международному экзамену. А это означает, что они должны были бы обновлять программы, искать и поддерживать хороших преподавателей, а покупка экзаменов и зачетов просто утратила бы смысл.

Конечно, такие изменения нравились не всем. Помните студенческие протесты, поддерживаемые даже некоторыми преподавателями? Очень не нравился IFOM и иностранным студентам, большинство которых приехали в Украину за легкими медицинскими дипломами, а не за качественными. А также фирмам-прокладкам, зарабатывающим на этих студентах.

Именно сейчас завершается общественное обсуждение проекта постановления Кабмина, подготовленного во времена Зоряны Скалецкой, исключающего международный экзамен из перечня экзаменов для будущих врачей. Почему? Официальная причина — на рынке нет мощного международного агентства, которое могло бы взяться за такое дело. И это правда.

Читайте также на DOSSIER:  Турки против поляков. Чем обернется битва за украинские облэнерго

Подождите, а как же американцы? А они нам отказали. Почему? Как утверждают информированные источники, организаторы международного экзамена сослались на то, что меняют стратегические планы и формат деятельности. Но, по словам тех же информированных источников, была еще одна серьезная причина — Украина дискредитировала себя, когда в прошлом году проводила первый экзамен IFOM. Тогда произошла утечка информации, — недобросовестные студенты слили в сеть фотокопии тестовых заданий, хотя фото- и видеосъемка во время тестирования запрещена. За соблюдением правил должны были следить украинские наблюдатели-прокторы, но нашлись среди них такие, кто пренебрег этой обязанностью.

После этого противники международного экзамена распространяли в соцсетях обращение к американцам, добавив фото и видео слитых заданий. Конечно, это не добавило авторитета Украине. Представители американского агентства не были уверены, что такое не повторится снова. Эта история — наш позор, яркий пример того, насколько украинская система медицинского образования коррумпирована, если она готова такой ценой бороться с независимым экзаменом. Не говоря уж о заботе о пациентах, которым нужны хорошие врачи.

Но все еще можно было спасти, если бы Украина дала организаторам гарантии безопасности на будущее и продемонстрировала политическую волю, которой, очевидно, не было. Потому что, поговаривают, с украинским представителем американского агентства общалась не министр Скалецкая, а ее заместитель.

Итак, с международным экзаменом пролетаем. Кто за это ответит?

С экзаменом по профессиональному английскому ситуация не такая безнадежная, но тоже непростая.

Его также не будет, но этот экзамен не вычеркивают, а откладывают (будем надеяться, не навсегда). Почему? Вы удивитесь, но… из-за иностранных студентов, которые не знают английского. Их перед поступлением, дескать, никто не предупреждал, что придется сдавать такой экзамен, они учатся по образовательным программам, согласно которым иностранными языками профессиональной направленности являются русский, украинский и французский.

С одной стороны, вроде бы логично. Насколько нам известно, было много обращений в Минздрав от студентов-иностранцев и посольств. А с другой — какого же качества диплом мы даем этим студентам, а заодно и украинским? Ведь английский — международный язык науки. Современные протоколы лечения, информация о медицинских препаратах, научные статьи — все это в основном изложено на английском. Не владеть им означает оставаться слепыми и глухими в профессиональном мире.

Вторая новация в медицинском образовании — изменения в прохождении интернатуры. Здесь планировалось несколько нововведений.

Спойлер: почти все они не будут реализованы в ближайшее время, потому что до сих пор не подписано Положение об интернатуре. А его должны были разработать и принять до конца 2019 года.

Предполагалось также, что распределение студентов на интернатуру станет прозрачным и справедливым, из него исчезнут коррупционные схемы. В стране должны были создать общий рейтинг студентов в зависимости от их успехов в обучении. А дальше все должно было происходить, как при ВНО и вступительной кампании: каждый будущий интерн определяет несколько приоритетов — где хотел бы проходить интернатуру и по какой специальности. И чем выше интерн в рейтинге, тем больше у него шансов попасть в желаемую клинику по облюбованной специальности. Таким образом, у талантливого студента из маленького городка и у студента из Киева были бы одинаковые возможности попасть на интернатуру в престижную хорошо оборудованную больницу в столице (и даже частную).

