Заход на посадку. Какие уголовные дела могут "ускорить" этой весной - DOSSIER

Заход на посадку. Какие уголовные дела могут «ускорить» этой весной

Руководители правоохранительных органов вновь обещают ускорить посадки и «не сливать дела». В частности, об этом говорит новый генеральный прокурор Ирина Венедиктова. Будут ли наказаны коррупционеры и заказчики резонансных убийств, разбирался Фокус

«Весна придет – будем сажать» – один из слоганов президентской избирательной кампании Владимира Зеленского. Это он говорил об объективных, всесторонних расследованиях и посадках коррупционеров.

Но уже осенью глава государства признался: проблема отсутствия «быстрых посадок» в том, что уголовные производства должным образом не расследуются, а после разваливаются в суде. Другими словами – полиция, Государственное бюро расследований, Национальное антикоррупционное бюро и Служба безопасности недорабатывают. А еще и Офис прокурора.

«Не очень много посадок? Пока это не началось? И согласен, и нет. Смотрите: дело Свинарчук – есть, Пашинский – есть, Микитась – есть, Дубневич – есть. И вы даже видели, что в Верховной Раде за представление Дубневича не все голосовали, – боятся, что к ним будет такое же отношение. И правильно боятся, оно будет таким», – объяснял Зеленский во время пресс-марафона 10 октября 2019 года.

Зеленскому удалось перезапустить всю систему органов правопорядка и начать «старый разговор о главном» – посадках

Свою «эффективность» уже 12 декабря 2019-го показала нацполиция, задержав подозреваемых в убийстве журналиста Павла Шеремета. Арсен Аваков отрапортовал: преступление могли совершить военнослужащий и музыкант Андрей Антоненко и двое волонтеров-медиков – Юлия Кузьменко и Яна Дугарь. Правда, с того времени дело начало пробуксовывать.

27 декабря 2019 года Зеленский назначил и. о. главы ГБР народного депутата Ирину Венедиктову вместо скандального предшественника Романа Трубы. Вскоре именно кандидатуру Венедиктовой Зеленский предложил на его место.

Венедиктова на посту директора ГБР запомнилась сомнительными назначениями – на должность своего заместителя она выбрала бывшего адвоката Виктора Януковича: тот якобы взялся курировать дела, связанные со своим бывшим подзащитным.

Но вскоре у Венедиктовой возникли замечания к «100% своему человеку Зеленского» – генеральному прокурору Руслану Рябошапке. И они фактически стали определяющими для увольнения последнего. После чего именно кандидатуру Венедиктовой Зеленский предложил на его место. А 17 марта Верховная Рада на внеочередном заседании назначила Ирину Венедиктову генеральным прокурором Украины. «За» проголосовали 269 нардепов.

Таким образом Зеленскому удалось перезапустить всю систему органов правопорядка и начать «старый разговор о главном» – посадках. Но не с коррупционных кейсов, а дел, связанных с громкими убийствами.

Прокурорская проблема

Представители Офиса прокурора и Министерства внутренних дел 25 марта собрались на Резницкой, чтобы «согласовать проведение следственных и процессуальных действий в ряде резонансных уголовных производств», а именно Павла Шеремета и Ивана Кузнецова.

Шеремет – известный журналист. Утром 20 июля 2016 года в его автомобиле сработало взрывное устройство.

Три с половиной года полиция обещала раскрыть громкое преступление, и только в декабре 2019-го задержала возможных подозреваемых. Ныне двое фигурантов находятся в СИЗО, один – под домашним арестом. Расследование продолжается.

И если фамилию Шеремета слышали многие, то второй жертвы, Ивана Кузнецова, – единицы.

Кузнецов – житель Черноморска, погиб 24 мая 2018 года от ножевого ранения. Его он получил во время предположительного нападения на одесского активиста Сергея Стерненко.

– В Одессе в 2017 году мэр города Геннадий Труханов и его бизнес-партнер Владимир Галантерник пытались застроить летний театр и часть городского сада, – рассказывает Стерненко свою версию событий. – Я вышел на акцию протеста, стримил, за что меня и посадили в СИЗО. Якобы потому, что я был организатором массовых беспорядков. Когда освободили, мне стали угрожать.

Читайте также на DOSSIER:  Лоскутная демократия. В какие цвета раскрасят карту Украины местные выборы 2020

По словам Стерненко, после на него нападали трижды. Последний раз – 24 мая 2018-го. Тогда к нему якобы подошли двое мужчин с ножом, стали бить, он защищался и ранил их. Один вскоре умер.

Активист уверен: одесская полиция причастна к организации покушений на него и содействует преступникам. Поэтому добивался передачи материалов расследования в СБУ.

Представитель семей потерпевших же настаивает: встреча Стерненко и двух парней – Ивана Кузнецова и Александра Исайкула была случайна, и именно Сергей нанес первым удар.

