Журналистика перемен. Как медиа влияют на президентские выборы и судьбу обычных людей

Журналистика
FavoriteLoadingДобавить в избранное

В День журналиста hromadske напоминает читателям (и себе), что нет ничего лучше для общественных интересов, чем вовремя раздобытая и обнародованная информация. На примере пяти историй мы показываем, как медиа влияют на жизнь — иногда конкретных людей, а иногда и целых стран.

Андеграунд-бомж

«Я — не как большинство бомжей. Такой гражданский бомж. Андеграунд-бомж. Не знаю, есть ли еще такие (ветераны войны на востоке, которые стали бездомными, — ред.). Я не хочу жаловаться, но реально-то клинит. Начнешь работать на какой-то работе, но там кто-то что-то не то скажет — о той войне, или вообще о ситуации».

Сюжет: «Я не такой, как большинство бомжей»: история ветерана-бездомного»

Автор: Макс Левин

До войны Александр жил в Луганской области, где работал фельдшером на скорой помощи. Потом ушел добровольцем на фронт, но возвращаться было некуда — дом остался на оккупированной территории.

Год назад 33-летний мужчина начал ходить в горы, и это стало его страстью, которой он хочет зарабатывать на жизнь. Но у него не было ни нужных ботинок, ни хорошего рюкзака.

«После сюжета пришло безумное количество комментариев — люди предлагали помочь, в частности деньгами, — вспоминает автор материала Макс Левин. — Ему подарили “снарягу” — рюкзак, обувь. Предлагали домики в разных селах — даже где-то неподалеку от гор. Он пробовал где-то пожить, но ему ничего не подходит, потому что дом не свой. Хочет гидом быть в Карпатах. Он целенаправленно всю зиму ходил, потом немного отдыхал в Одессе и Киеве, жил в хостеле и у друзей. И где-то летом он хочет начать водить людей».

«Свинарчуков за решетку»

«Ни слова о проблемах армии, ни слова — о реформировании оборонки. Исключительно про деньги. […] Когда другими путями достать необходимое для армии невозможно, контрабанда — не проблема. Точнее, проблема — не контрабанда. Проблема и преступление — в ненасытной наживе на армии и “оборонке” в условиях войны. Мальчики не решали проблему, мальчики на ней паразитировали».

Расследование: «Друзья президента воруют у оборонки»

Читайте также на DOSSIER:  Французский сенатор Гуле потребовала от главы МИД отреагировать на санкции против "112 Украина" NewsOne, ZiK и других закрытых СМИ

Автор: Леся Иванова

Расследование о том, что близкий друг Порошенко Олег Гладковский может быть бенефициаром боевых действий, произвело эффект разорвавшейся в прямом эфире бомбы.

Порошенко уже на следующий день приостановил полномочия Гладковского, который был первым заместителем секретаря Совета национальной безопасности и обороны, а еще через шесть дней уволил его. Но было поздно — заборы страны уже были расписаны надписями «Свинарчуков за решетку» (В 2014-м Олег Свинарчук и его сын Игорь изменили фамилию на Гладковский).

Видео вышло 25 февраля 2019 года — за месяц до первого тура президентских выборов. Согласно опросу Центра Разумкова, на момент выхода расследования политический новичок Владимир Зеленский опережал действующего президента Петра Порошенко на 13%. В реальном втором туре эта цифра превратилась в катастрофические 49%.

Позже Порошенко назовет назначение Гладковского ошибкой и скажет, что больше с ним не общается.

«Не знаю [сколько мы потеряли в рейтингах из-за этого скандала], но потеряли. Это больно особенно в связи с тем, что я не имею к этому абсолютно никакого отношения. От слова “совсем”», — уверял Порошенко через полгода после президентских выборов.

читайте также

«Мальчики» на потоках, старые двигатели для танков и топливные сделки: «отрубили» ли кому-то руки за коррупцию в армии?

«Он не был медийным персонажем, и тогдашней власти не был интересен»

«Я никому на родине не пожелаю пройти через такое. Пытали “ополченцы” Донецка. Приехали на черной машине без опознавательных знаков. Номера были заклеены. Они были в пятнистой форме, с георгиевскими ленточками. Эти нелюди меня забрали, надели мешок на голову, ударили прикладом автомата по шее, дальше я уже не помню. Меня укололи шприцом в шею — шрам остался до сих пор…»

Сюжет: «Зуб, сто тысяч переходное правосудие — история политзаключенного Литвинова»

Автор: Анастасия Станко

Жителя Луганской области Сергея Литвинова задержали в сентябре 2014-го в Ростове-на-Дону. Перед этим он успел побывать в плену у боевиков. Он получил 8,5 лет колонии по обвинению в разбое. В 2019-м Россия передала его Украине, где он провел в колонии в Харьковской области еще несколько месяцев.

