Бойцы Правого сектора «на крючке». Супруги Грищенко, которым не объявили подозрение по делу Шеремета, связаны с СБУ — расследование Забороны

Бойцы Правого сектора
FavoriteLoadingДобавить в избранное

Журналисты издания Заборона опубликовали новое расследование о деле об убийстве Павла Шеремета. По их данным, к организации убийства могут быть причастны сотрудники СБУ, у которых «на крючке» находятся бойцы Правого сектора, обученные проведению диверсий.

НВ приводит главные факты из расследования.

Загадочная роль Инны и Владислава Грищенко

Кроме Андрея Антоненко, Юлии Кузьменко и Яны Дугарь, подозреваемыми в убийстве Павла Шеремета в МВД называли Инну и Владислава Грищенко с позывными Пума и Буча. При этом формальное подозрение им до сих пор так и не предъявили.

«Свое прозвище он (Владислав Грищенко — ред.) получил в Бучанской колонии», — отмечают журналисты.

Инна Грищенко до января 2014 года работала в Бучанской колонии и Лукьяновском СИЗО. Уволившись оттуда, она ушла воевать на фронт в составе добровольческого украинского корпуса Правый сектор.

«Там (в Правом секторе — ред.) было странно, но [было] очень много бывших правоохранителей. Были и опера, и следаки, и СБУшники, которые имели специальные знания», — рассказывала Ирина Грищенко в интервью Забороне.

Журналисты отмечают, что Владислав Грищенко был пять раз судим за тяжкие преступления и является сапером.

Заборона пришли к выводу, что Инна и Владислав Грищенко — часть сети, которая связывает криминал с силовыми структурами и высшим руководством Украины.

Инсценировка убийства фермера в августе 2016 года и данные биллингов

Летом 2016 года, когда был убит Павел Шеремет, Владислав Грищенко участвовал в инсценировке убийства фермера Владимира Зоренко из Петропавловки Днепропетровской области.

В октябре 2017 года сам Грищенко рассказывал об этом в сюжете канала ICTV, в котором также упоминается, что квартиру Грищенко обстреляли (по его словам, это, вероятно, сделал Ярослав Тарасенко с целью его запугать, чтобы он не давал показаний против заказчика убийства — фермера Петра Геныка. Ярослав Тарасенко был главой Правого сектора в Павлограде, он обвиняемый в заказном убийстве российского депутата Дениса Вороненкова, которое произошло в центре Киева в марте 2017 года — ред.).

По официальной версии полиции, Петр Генык обратился к Владиславу Грищенко в июне 2016 года и предложил $30 тысяч за убийство Зоренко (сам Зоренко упоминает в сюжете ICTV, что за его убийство предлагали $40 тысяч).

На тот момент Грищенко числился сапером 95-й аэромобильной бригады ВСУ и находился в расположении части в Славкурорте Донецкой области. Инна и Владислав Грищенко утверждают, что вместо того, чтобы выполнить заказ на убийство Зоренко, он сообщил о нем находившемуся в части контрразведчику. Впоследствии полиция с помощью Грищенко инсценировала убийство Зоренко, чтобы задержать Геныка с поличным. Грищенко фиксировал переговоры с ним с помощью скрытой камеры и прослушки в автомобиле.

Инсценировка состоялась в середине августа 2016 года, а в начале сентября Геныка арестовали в Ивано-Франковской области. Впоследствии суд его отпустил.

Журналисты отмечают, что инсценировка убийства фермера в основном подтверждается биллингами (отчетами о звонках, интернет-данных и других мобильных соединениях, которые мобильные операторы предоставляют по запросу правоохранительных органов) телефонных переговоров супругов Грищенко, которые имеются в деле об убийстве Павла Шеремета.

Эти данные показывают, что все лето 2016 года Владислав и Инна Грищенко активно общались с оперативником Дмитрием Патрелюком, начальником отдела уголовного розыска Днепропетровской области Дмитрием Лагутенковым и его заместителем Сергеем Юркевичем.

При этом журналисты Забороны отмечают, что период самого активного общения Патрелюка с Владиславом Грищенко, судя по этим данным, приходится на дни перед 20 июля 2016 года, когда был убит Павел Шеремет. Инсценировка попытки заказного убийства, которую, по официальной версии, помогал раскрыть Владислав Грищенко, состоялась только месяц спустя.

Биллинги показывают, что до убийства Шеремета Владислав и Инна Грищенко находились далеко за пределами Киева. Телефон Инны Грищенко был в Петропавловке Днепропетровской области, телефон Владислава Грищенко был в том же районе.

Однако с утра 19 до полудня 20 июля, то есть во время закладки бомбы в автомобиль Павла Шеремета, телефоны Инны и Владислава Грищенко были неактивны — не было ни звонков, ни интернет-трафика.

