Мама Бузины: «Украина не простит убийства Олеся» | DOSSIER

Мама Бузины: «Украина не простит убийства Олеся»

FavoriteLoadingДобавить в избранное

Репортаж «Страны» с суда по делу об убийстве писателя и журналиста, где одного из обвиняемых избрали членом общественного совета НАБУ

На судебных заседаниях по делу об убийстве Олеся Бузины уже почти не встретишь журналистов. Следствие и суд по делу Бузины длятся уже больше четырех лет. С каждым разом на судах все меньше прессы. 

Вот и сегодня зал в Шевченковском райсуде Киева, где рассматривается дело, практически пуст: два СМИ, включая меня, да несколько любопытных зевак — вот и вся публика. Даже обвиняемые — Андрей Медведько и Денис Полищук — сегодня пришли без обычной групповой поддержки соратников-националистов — нет нужды в массовке. Дело Бузины уже давно перешло из разряда “дела чести” для власти в вялотекущую историю. Многие во властных кабинетах, вероятно, хотели бы, чтоб общество о ней забыло. 

Но мама Олеся Бузины помнит. 

Валентине Павловне скоро исполнится 80 лет. Она ходит на каждое судебное заседание. Трясущейся рукой поправляет шарф, темно-синий, с бахромой и вышитыми золотым и фиолетовым цветами. Белые волосы собраны в пучок черной бархатной резинкой. Она ходит, опираясь на трость, и каждый шаг дается ей с трудом.

Она устала. Суды идут уже 1 год и 8 месяцев, заседания постоянно переносятся и откладываются. Валентина Павловна признается: ей кажется, судебный процесс затягивают специально — дожидаясь, пока ее не станет.  

Мать Олеся Бузины, Валентина Павловна, перед началом заседания говорит с прокурором. Фото: Страна

Мать Олеся Бузины не сводит глаз с обвиняемых в убийстве ее сына.

Медведько и Полищук тут, сидят по левую руку от своих четырех адвокатов, и стараются не смотреть в сторону Валентины Павловны. Они спокойны и развязны, переговариваются и смеются, время от времени поглядывая на телефон. С конца 2016 года оба гуляют на свободе и, судя по всему, не очень-то верят, что их признают виновными.

Сюрреализма всему происходящему добавляет то, что как раз накануне один из обвиняемых в убийстве Бузины — Андрей Медведько — был избран в Совет общественного контроля  НАБУ. 

Хотя то, как именно он попал в Совет, вызывает вопросы. 

«Медведько — человек социально активный»

Согласно условиям интернет-конкурса, для голосования за кандидатов надо было указать лишь адрес электронной почты и номер мобильного телефона. 

В результате такой простейшей схемы голосовать можно было сколько угодно раз: в Украине создать множество е-мейлов и приобрести множество сим-карточек, чтобы накрутить голоса за определенного кандидата, не составляет труда. 

Еще в начале июля “Страна” писала, что итоги голосования за новый состав Совета могли оказаться сфальсифицированными. Мы обнаружили минимум четыре случая, когда голосование за кандидатов проводилось с одних и тех же IP-адресов в интернете. Причем каждый раз голосовавшие указывали разные адреса электронной почты и номера телефонов. 

Читайте также на DOSSIER:  Помилки з самого початку: Мамка розповів, чому слідство у справі Шеремета зайшло в глухий кут

О фальсификациях также свидетельствовал более чем двукратный разрыв голосов между группой из 14 лидеров голосования и кандидатом, занявшим 15 место, а также тесные связи между членами нового Совета через сеть общественных организаций. 

По такой схеме в общественный совет НАБУ еще в конце мая этого года попал лидер праворадикальной организации С14 Евгений Карась. Правда, среди членов Совета он значится как член ОО “Союз ветеранов войны с Россией”. Теперь от этой же организации в Совет общественного контроля НАБУ вошел и Андрей Медведько, которого обвиняют в убийстве Бузины. 