Читайте также на DOSSIER:  "Укрэнерго " присоединилась к Глобальному договору ООН в Украине

Еще одна новация, которую хотели внедрить в интернатуре, связана с финансированием. Раньше контрактники не принимали участия в распределении на интернатуру, они просто выбирали учреждение и платили больницам, да еще и бесплатно работали там. А вот те, кто учился на средства бюджета, получали зарплату. Каждая клиника платила ее по собственному усмотрению, и не у всех было достаточно ресурсов.

Теперь все должно было измениться: неважно, на чьи средства ты учился (государственные или свои), главное — как. Все студенты в одном котле — одинаковая зарплата от государства, одинаковое справедливое распределение мест. Планировалось, что каждая клиника будет получать от государства средства на зарплату всем интернам, и это должно было стать стимулом их брать. Предполагалось, что будут организованы менторские курсы. Реформу интернатуры поддерживал украинско-швейцарский проект «Развитие медицинского образования».

Новое положение об интернатуре должно было сделать эти идеи реальностью, но оно до сих пор не подписано. Так что ни электронного распределения, ни других плюшек не будет. Единственное, что еще можно спасти, — финансирование заработной платы врачей-интернов, обучающихся за государственные средства.

На это нововведение из госбюджета должны были выделить около 202 млн грн, но после секвестра их осталось 99 млн. Но и эти средства будет невозможно использовать, не приняв порядок использования. Его до сих пор нет, но теоретически это еще можно успеть сделать в этом году. Надеемся, новый руководитель Минздрава это сделает.

Третья новация — непрерывное профессиональное развитие врачей.

Еще с советских времен существует система повышения квалификации врачей в институтах последипломного образования. И эти институты часто отстают от жизни. Поэтому врачам, которые хотели развиваться, нужно было проходить там курсы, а потом самостоятельно искать и за собственные средства посещать современные тренинги и конференции, иногда — за рубежом.

Поэтому было решено дать медикам свободу выбора: они могут проходить повышение квалификации там, где захотят. Хотят в институтах последипломного образования, — государство даст на это средства институтам. Хотят на тренингах, онлайн-курсах, стажировках — получат на свою банковскую карточку средства. Это, конечно, не космическая сумма — около двух тысяч гривен на врача, но из них можно заплатить организационный взнос за участие или приобрести билет на поезд.

Читайте также на DOSSIER:  ПОЛЬША ЗАИНТЕРЕСОВАНА В ПОКУПКЕ ЭЛЕКТРОСЕТЕЙ В УКРАИНЕ

За все пройденные курсы врачи получат какое-то количество баллов. Для того чтобы аттестоваться, нужно набрать определенную сумму. Кстати, и сама процедура аттестации стала менее забюрократизированной и более современной.

Будем ожидать, какие решения в сфере медицинского образования примет новое руководство Министерство здравоохранения, какое постановление проголосует Кабмин. Насколько нам известно, в Минздраве есть люди, понимающие всю глубину проблем. Но принять решение будет непросто, потому что, по нашей информации, среди ректоров медицинских вузов и институтов последипломного образования много тех, кто не поддерживает реформы. Это никогда не было секретом, но стало отчетливо видно на недавнем селекторном совещании ректоров с министром.

Но даже если МОЗ и решиться поддержать нововведения, многие из них уже не спасти. По крайней мере в ближайшее время. Мы опять потеряли возможность что-либо изменить и продолжим мириться с тем, что в нашей стране страшно болеть, что дипломированный врач не отличает почку от надпочечника и никогда не слышал о современных протоколах лечения.

Пандемия могла бы научить тех, кто принимает решения, что не от всех болезней можно убежать за границу. Сейчас мы все в одной лодке и надеяться можем только на наших врачей. Никого не спасут ни дорогие лекарства, ни спрятанные в частных гаражах аппараты ИВЛ. Потому что без врача все это не работает. Очевидно, его профессиональное развитие в нашей стране не приоритет. И это более красноречиво, чем красные ленточки с узелками в знак поддержки врачей и флешмобы.