Журналисты отмечают, что дорога от Петропавловки до Киева занимает около восьми часов и «теоретически этого времени могло — правда, впритык — хватить на то, чтобы съездить в Киев на машине и вернуться обратно».

Заборона опубликовала схему с данными биллингов телефонов Бучи и Пумы и временем закладки бомбы в автомобиль Павла Шеремета и ее взрыва.

Читайте также на DOSSIER:  ВЫПУСК ЗА ПЕРИОД 15.02.2021-21.02.2021
Фото: zaborona.com
Фото: zaborona.com

Журналисты отметили, что Инна и Владислав Грищенко отрицают, что были в Петропавловке 19 и 20 июля 2016 года, хотя данные биллингов свидетельствуют об обратном.

Инна Грищенко заявила Забороне, что с 19 по 20 июля «находилась либо в больнице, либо дома» (на тот момент она жила в Киеве, в коммунальной квартире на ул. Курская, 5).

Владислав Грищенко утверждает, что 19 и 20 июля был в расположении своей военной части в Славкурорте. По словам его жены он был «либо на передке в Авдеевке, либо дома в Киеве». Однако 19 июля его телефон определяется в Петропавловке, а 20-го — в 18 километрах от нее, в Первомайском. В расположении части его, согласно биллингам, в общей сложности не было целый месяц: с начала июля по начало августа.

Инна Грищенко, согласно биллингам, поехала в Петропавловку 14 июля и уехала оттуда вместе с мужем 21 июля, и в эти же дни говорила по телефону с оперативником Патрелюком. При этом она несколько раз повторила, что не только не была там в указанный период, но и не имела отношения к инсценировке убийства фермера Зоренко.

Квартира на бульваре Перова

В 2017 году, через год после инсценировки убийства фермера Зоренко, Инна и Владислав Грищенко купили квартиру на бульваре Перова в Киеве.

Заборона отмечает, что в разговоре с адвокатом, который представлял ее интересы первое время после ареста, она сказала, что квартира была приобретена в том числе на деньги, полученные от Зоренко в качестве благодарности. Сам Зоренко заявил Забороне, что не давал Грищенко денег за спасение, а только передавал ему в СИЗО продукты после его ареста в 2019 году.

Инна Грищенко в интервью Забороне заявила, что квартира была выделена ей Киевской мэрией как инвалиду и военной.

Покушение на убийство в Косове

В сентябре 2019 года Владислава Грищенко обвинили в покушении на убийство в Косове Ивано-Франковской области местного предпринимателя Михаила Чекурака.

Заборона отмечает, что заказчик убийства фермера Зоренко Петр Генык родом из Косова и прятался там от правосудия.

По версии следствия, супруги Грищенко и их друг Иван Вакуленко подложили бомбу под автомобиль Чекурака. Это взрывное устройство начальник уголовной полиции Евгений Коваль во время резонансного брифинга 12 декабря 2019 года с участием в том числе президента Владимира Зеленского назвал «почти идентичным тому, которое подорвало машину с Шереметом». Полиция назвала заказчиком покушения на Чекурака косовского предпринимателя и бывшего депутата Косовского горсовета Василия Шкондеюка. На этом же брифинге полицейские рассказали, что после инсценировки убийства фермера Зоренко семейство Грищенко занимается рейдерством компаний его заказчика Петра Геныка в пользу Василия Шкондеюка.

Фото: zaborona.com

Заборона пишет, что Чекурак считался в Косове криминальным авторитетом, а в 2018 году его подозревали в том, что он заказал подрыв ресторана бывшей тещи, чтобы отомстить бывшей жене. В рамках этого дела Чекурак был освобожден под небольшой залог. Адвокат Владислава Грищенко Виталий Ковальчук предполагал, что Чекурак инсценировал попытку подрыва своего автомобиля, чтобы отвести от себя подозрения в подрыве ресторана. Издание также отмечает, что в начале 2020 года Чекурак умер при загадочных обстоятельствах от остановки сердца.

Шкондеюк и Инна Грищенко подтвердили Забороне, что Владислав Грищенко и Иван Вакуленко были в Косове в момент обнаружения взрывчатки на автомобиле Чекурака. По их версии, Вакуленко находился на базе отдыха Шкондеюка Байка, а Владислав Грищенко только подвез его туда и оставаться не стал.

Сам Владислав Грищенко утверждает, что первый раз приехал на Байку зимой 2017−2018 года и познакомился со Шкондеюком в 2018 году. Но по данным биллингов Владислав Грищенко был там и зимой 2016−2017 годов и даже, по данным Заборони, работал прорабом в компании Захiдспецбудтранс-7, которая выполняла заказы по строительству общежитий для военных ВСУ и записана на отца Василия Шкондеюка — Василия Шкондеюка-старшего.