Обвиняемые в убийстве Олеся Бузины Андрей Медведько (слева в сером) и Денис Полищук (справа). Фото: Страна

Впрочем, один из адвокатов Андрея Медведько утверждает, что новая должность его подзащитного никак не повлияет на решение суда.

— Независимый совет при НАБУ на то и независимый, что от него ничего не зависит, — иронизирует Сергей Войченко. 

И добавляет, что НАБУ не имеет никакого отношения к делу Бузины. 

— Я вообще узнал об этом из новостей. Это личное решение Медведько, он человек социально активный. Но как член общественного совета НАБУ он не принимает никаких решений, от него ничего не зависит. Знаете, как говорят: “Двое работают, а третий наблюдает”. Вот это про него, — комментирует “Стране” адвокат Андрея Медведько. 

Мать Олеся Бузины вообще удивлена, что за него мог кто-то проголосовать.

— По интернету за него сколько там, 300 человек проголосовало? Ну, для интернета это же ноль. А то, что за него вообще проголосовали — для меня это удивительно. Это большой вопрос к обществу. 

«Надо звать улицу»

Валентинe Павловну огорчает, что сторона защиты всячески затягивает процесс, добиваясь отвода судей и заявляя бесконечные ходатайствования. 

Вот и сегодня адвокаты Полищука и Медведько, как обычно, тянут время. Порой выглядит это комично.

Так, один из четверых защитников, Александр Дульский, уже 40 минут по бумажке зачитывает основания для отвода судье, ссылаясь на конфликт интересов. 

У Медведько и Полищука четверо адвокатов. Фото: Страна

После прошлого заседания судья подала жалобу в Высший совет правосудия (ВСП) на коллегу Дульского, адвоката Сергея Войченко. Сторона защиты утверждает, что судья не давала адвокату возможности обосновать ходатайство и перебивала его, из-за чего возникла словесная перепалка, и в результате судья подала жалобу на адвоката.

Хотя у Валентины Бузины другая версия событий.

— На прошлом заседании Войченко заявил, что надо звать улицу на заседания. И именно за это судья написала жалобу на него. Если собираешься звать улицу, надо понимать, что рано или поздно улица может пройтись и по тебе, — говорит “Стране” Валентина Павловна.

Читайте также на DOSSIER:  Другий пішов. Хто захищатиме Порошенка?

«Вы теперь его не сможете любить»

Как бы там ни было, адвокат полагает, что теперь суд настроен к стороне защиты предвзято, поэтому настаивает на отводе. 

— В такой ситуации кто-то из нас должен уйти. Мог бы уйти я, но тогда я лишу подсудимых права на защиту. Можете ли вы уйти? Да. Вы инициатор обращения в ВСП и это вы создали условия для отвода, — рассуждает Дульский, обращаясь к судьям. 

Две женщины-судьи слушают его вполуха, тихо переговариваются между собой. В какой-то момент адвокат вдруг замолкает. Судья смотрит на него вопросительно:

— Вы все? 

— Нет, я ждал, пока вы поговорите.

— Мы слушаем, продолжайте. 

Судьи, рассматривающие дело об убийстве Олеся Бузины. Это уже третий состав судей, и каждому защита заявляет отвод. Фото: Страна

Дульченко зачем-то напоминает суду о том, что Украина избрала путь евроинтеграции, а значит, судебная система должна отвечать высоким стандартам ЕС. 

Мать Бузины смотрит на адвоката, не отрываясь, и ритмично кивает головой. Пока непонятно, к чему клонит защита, и что обо всем этом думает Валентина Павловна и судьи.

— Вот этим своим “вы все?” вы продемонстрировали откровенное пренебрежение ко мне, — с некоторой обидой в голосе заявляет адвокат. — Вы предвзяты и не можете быть объективны. Я вообще удивлен, почему вы сами не взяли самоотвод. После конфликта с Войченко вы же, мягко говоря, его не любите и уже не сможете любить… — рассуждения Дульского напоминает издевательский набор слов, чтоб бесконечно тянуть время.

