Как из ГБР не вышло ФБР: Почему ведомство погрязло в скандалах - DOSSIER

Как из ГБР не вышло ФБР: Почему ведомство погрязло в скандалах

Денис Монастырский, глава парламентского комитета по правоохранительной деятельности и ответственный Зе-команды за реформу правоохранительной системы, так объясняет, почему недавно был уволен руководитель Государственного бюро расследований Роман Труба. «80% всей энергии бывшего руководства ГБР уходило на то, чтобы каким-то образом друг друга «подставить». Именно в связи с этим противостоянием появлялись скандалы с Telegram-каналом с прослушиванием директора, в связи с этим появлялись и дела в ЕРДР против директора и заместителей, в связи с этим перераспределялись сферы влияния в Бюро», — говорит Монастырский в интервью «РБК-Украина».

Труба был уволен 27 декабря 2019-го. Уже на следующий день, 28 декабря, на его место назначили экс-депутата Ирину Венедиктову. Пока что временно – исполняющей обязанности. Чтобы занять это место с полным правовым комфортом, Венедиктова написала заявление о сложении ею депутатских полномочий. Как известно, избрана она была от фракции «Слуга народа».

Но трансфер Венедиктовой в кресло Трубы ситуацию не спас: ГБР захлебывается в скандалах. Комментируя это, политолог Кирилл Сазонов цитирует одного известного комика (не президента Украины). «Что-то надо подправить в консерватории», — как сказал бы Жванецкий. Уже с самого начала при создании таких органов, как НАБУ и ГБР, что-то пошло не так. И смена руководства здесь роли не играет. Создавать какие-то непонятные структуры по западным образцам — это все не дает результата», — говорит Сазонов.

«Говорить, что мы создали американский аналог ФБР, просто смешно», — соглашается с ним руководитель центра «Третий сектор» Андрей Золотарев.

Но почему косплей из американских правоохранительных ковбоев у нас не удался? И исправит ли ситуацию «временная» Венедиктова? 112.ua разбирался в этом вместе с экспертами.

Хроника зашкваров

ГБР как новая организация вызвала немало нареканий еще на этапе создания ее в 2016-м. Не по вкусу многим пришлось и назначение главой Бюро Романа Трубы. Трубу считали полностью зависимым от президента Порошенко, и он действительно был предан Петру Алексеевичу в течение долгих трех лет – до завершения каденции последнего.

А вот после этого Труба сменил ориентацию. Как горячие пирожки ГБР начало «печь» уголовные дела против своего же создателя Порошенко, и сейчас таковых насчитывается полтора десятка. Теперь именно аргументацию преступных намерений Порошенко считает своей задачей номер один Роман Труба. А, точнее, считал. Потому что его первый большой зашквар случился как раз из-за того, что он активно убеждал Зе-власть в своей личной преданности. А дела Порошенко называл приоритетными для себя. Болтовню Трубы зафиксировали на пленках и выложили в открытый доступ. Телеграмм-канал, посвященный этим развенчаниям, назвали с сарказмом, который способен оценить только постсоветский человек — «Трубу прорвало».

Виновник «прорыва» был вскоре уволен, о чем уже говорилось выше. Но его преемница поддержала традицию провоцировать большие и малые скандалы. Ирина Венедиктова является ныне временной головой ГБР, но наши эксперты солидарны в том, что она не рискнула бы депутатским мандатом ради неопределенной перспективы. Скорее всего, именно Венедиктова и возглавит Бюро. По закону, председатель ГБР назначается президентом Украины после представления кандидатуры премьером, который в свою очередь ориентируется на представление конкурсной комиссии.

Читайте также на DOSSIER:  Лерос опубликовал данные о коррупции «смотрящего за Киевом» Комарницкого

Но все же на острие этой пирамиды стоит президент. Захочет – помилует, захочет – казнит, то есть уволит. По одной из версий, Венедиктова убеждена в расположенности президента, поэтому и чувствует себя так раскованно.

Более того: еще не выйдя из статуса «и. о.», Венедиктова позволяет себе действия с откровенным коррупционным привкусом. Она провела непрозрачный конкурс на замещение двух должностей своих заместителей. А, точнее, не провела, а имитировала проведение – об этом, по крайней мере, говорится в расследовании Bihus.info. Об этом говорят и другие кандидаты, которые подавались на конкурс.