Смерть Ивана Вакуленко и связь с СБУ

Одним из обнародованных на брифинге МВД 12 декабря 2019 года телефонных разговоров был разговор между Инной Грищенко и Иваном Вакуленко по прозвищу «Пистолет». Он рассказывает о том, что его вызвали на допрос по «делу Шеремета». За два дня до этого допроса Вакуленко нашли мертвым в квартире его родителей с пулей в голове. Полиция заявила, что Вакуленко застрелился.

Комментируя эту ситуацию Забороне, Инна Грищенко объяснила, что у Вакуленко было много бытовых проблем и вызов на допрос мог стать для него последней каплей (издание отмечает, что Инна Грищенко не позволила дословно публиковать ее ответ — ред.). Она также сообщила, что еще до этого звонка Вакуленко приходил к ней домой, чтобы сообщить ей о вызове на допрос, но затем почему-то позвонил ей и снова начал об этом разговор.

Читайте также на DOSSIER:  Президентский рейтинг: как изменилась поддержка политиков

В опубликованной полицией аудиозаписи разговора Инны Грищенко с мужем, она говорит, что Вакуленко застрелился. Забороне она заявила, что ему «помогли», а аудиозаписи полиции называет смонтированными и не соглашается с тем, что она или Вакуленко имеют отношение к убийству Павла Шеремета.

Еще одну аудиозапись, в которой упоминается Иван Вакуленко, опубликовал бывший глава Администрации президента времен Виктора Януковича Андрей Портнов.

Портнов утверждает, что на этой аудиозаписи голоса Владислава Грищенко и сотрудника пятого управления департамента контрразведки СБУ Андрея Омельченко (в открытом доступе таких данных об Андрее Омельченко нет — ред.).

На записи Омельченко спрашивает у Владислава Грищенко, есть ли у полиции что-то по делу Шеремета на него или на его жену. Тот отвечает, что нет, но добавляет, что полиция что-то нашла на покойного Ивана Вакуленко.

«На Ваню есть. Шо Ваня арендовал машину с трекером и телефон у него был включен, и он туда ездил», — говорит голос, который, по словам Портнова, принадлежит Владиславу Грищенко.

Заборона считает, что этот эпизод относится не к делу об убийстве Шеремета, а к делу о покушении в Косове, так как для поездки туда Вакуленко арендовал автомобиль, не зная, что в него встроен трекер.

Проверив биллинги телефона Владислава Грищенко из уголовного дела об убийстве Павла Шеремета, журналисты обнаружили звонки с номеров, которые принадлежат Андрею Омельченко. Они отмечают, что сейчас эти номера не отвечают.

Заборона пишет, что Владислав Грищенко отрицает знакомство с Андреем Омельченко, но он и его жена периодически созванивались с ним в течение 2016 года. Редакция издания располагает биллингами, из которых видно, что Владислав Грищенко разговаривал с сотрудником СБУ 10 мая, 26 июня, 1 и 27 июля, 13 и 14 августа и 9 сентября по несколько раз в день.

Издание также отмечает, что Александр Омельченко в 2014 году имел звание подполковника СБУ, президент Петр Порошенко наградил его медалью за военную службу, а в сентябре 2020 года Омельченко уволился из СБУ в звании полковника.

Инна Грищенко сообщила Забороне, что была знакома с Александром Омельченко еще до Майдана «по работе в [Лукьяновском] СИЗО», где он, по ее словам, «работал по информации в пенитенциарной системе». Она также допустила, что ее муж мог общаться с Омельченко в указанный изданием период, но добавила, что они познакомились без ее участия.

Заборона напоминает, что раньше журналисты Слідство.Інфо выяснили, что бывший сотрудник спецназа Альфа СБУ (по некоторым данным действующий сотрудник) осуществлял наблюдение возле дома Павла Шеремета накануне убийства.

Кроме того, были опубликованы скриншоты переписки подруги Юлии Кузьменко — бывшей представительницы батальона Донбасс Василисы Мазурчак — с пресс-секретарем МВД Артемом Шевченко, в которой он обвинял в убийстве контрразведку СБУ. Издание отмечает, что в разговоре с ним Шевченко заявил, что подлинность этой переписки не доказана.

«Однако мы получили подтверждение от собеседницы Шевченко и убеждены в подлинности переписки», — заявили журналисты Забороны.

Заборона также рассказывает о тесных связях Правого сектора и СБУ. Издание пишет, что основой Правого сектора была военизированная организация Тризуб им. Степана Бандеры, которая еще в 1990-х была тесно связана с СБУ, в частности, с ее будущим главой Валентином Наливайченко.