Судья, которой Дульченко заявляет отвод, берет слово:

— Для меня как для судьи “любить адвоката” звучит странно. В Европе, которую вы нам здесь ставите в пример, за такое неэтичное поведение защитник уже был бы отстранен от процесса. 

Суд выслушивает по очереди остальных адвокатов Медведько и Полищука, а затем и самих обвиняемых: все настаивают на отводе. Потом слово берут прокуроры — они против. Наконец возможность высказаться дают Валентине Бузине.

Валентина Бузина. Фото: Страна

Мать Бузины привычным жестом поправляет на шее шарф. Руки ее трясутся, но голос тверд. Она прямо озвучивает то, о чем профессиональная этика не позволяет открыто говорить прокурорам: такой цирк сторона защиты устраивает на заседаниях каждый раз. 

— Это уже третий состав судей. И на каждом заседании вы им объявляете отвод. Вы говорите одно и то же, из заседания в заседание. И те не такие, и эти.  Вы даже слова не меняете, я уже их запомнила наизусть. Не делайте этого, пожалуйста. Не затягивайте процесс. Если уже не хотите поступать по закону, то я вас призываю: по совести. 

Читайте также на DOSSIER:  Виктор Гандзюк. Смерть, задвинутая в стол президента

«Украина не простит убийства Олеся»

Судьи удаляются в совещательную комнату — такова процедура. Спустя 20 минут возвращаются и сообщают о решении: отвод не принят. Дело продолжает рассматривать нынешний судейский состав. Правда, сегодняшнее заседание сразу объявляется закрытым: зал заседаний был “зарезервирован” на два часа — время вышло.

“Стране” Валентина Павловна признается: к вечному переносу заседаний уже привыкла. Ей лично все равно, какие судьи и каким составом будут рассматривать дело. Лишь бы рассматривали. 

— Потому что прошлые судьи не вели заседания, а просто принимали участие в них. Иногда даже рта не раскрывали, — жалуется она. 

Мать Олеся Бузины все еще надеется на справедливое наказание для виновных в убийстве ее сына. Фото: Страна

Но мать Олеся Бузины отступать не собирается и надеется на справедливое наказание для виновных:

— Моего сына убили. Убили ни за что. Я буду бороться. Да, я могу уйти из жизни. Может, и через час. Но если они думают, что на этом все прекратится — нет. Украина не простит убийства Олеся. Я сейчас понимаю, что нужно привлекать внимание общества. И сейчас вместо того чтобы Олеся защищать, защищают неизвестно кого. Если не виноваты эти двое, Медведько и Полищук, докажите и отпустите их. Я же не настаиваю. Я же их не искала. Министр внутренних дел сказал на весь мир — это они. Так обратитесь к министру, пусть он опровергнет теперь. А мне не страшно. Я ничего не боюсь. А если они меня убьют, они мне услугу сделают. У меня уже сил нет, здоровья нет. Я уже так настрадалась…

Олесь Бузина был убит в апреле 2015 года во дворе многоэтажки, где проживал. Вскоре министр внутренних дел Арсен Аваков, объявив, что «убийство Олеся Бузины раскрыто», а подозреваемые задержаны.

Ими оказались двое приближенных к националистической группе С14 людей, которые входили также в подразделения АТО: Андрей Медведько (служил в спецбатальоне «Киев-2» и «Гарпун») и Денис Полищук (входил в состав 54-го разведбата).

Обвиняемым в убийстве Бузины грозит от 10 до 15 лет лишения свободы или пожизненное заключение. Медведько и Полищук свою вину отрицают. 

Следующее заседание по делу Олеся Бузины назначено на 24 октября, на 10 утра. 

Pin It on Pinterest