Зима в сумерках. Как энергосистема Украины должна адаптироваться к работе под ракетными обстрелами россиян

энергосистема Украины

Из-за поражений на фронте российские военные прибегли к тактике терроризма и бьют по энергосистеме Украины. Наиболее вероятный сценарий – удары по объектам инфраструктуры продолжатся до конца марта. Поэтому энергетикам и гражданам не остается ничего другого, как адаптироваться к работе при постоянных обстрелах энергетических объектов и регулярных отключениях света.

Первые удары по объектам украинской энергосистемы россияне нанесли 10 октября. Это был их акт мести на удачное контрнаступление ВСУ и освобождение Харьковщины, а также удары по Крымскому мосту. Через месяц, когда россиянам пришлось покинуть Херсон, а президент Зеленский выступил со своим мирным планом на саммите G20, захватчики снова прибегли к тактике запугивания и ударили по украинской энергосистеме.

Удар 15 ноября стал рекордным – оккупанті выпустили около 100 ракет по подстанциям и генерации. Из-за обстрелов половина украинской энергосистемы вышла из строя, а крупнейшей украинской энергокомпании ДТЭК заговорили о том, что тем, кто может уехать из страны, было бы лучше это сделать .

В общем, настроения у энергетиков нельзя назвать оптимистичными. CEO поставщика электроэнергии Yasno считает, что жить в условиях отключений украинцам придется по меньшей мере до конца марта. Даже при условии, когда российские обстрелы полностью прекратятся, энергосистема все равно на время останется дефицитной, поэтому отключения все равно будут, хотя и менее продолжительны.

Однако поскольку логика россиян заключается в том, чтобы сделать жизнь населения максимально невыносимой и таким образом давить на украинские власти, наиболее реалистичен сценарий продолжения ударов по инфраструктуре. Учитывая многолетний нарратив российской пропаганды, о «замерзающей Европе» и энергетическом шантаже как инструменте в международной политике, Кремль вряд ли откажется от такого инструмента как удары по критической инфраструктуре.

И поскольку единственной альтернативой здесь является поражение в войне, все, что остается украинцам — это адаптироваться к новым реалиям военного времени. В общем, уже после первых отключений стало понятно, что сохранение украинской энергосистемы зависит от двух факторов: наличия у нас новейших систем противовоздушной и противоракетной обороны, а также способности украинских энергетиков быстро восстановить поврежденные объекты инфраструктуры .

Читайте также на DOSSIER:  Закон высокого напряжения. Как люди, связанные с ДТЭК Рината Ахметова, защищают энергогиганта от возможных миллиардных штрафов

В обоих случаях мы можем рассчитывать на помощь союзников. В ЕС заговорили об энергетической помощи Украине уже после первых обстрелов критической инфраструктуры в октябре. Однако на фоне того, что ущерб только оператору системы передачи электроэнергии достигает более 70 млрд гривен при этом в Украине из-за российских ракетных атак повреждены почти все ТЭС и ГЭС вряд ли такая помощь будет для нас достаточной. Вероятно, полностью восстановить нашу энергосистему мы сможем только после войны. А в условиях войны нам остаются только ремонты «в полевых условиях».

Аналогов нет

В целом опыт Украины уникален. Ни одна из стран, где происходили боевые действия, не имела столь развитой энергетической инфраструктуры. Если конечно не учитывать опыт Второй мировой, энергетика тогда была совсем другой, а атомных электростанций не существовало в природе.

Эксперт «Центра Разумкова» Максим  проанализировал крупнейшие 130 инцидентов массовых отключений электроэнергии на всех континентах за последние 55 лет. В целом, чаще всего локальные блекауты наступали из-за технических неисправностей, кибератаки или непогоды. Но не было ни одного случая целенаправленной атаки на энергосистему.

По словам эксперта, в пользу российских атак по инфраструктуре сыграла коррупция, происходившая в энергетическом секторе все предыдущие годы независимости. Если бы не было коррупционной составляющей – не было бы и проблемы неравномерной нагрузки на энергосистему.

