Раздеть «газового короля»: почему у Зеленского замахнулись на Дмитрия Фирташа

Фирташ
FavoriteLoadingДобавить в избранное

У Банковой есть сразу несколько резонов добить скандального олигарха

В течение последних полутора месяцев весь украинский политикум с замиранием ждет очередное заседание Совета национальной безопасности и обороны (СНБО). Встречи топ-20 руководителей страны в последнее время заканчиваются сенсационными решениями. После введения санкций против Виктора Медведчука и отключения его телеканалов, Банковая, похоже, вошла во вкус. Следующей жертвой этой выборочной деолигархизации источники «Апострофа» называют венского узника Дмитрия Фирташа. О том, почему именно он может стать мишенью уже на следующем заседании СНБО, которое пройдет в четверг, 11 марта, а также о том, готовы ли поддержать решение Зеленского давние союзники Фирташа по «газовой» группе влияния, разбирался «Апостроф».

Медведчук, Коломойский, Фирташ…

В начале 2021 года у президента Зеленского, по-видимому, окончательно поняли, что ни один из высших органов власти больше не способен играть роль прямого проводника интересов главы государства и его окружения. Монобольшинство в Верховной Раде превратилось в разрозненные группировки, «акционеры» которых активно монетизируют свое влияние и не всегда слышат пожелания Зеленского. Не радует своей преданностью и Кабмин, который больше сосредоточен на продвижении интересов нескольких ФПГ, чем на реализации задумок президента. Кроме того, Банковая не влияет и на судебную ветвь власти хотя бы в той мере, как это было при предшественнике Зеленского Петре Порошенко.

При этом у Владимира Зеленского вспомнили об еще одном крайне мощном инструменте — СНБО. Фактически консультативный орган теперь превращается в единственный действенный инструмент президента, считает политолог Петр Олещук. «Активизировав работу СНБО, Зеленский использовал «меч», который для себя выковал Порошенко, чтобы держать его в резерве и в нужный момент вытаскивать. Используется санкционный механизм потому, что в условиях не очень высокой прочности монобольшинства он позволяет быстро и эффективно принимать долгожданные решения. Эта оперативность импонирует Зеленскому, к тому же в СНБО он возглавляет процесс по принятию решений лично. Поэтому если будет позитивное восприятие соответствующих решений, то не исключено, что механизм СНБО будет использоваться Банковой довольно часто, не только в контексте антиолигархических санкций», — считает Олещук.

Именно Совбез на Банковой используют для принятия решения по популярной в обществе темы деолигархизации, введя санкции против Виктора Медведчука и анонсировав продолжение, которое затронет его коллег по цеху. По информации источников «Апострофа», следующим на очереди после Медведчука может стать Дмитрий Фирташ, санкции против которого могут ввести на заседании СНБО уже 11 марта. В окружении олигарха уже давно находятся в состоянии ожидания. «Все шло к тому, что имя Дмитрия Васильевича вспомнят в минувшую пятницу (5 марта), но санкции против Коломойского со стороны США, судя по всему, спутали карты», — рассказали «Апострофу» в фирташевском «крыле» ОПЗЖ. Там отметили, что ожидают ударов по активам Фирташа в любой момент.

Читайте также на DOSSIER:  Украинский политолог заявил, что Владимир Зеленский наконец-то прозрел

Критерии, введения санкций против Фирташа достаточно понятны: их применяют к тем, кто нарушает санкционный режим по ОРДЛО или Крыму. Причем, возможно, не прямо, а через бизнес-контакты с российскими компаниями. Под этот критерий полностью подпадает Фирташ, у которого есть предприятия в оккупированном Крыму – в частности, «Крымский титан» из Армянска – который работает по российским законам.

Несмотря на то, что влияние олигарха на большую политику и уменьшилось по сравнению с 2014 годом, он сохраняет серьезные ресурсы, говорит «Апострофу» Виталий Кулик.