Первым заместителем Венедиктовой стал Александр Бабиков – бывший адвокат Виктора Януковича, который, по данным расследователей, аннулировал свое адвокатское свидетельство буквально на следующий день после назначения Венедиктовой. То есть был проинформирован о том, что место закреплено за ним – и без всяких конкурсов. Еще одну должность заместителя председателя ГБР занял Александр Соколов, экс-сотрудник СБУ Харьковской области. Оттуда родом, кстати, и Венедиктова. Но ее и Соколова связывает не только землячество, но и… жена эсбэушника Анна Соколова.

Последняя работает на юридическую фирму свекрови Венедиктовой – Натальи Колесник. Что же касается мужа нашей героини, Дениса Колесника, то эксперты советуют внимательнее присмотреться и к нему тоже. А точнее, к чете в целом, представляющей собой удивительный патриархальный союз. Ведь муж Венедиктовой контролирует ее не только на кухне.

По данным издания «Украинская правда», Денис Колесник, сотрудник департамента киберполиции, активно влияет на работу бюро, которое возглавляет Ирина Венедиктова. Последняя берет супруга на важные встречи, он часто появляется в здании Государственного бюро расследований. И не просто забегает на чаек, а якобы курирует кадровую политику ведомства. В частности, именно благодаря ему назначили на должность советника Венедиктовой Руслана Бирюкова, который долгое время работал в Национальной полиции и входил в состав конкурсной комиссии по ГБР в 2018 году, сообщает «УП».

Одним словом, кардинального обновления системы с приходом Венедиктовой не получилось. Но ведь кто-то же пролоббировал ее назначение, и вообще – кадровые ротации в стенах Бюро. Мы спросили у экспертов, кому было выгодно перезагрузить эту структуру, и услышали от них следующее.

Кому нужен передел?

Политолог Андрей Золотарев выдвинул сразу четыре версии. Он отметил, что в изменениях ГБР были, в частности, заинтересованы наши иностранные партнеры. (Только, наверное, перемены они видели несколько иначе). Вторая группа тех, кто мог стремиться к увольнению Трубы и назначению на его место другого игрока, это – олигархи. Третий вариант – за событиями вокруг Бюро стоит президент Зеленский. И, наконец, четвертое толкование – имело место вмешательство в игру министра МВД Арсена Авакова.

В качестве рабочих возьмем две последние версии, то есть влияние Зеленского и Авакова. Потому как собирательный образ «украинских олигархов» слишком расплывчат. Именно президент и министр МВД могут быть заинтересованы в установлении контроля над ГБР. Для этого у них есть и необходимый набор причин, и надлежащий инструментарий.

Читайте также на DOSSIER:  Пожизненное для коррупционеров: стоит ли власти спрашивать народ

Заместитель директора Украинского института исследования экстремизма Богдан Петренко в интервью 112.ua говорит о том, что мотивацию главы Министерства внутренних дел можно понять. «Проблема ГБР состоит в том, что они отбирают часть полномочий у МВД. Независимо от фамилии главы Министерства внутренних дел. Любой другой министр на месте Авакова притормозил бы развитие такой структуры, как ГБР», — говорит Петренко.

Он добавляет, что сейчас идет «соревнование двух очень мощных структур. Сначала речь шла о том, что Нацгвардия выйдет из-под подчинения МВД, а теперь уже речь идет совершенно о противоположном – о предоставлении Нацгвардии разведывательных функций».

А Андрей Золотарев указывает на следующее: «Когда функции следствия переходят в Бюро, структура становится сверхважной. Ибо кто влияет на следствие, тот контролирует весь силовой блок». В то же время он считает, что «полностью взять под контроль эту структуру невозможно, это никому не под силу». Поэтому, по убеждению Золотарева, сейчас будет происходить «федерализация ГБР – Бюро поделят на сферы влияния».

Очевидно, такое распределение скажется при назначении заместителей председателя ГБР. Один будет представлять интересы одних сил, другой – других. И все же главную скрипку в Бюро будет играть его непосредственный руководитель. И сейчас это – человек, вышедший из недр Зе-команды.