«Почему у одних потребителей есть свет, а у других нет? Когда строили новые микрорайоны и дома, никто не брал в расчет выдержит ли сеть или нет. Захотелось кому-то построить многоэтажку именно в том микрорайоне — он дал взятку. А еще стоит вспомнить сколько было злоупотреблений при закупках: оборудование которое нужно было просто не покупали. Есть много оборудования, позволяющего разгрузить энергосистему — вакуумные выключатели, устройства автоматического ввода резерва. Они необходимы, чтобы правильно организовать энергосистему, но их никто не рассматривал и не закупал», — говорит Белявская.

Читайте также на DOSSIER:  Благодаря законопроекту "слуг народа" застройщики фактически будут контролировать сами себя, а граждане лишатся возможности обжаловать строительство

Заместитель председателя энергетического комитета Алексей считает, что украинская энергетика оказалась не готова к таким ударам.

«Я не хочу разводить предательство или кого-то винить, но однозначно мы могли гораздо лучше подготовиться для защиты объектов критической инфраструктуры. Их можно было защитить с помощью бетонных конструкций, или вообще сделать частично подземными. Это должна быть программа типа «Большого строительства» — «Большая защита энергетики». Если мы готовились к войне, это нужно было сделать», — говорит нардеп.

По его словам, украинский опыт уникален, и военные кейсы украинских энергетиков войдут в учебники. Ибо после обстрелов над восстановлением энергосистемы работают не только энергокомпании и чиновники, но и ученые.

«Энергетики довольно сложная наука. Бывает так, что ученые долго не могут разобраться, что происходит с энергосистемой: мощности как будто подключены, а передать напряжение не получается. А таких повреждений энергосистемы никогда не было. У нас в 90-х был блекаут, но это было связано с тем, что у нас не было топлива для электростанций», – говорит Кучеренко.

Энергетика военного времени

Депутат считает, что система эффективного управления энергетическим комплексом полностью утрачена в ходе либеральных реформ энергетики.

«Это, по-моему, главный риск. Я вижу какие там совещания проходят, какие там протоколы штабов, но они не носят силы команд. Я убежден, что энергетика уже давно должна была перестроиться на систему управления во время военного положения, а она до сих пор работает как в системе управления рынка электроэнергии. Это нонсенс», — отмечает Кучеренко.

Он отмечает, что, хотя украинская энергетика и получает помощь от союзников, этой помощи недостаточно. Есть определенные государственные структуры, которые собирают потребности от энергетиков, разговаривают с донорами и берут на себя обеспечение, но, по мнению нардепа, они недостаточно эффективны.

Читайте также на DOSSIER:  Без света, но с теплом. Сколько газа в хранилищах и как Украине пройти отопительный сезон

«Есть злоупотребления и часто искусственно создают проблемы для перераспределения власти. Ко мне даже поступала информация о том, что помощь частным компаниям оказывают неохотно в отличие от государственных. Я на заседании комитета задавал вопрос этому первому заместителю министра энергетики Юрию . Он уверял меня, что все компании находятся в равных условиях и имеют равный доступ к помощи, но я не очень доверяю его словам», – говорит Кучеренко.

Белявский считает, что энергосистема может адаптироваться к работе в состоянии войны даже при условии рынка. Главным фактором является обычно экономия. По мнению эксперта, сейчас необходимо пересмотреть график потребления электрической энергии для каждой семьи. Энергосистему нужно разгрузить от всех бытовых приборов, от которых можно отказаться, или использовать такие приборы ночью.

Также очень важно обеспечить рынок электрической энергии финансовым потоком. Повышение НКРЭКУ тарифов на передачу и распределение электроэнергии является одним из следующих шагов.

«Конечно промышленные предприятия говорят о том, что тариф неподъемный, но эти предприятия являются экспортоориентированными. После девальвации гривни у них увеличился приток средств в гривне, поэтому платить они смогут. А энергетикам нужны средства для закупки оборудования», — говорит Белявский.

Эксперт говорит, что помощи, оказываемой нам западными союзниками, сейчас недостаточно, поэтому не исключено, что энергетическое оборудование нужно будет покупать на внешних рынках.

Еще одним шагом, который поможет адаптироваться, может стать возобновление работы недавно национализированного Запорожского трансформаторного завода.

«Сейчас возобновление работы ЗТР ждет весь энергетический рынок. Это предприятие вполне можно релокировать поближе к западной границе, откуда на завод будут поступать комплектующие. На мой взгляд, релокация и запуск производства трансформаторов — это вполне реальная задача», — отмечает эксперт.

FavoriteLoadingДобавить публикацию в закладки