Журналисты Забороны считают, что бойцы Правого сектора были идеальным «материалом» для «операций прикрытия» СБУ.

«Формально не привязанные к СБУ, они в то же время должны были погибнуть в бою или, если надо, отсидеть — „за себя и за того парня“», — отмечает издание.

С Правым сектором был тесно связан бывший замкомандира спецназа Альфа СБУ Андрей Дубовик с позывным Правосек. Он называет себя другом Олега Мужчиля с позывным Лесник, который поднимал националистическое движение на востоке Украины вместе с двумя соратниками по организации Тризуб — Дмитрием Ярошем и Виталием Применко, а также был видным деятелем украинского буддизма и даже основал под Донецком буддистский монастырь. Мужчиль проводил там тренировки по боевым искусствам и ножевому бою, техникой которого в совершенстве владел. За несколько лет до войны на эти тренировки стал приезжать спецназовец Дубовик.

Читайте также на DOSSIER:  Венедиктова: делом Гандзюк я могу гордиться

Впоследствии буддистский монастырь Мужчиля стал базой Правого сектора, а сам он возглавил разведку ДУК ПС. Среди тех, кого Мужчиль обучал разведывательной и диверсионной деятельности — россияне Ольга Шевелева и Павел Пятаков, которые приехали сражаться за Украину по идейным соображениям, а также Владислава Грищенко, о чем Грищенко сам заявлял в интервью Олегу Володарскому

Андрей Портнов опубликовал фотографии, на которых Влад Грищенко и его побратимы одеты в форму перешедших на сторону пророссийских боевиков донецких милиционеров с георгиевскими ленточками.

Инна Грищенко подтвердила их подлинность. По ее словам, фотографии были на компьютере, который у них изъяла полиция. Она также утверждает, что сама она с Мужчилем не работала.

Дубовик рассказал Забороне, что собирался создать на базе Правого сектора батальон, подчиненный СБУ, но этим планам пришел конец в июне 2015 года, когда президент Петр Порошенко уволил с должности главы СБУ Наливайченко и назначил вместо него Василия Грицака.

Дубовик винит в крахе сотрудничества с СБУ Дмитрия Яроша, из-за которого, по его словам, Правый сектор превратился в «подпольную карманную армию Грицака».

После смены власти в СБУ Мужчиль начал открыто призывать к повстанческой революционной борьбе против действующей украинской власти, а также к террористической деятельности на территории России с целью срыва Минских договоренностей.

Заборона отмечает, что он обещал, что повстанцы со всей суровостью разберутся с «псами из МВД, СБУ и Нацгвардии» и их семьями как с «врагами и предателями украинского народа», а о самом народе отзывался пренебрежительно — как о рабской, аморфной массе, к мнению которой не стоит прислушиваться.

Дубовик же после смены власти в СБУ хотел, чтобы разведчики Правого сектора присоединились уже не к СБУ, а к Главному управлению разведки Министерства обороны.

«Не буду раскрывать все карты, через кого я это сделал, но я пролоббировал это», — заявил Дубовик в интервью Олегу Володарскому.

Однако в июле 2015-го во главе службы разведки был поставлен бывший начальник службы контрразведки СБУ Валерий Кондратюк. Ольга Шевелева рассказала Забороне, что новый куратор не устраивал Мужчиля, и он объявил ультиматум — «нормально работаем или расстаемся».

По ее словам, через день после этого, в декабре 2015 года, Мужчиль был убит в ходе спецоперации Альфы СБУ в квартире в Оболонском районе Киева. Силовики обвинили его в работе на российские спецслужбы. Также были арестованы сама Ольга Шевелева, Павел Пятаков и супруги Кукели, в чьей киевской квартире был застрелен Мужчиль. Однако всех их отпустили на свободу без каких-либо мер пресечения еще в 2016 году, хотя дело все еще не закрыто. Фигурантов дела обвиняют в работе на российскую разведку, в то время как они утверждают, что работали на ГУР Минобороны.

Подозреваемые по «делу Лесника» считают, что Инна Грищенко и ее муж работают против них на стороне СБУ.

Заборона пишет, что после гибели Мужчиля «последовала череда репрессий против бойцов Правого сектора».

«Таким образом, на момент гибели Павла Шеремета как минимум несколько бойцов ДУК Правый сектор, обладающих навыками проведения диверсий, терактов и взрывов, находились „на крючке“ у украинских силовиков — действующих и бывших, представляющих разные, часто враждебные друг другу политические фракции. … А еще правоохранителям не составляет труда „повесить“ резонансное дело на таких людей для достижения собственных политических целей», — делает вывод издание.

Заборона также отмечает, что у супругов Грищенко нет тесных связей с кем-либо в России или Беларуси, кто мог бы планировать убийство Павла Шеремета.

 Анастасия Одинцова