«Труба был чужим, — говорит нам директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник. — Его назначение в свое время было следствием договоренностей между «Блоком Порошенко» и «Народным фронтом».

Совсем другое дело – Венедиктова. Именно с ее помощью «в офисе президента будут пытаться перехватить контроль за следствием в стране. Потому что сейчас у президента есть только СБУ. А НАБУ и МВД контролируют другие группы влияния», — говорит Бортник.

«Главное заинтересованное лицо здесь – Банковая, — убежден политолог Кирилл Сазонов. — Именно оттуда управляют и ГПУ, и НАБУ, и ГБР».

Можно долго спорить на тему, какие именно силовые структуры входят в зону президентского контроля. Но власти много не бывает. Владимир Зеленский не может не стремиться курировать еще и Государственное бюро расследований с его неограниченными возможностями. Зачем ему это? Ответ очевиден.

Последствия бардака

Президентская фракция «Слуга народа» далеко неоднородна. О характере групп в ее составе и их взаимной неприязни написаны уже целые диссертации. А между тем, от способности главного «пастыря» держать свое «стадо» в повиновении зависит судьба монокоалиции. Не будет солидарных голосований – не будет и принятия важных для главы государства решений. Ручное управление Государственным бюро расследований даст возможность Зеленскому занести кнут над спинами строптивых «слуг». За неповиновение ГБР начнет возбуждать уголовные производства – против тех, на кого укажет президентский перст.

Читайте также на DOSSIER:  История о «Свинарчуках» больше не жмет: «Укроборонпром» закупил 6 бронемашин в «Богдан Моторс» – в кампании Олега Гладковского

«Да ради этой строки вся песня и писалась, — убежден Кирилл Сазонов. — Снять неприкосновенность – это во-первых, взять под контроль силовые ведомства – это во-вторых. Последнее нужно не столько для того, чтобы разобраться с политическими оппонентами, сколько ради карающего меча в собственных рядах».

Руслан Бортник также не исключает «отдельных показательных дел по окружению Зеленского, возбужденных ГБР». «Но системно это не будет происходить», — считает он.

Имея контроль над ГБР, можно свести счеты и с давними ненавистными оппонентами. Например, с Петром Порошенко. Хотя Бортник не верит в то, что хотя бы одно дело экс-президента когда-то дойдет до суда. «Уже и депутатской неприкосновенности нет, и времени прошло немало, и он фигурант многих дел – а толку никакого. С ним продолжаются подковерные торги», — убежден Бортник.

«Порошенко будут давить дальше, — говорит Кирилл Сазонов. — Часть людей на Банковой ненавидят его настолько, что готовы бесконечно развлекаться – таскать его по тюрьмам и так далее. Но в глазах Запада это будет удар по украинским позициям, и по поддержке Украины в борьбе с Россией. Для многих это будет повод вычеркнуть Украину из числа государств, которым следует помогать».

А вот Андрей Золотарев отмечает, что судьба возбужденных против Порошенко дел не зависит ни от чьего-либо желания его «давить», ни от персоны во главе Бюро. Решающую роль в их продвижении или, наоборот, сворачивании, сыграет наличие / отсутствие международного резонанса. «Дела Порошенко будут зависеть не от Венедиктовой. Если у него не будет охранной грамоты от иностранных партнеров, их могут раскручивать», — отмечает эксперт.

И что бы ни происходило в дальнейшем, доверие к ГБР убивают сейчас или убили уже – на это указывает Кирилл Сазонов. Государство Украина несет значительные репутационные потери, и не только в глазах Запада, но и в восприятии собственных же граждан.

А еще один эксперт – Андрей Смелый – в эфире телеканала «Прямой» предсказывает ГБР и вовсе печальную участь. «ГБР превратилась в квазиправоохранительный орган, который, возможно, через некоторое время признают неконституционным, учитывая на то, каким образом его перезагрузило монобольшинство «слуг народа».

Вот только и Конституционный суд традиционно находится под влиянием президента, какую бы фамилию он не носил. И это, собственно, еще одна причина того, почему ГБР – не ФБР, а Украина – не Америка.

Наталья Лебедь