«Фирташ является олигархом, прямо связанным с ОПЗЖ и Левочкиным, а также влияет на ключевых игроков украинской политики. Поэтому я не исключаю, что его компании могут оказаться в новом санкционном списке», — говорит эксперт.

Тут стоит отметить, что санкции против Медведчука стали очередным катализатором внутреннего конфликта в ОПЗЖ, ведь под ограничения не попал никто из группы «газовиков», к коей относят Фирташа и его компаньона Сергея Левочкина, а вот крыло Медведчука-Рабиновича получило по полной программе. Неудивительно, что после удара по куму Путина появилась версия, что к организации атаки на Медведчука может быть причастен именно Левочкин, который, как поговаривают, вхож к главе Офиса президента Андрею Ермаку, и благодаря этому хочет подвинуть не только Медведчука, но и своего партнера Фирташа. Тем более, что это позволит Левочкину стать единоличным владельцем «Интера» — единственного влиятельного телеканала, оставшегося у ОПЗЖ не под санкциями.

С этой версией соглашается эксперт МЦПИ Игорь Петренко, который считает, что санкции на олигарха могут быть наложены по такой же схеме, как и на Медведчука.

«Левочкин вхож в Офис президента, ему может быть выгоден разгром Фирташа. В ОП, скорее всего, видят два плюса в «раскулачивании» Фирташа. Во-первых, продолжение курса на деолигархизацию, о которых в газетах вещает от имени Зеленского Мендель, понравится обществу. Во-вторых, Банковая таким путем налаживает связи с администрацией Байдена, которую очень интересуют Медведчук, Коломойский и Фирташ как агенты влияния России. Кроме того, Фирташ — спонсор президентских амбиций Кличко», — говорит Петренко.

В чем выгода Банковой?

Кроме очевидного одобрения украинцами «избиения» олигархов, профит для Офиса также может состоять в нейтрализации газовой монополии Фирташа, который владеет 18 газораспределительными компаниями под общим брендом «РГК», что позволит естественным способом снизить тарифы для населения. Нацеленность власти на перераспределение активов «главного по газу» публично подтверждают и в президентской политсиле, обещая пересмотреть итоги большой приватизации.

«Мы проводим работу, чтобы провести определенную деолигархизацию страны. Хочу объяснить слова секретаря СНБО Данилова о защите имущественных прав государства – это о том, что происходило в течение 30 лет, каким образом происходила приватизация в Украине и как происходило перераспределение имущества. Фирташ, Левочкин, Ахметов, Коломойский – мы сейчас видим активизацию деятельности по ним. Напрягаться стоит всем, кто нарушал закон и грабил страну», — заявила «Апострофу» народный депутат от «Слуги народа» Марьяна Безуглая.

Читайте также на DOSSIER:  Тарана скоро отправят в отставку: Зеленский ищет замену министру обороны – Бутусов

В то же время, некоторые эксперты обращают внимание на то, что широко разрекламированная деолигархизация может оказаться банальным лоббизмом.

«Известно, что в бизнес-империи Фирташа начались корпоративные конфликты, и государство в лице Антимонопольного комитета (в сентябре 2019 году АМКУ принял решение о разделении компании Ostchem Дмитрия Фирташа и многомиллионных штрафных санкций, — «Апостроф») явно подыгрывало не ему в этой истории. Деолигархизация — это хорошо, я это приветствую. Но если они отображаются на нацбезопасности, в частности на замене украинского производителя российским, то это не деолигархизация, а лоббистские усилия в пользу страны-агрессора. Нужно внимательно изучать вероятные меры, которые могут применить к Фирташу под маской деолигархизации. Кстати, это касается и предприятий Ахметова и Пинчука: если за счет мер против них мы снизим наш экспортный потенциал или выбьем с нашего рынка их предприятия и пустим русских — так делать нельзя», — считает Виталий Кулик.