Читайте также на DOSSIER:  Представители власти хотят под выборы захватить 4 600 плоскостей "Октагон-Аутдор" – аналитик

«Когда я узнала, что Литвинов сидит в украинской тюрьме, то была так шокирована, что была уверена, что это ошибка, что это не он. Я не могла поверить, что в Украине может случиться такая абсурдная ситуация: украинский политзаключенный, сидевший в российской тюрьме, теперь сидит в украинской», — рассказывает автор материала Анастасия Станко.

Огласка все изменила — вскоре президент помиловал политзаключенного.

«События после публикации развивались очень стремительно, — рассказывает Станко. — Буквально через одну-две недели Литвинова выпустили из колонии. До этого он несколько месяцев провел в тюрьме, и никому до него не было дела. Он попал в такую ситуацию потому что он не Олег Сенцов и не Кольченко, он не тянет на героя. Он какой-то обычный человек из деревни, который не умеет хорошо говорить. Он не был медийным персонажем, и тогдашней власти не был интересен».

Сейчас Литвинов живет в родном селе неподалеку от Станицы Луганской. Уже новая власть помогла ему с лечением — после освобождения у него возникли проблемы со здоровьем.

«Самое неприятное, что правозащитники писали, якобы мы помешали каким процессам, опубликовав эту историю. Особенно сейчас понятно, что это полная чушь», — говорит автор сюжета.

Некоторые правозащитники действительно считали, что передача Литвинова для дальнейшего отбывания наказания в Украине — это первая попытка, чтобы с помощью того же механизма выдать и остальные политзаключенных.

Сейчас мы знаем, что контактов между Украиной и Россией об обмене или выдаче политзаключенных тогда уже не было. Следующий обмен пленных состоится уже после смены президента Украины.

«Вышка для Бойко» Фото: «Дзеркало тижня»
«Вышка для Бойко»
Фото: «Дзеркало тижня»

Вышки Бойко: «Все зависит от времени и вдохновения»

«Связанные лица? А кто же знал. Не пригласили на тендер производителей? Ну, не подумали. Статья за “не подумали” в Уголовном кодексе есть? Нет. Статьи нет, но есть нюанс. Иногда правоохранительные органы начинают читать УК немного своеобразно, и тогда у них получается так: “Не подумали по предварительному сговору”. Одним словом, все зависит “от времени и вдохновения”. К тому же вдохновение это может прийти когда угодно: у своих (если с верхами не поделились) — хоть завтра, у чужих — при смене флага власти. Кстати, а когда там уже следующие выборы?»

Статья: «Вышка для Бойко»

Читайте также на DOSSIER:  Зеленский попросил у Столтенберга "исчерпывающий перечень реформ" для интеграции Украины с НАТО

Авторы: Алексей Шалайский и Юрий Николов

Расследователи обратили внимания на эту сделку случайно. На первый взгляд, все выглядело масштабно и солидно — морская буровая установка за 400 миллионов долларов, которую Украине продает не очередной офшор, а британская компания.

Только вот сайт «британцам» почему-то сделала киевская компания за пару недель до тендера. Стоимость оказалась в несколько раз завышенной, а структура собственников компании вела в офшоры и к нескольким подставным лицам. Апофеозом этой истории стало то, еще латвийский телеканал нашел номинального держателя, который оказался 71-летним рижским бездомным.

И хотя расследование о «вышке Бойко» почему-то не вывело на самого Юрия Бойко, именно это словосочетание стало символом масштабной коррупции в государственном аппарате.

«Причина, почему фамилии Бойко нет в уголовном производстве о “вышке Бойко”, — чисто политическая. Кому-то выгодно, чтобы Бойко оставался в политике. Возможно, Порошенко выгодно, чтобы во втором туре на выборах его оппонентом были не Тимошенко или Садовой, а именно Юрий Бойко, за которого, как за большее зло, большинство украинцев не проголосуют. Или требовались голоса “Оппозиционного блока” для ситуативного голосования в парламенте», — предполагала исполнительный директор Центра противодействия коррупции Дарья Каленюк.

Впрочем, смена власти пока не изменила конфигурацию — все внимание правоохранителей обращено на другого лидера «Оппозиционной платформы — За жизнь» Виктора Медведчука. На нем же сейчас сфокусированы и журналисты-расследователи.