Но до того, как начать «рвать» бизнес венского сидельца, нужно еще и соблюсти хотя бы видимость законности, говорит Петр Олещук.

«В истории с Фирташем вопрос – что можно считать активом, а что нет? Каким образом это будут устанавливать и доказывать, на что будут распространять санкции? Конечно, общество в первую очередь будут интересовать медийные активы. Сам же механизм санкций, которые якобы собираются применить и к Фирташу, имеет довольно ограниченное применение, нужно доказать связь с террористическими формированиями, их финансированием. Мы знаем, что ранее в случаях, когда проводилась национализация, издавался даже отдельный закон, то есть с Фирташем могут пойти не через санкции, а каким-то другим путем», — считает эксперт.

Американский «пациент»

Как уже отмечалось выше, заинтересованных в персоне Фирташа и его активах хватает не только в Украине, но и в США. О том, что за океаном взялись за олигарха всерьез стало понятно еще в марте 2014 года, когда его задержали в Австрии по запросу американских следователей. США обвинили Фирташа в даче взятки в размере 18,5 миллионов долларов за лицензию на разработку титановых месторождений в Индии вне конкурса, которую он якобы собирался организовать в интересах Boeing.

Хотя «газовый король» и вышел под залог за «космические» 125 млн евро (деньги заплатил российский олигарх Василий Анисимов), ему все еще грозит до 50 лет тюрьмы и конфискация всех активов. Соединенные Штаты последовательно добиваются экстрадиции Фирташа, и в 2017 году Высший земельный суд Вены решил, что она допустима, и в июле 2019-го министр юстиции Австрии дал разрешение на экстрадицию Фирташа в США. Однако адвокаты подали ходатайство о возобновлении судебного рассмотрения дела об экстрадиции, поэтому выдачу Фирташа отложили.

Читайте также на DOSSIER:  Земельный вопрос и тревожные предчувствия

Историей со взяткой «американская история» для украинского олигарха не закончилась. В 2017 году стало известно о том, что адвокаты Фирташа собрали документы, в которых содержатся обвинения в адрес бывшего спецпрокурора Роберта Мюллера и бывшего вице-президента Джо Байдена. В СМИ писали, что адвокаты Фирташа передали эти документы и другую информацию сотрудникам личного адвоката Трампа Руди Джулиани.

Естественно, в команде Байдена вряд ли забыли об услугах Фирташа команде Трампа. Буквально на днях американский аналитический центр Atlantic Council, близкий к Демократической партии США и украинскому олигарху Виктору Пинчуку, написал стратегию новой администрации Джо Байдена в отношении Украины. Аналитики советуют предпринять против Дмитрия Фирташа те же меры воздействия, что и против Виктора Медведчука.

«По вопросам реформ, администрации Байдена следует помочь установить полную прозрачность конечных бенефициаров основных СМИ и запретить не только российское телевидение, но и телеканалы, принадлежащие фигурам, работающим в интересах Кремля. Меры, аналогичные тем, что были приняты против украинского олигарха Виктора Медведчука, следует принять против Фирташа и других. Кроме того, следует принять меры против главных коррупционеров, подрывающих реформы в Украине. США должны энергично добиваться выполнения запроса в Австрию об экстрадиции украинского олигарха Дмитрия Фирташа до тех пор, пока он не будет удовлетворен», — говорится в документе.

И еще один важный момент: Фирташ явно интересует американцев еще и как носитель весьма специфической информации, говорит Игорь Петренко.

«Уже давным-давно и широко известно о связях Фирташа с разыскиваемым ФБР мафиози Семеном Могилевичем. Фактически олигарх знает множество секретов русского криминального мира и их спецслужб, которые он пока не спешит выдавать. То, что Фирташ пока еще находится в Австрии – явное влияние России. В Чикаго он бы мог рассказать о многих слабых местах Кремля, который всячески пытается не допустить такого сценария», — говорит эксперт.