В ОДНОЙ СВЯЗКЕ. На фото – генеральный прокурор Ирина Венедиктова и министр МВД Арсен Аваков на совещании в офисе генерального прокурора

Надо сказать, дело Стерненко давно стало политическим. Интерес к нему проявляют в том числе экс-замглавы Администрации Януковича Андрей Портнов, блогер Анатолий Шарий, нардеп Макс Бужанский, нардеп Илья Кива, который считается человеком Авакова, и многие другие, которые настаивают, что активист должен быть осужден за умышленное убийство. В частности, Андрей Портнов утверждал: «если государство больше не будет вмешиваться в расследование и защищать убийцу, гражданин Стерненко будет арестован и осужден», а Илья Кива заявлял, что активист «зарезал многодетного отца в Одессе, и должен сидеть в тюрьме».

Кроме того, в день назначения нового генерального прокурора именно о Сергее Стерненко у кандидата Ирины Венедиктовой в зале парламента спросил нардеп Александр Дубинский – мол, будет ли расследоваться дело, которое «стало одной из проблем прошлого генпрокурора».

На днях уже бывший заместитель генпрокурора Виктор Трепак в интервью «Украинской правде» заявил: «Именно из-за дела Стерненко у меня был серьезный конфликт с новым генпрокурором. Ирина Венедиктова проявила огромный интерес к этому делу и при первом же разговоре о нем сказала, что нужно немедленно сообщить Стерненко о подозрении в совершении преступления». Трепак же пояснил: по мнению прокуроров, оснований для таких действий нет.

Известно, что Венедиктова отстранила Трепака от производств, которые расследует Служба безопасности, в том числе Стеренко, поэтому он подал в отставку. При этом сама генеральный прокурор в последнем интервью «Украинской правде» заявила, что Сергею Стерненко в любом случае вручат подозрение в умышленном убийстве (ст. 115) или убийстве при превышении пределов необходимой обороны (ст. 118).

В ожидании приговоров

Ольга Решетилова, координатор проектов по защите гражданского общества Украинского Хельсинского союза по правам человека, уверена, что Офису прокурора важно не просто наказать Стерненко, а «устроить показательную «казнь», чтобы другим не было повадно».

– Превращая в маргинала Стерненко, пытаясь сделать из него страшного «правосека», радикала, пытаются унизить все гражданское общество, – говорит она. – И власть, как предыдущая, так и нынешняя, этому процессу содействовала. Но если раньше проводилась скрытая кампания, то сейчас она – явная. Мол, смотрите, главные враги – не коррупционеры, а активная часть общества. В случае Стерненко необходимо создать прецедент, наказать человека, который не согласился, не прогнулся под систему, более того – агрессивно защищался, – подчеркивает представительница Украинского Хельсинского союза.

Правозащитники утверждают, что в истории Стерненко нельзя делать акцент только на случае убийства Ивана Кузнецова, а необходимо рассматривать три нападения на активиста и ситуацию в Одессе в комплексе. К тому же важно дождаться решения суда.

Во время предвыборной кампании кандидат Зеленский призывал тогда еще президента Порошенко расследовать убийство Гандзюк, а после победы на выборах лично обещал найти виновных

Также надо искать и называть имена не только исполнителей, но и заказчиков убийства херсонской активистки Катерины Гандзюк. Это дело также на карандаше у нового генерального прокурора.

Читайте также на DOSSIER:  ЗМІ назвали ім'я можливого підозрюваного у вбивстві Шеремета, якого проігнорувало слідство (фото)

Напомним, 31 июля 2018 года Катерину Гандзюк возле ее дома облили концентрированной серной кислотой. От ожогов пострадало 30% ее тела. 4 ноября Катерина умерла.

– Где находится подозреваемый в ее убийстве Алексей Левин, которого недавно экстрагировали из Болгарии, знали и раньше, задержать его не было проблемой. Но не хватало политической воли, – уверена Решетилова. – Но это случилось только в последние месяцы, когда за дело взялся Трепак. Важно, чтобы все причастные к нападению на Гандзюк оказались на скамье подсудимых.

Не будем забывать, что во время предвыборной кампании кандидат Зеленский призывал тогда еще президента Порошенко расследовать убийство Гандзюк, а после победы на выборах лично обещал найти виновных.

– Хочется верить, что даже после смены генпрокурора власти доведут дело Гандзюк до логического завершения, несмотря на политическое влияние, – говорит Ольга Решетилова. – Но мы опасаемся, что объективное и всестороннее расследование не выгодно власти. Факт наказания заказчиков для нее опасный, потому что возникнет прецедент и придется расследовать еще сотню подобных, хотя не таких громких дел, в которых политики и представители власти угрожали активистам. Как, например, в истории Протасова Яра и Геннадия Корбана или череды нападений в Харькове. Поэтому если вспомнить недавнюю встречу Венедиктовой и Авакова, то можно увидеть сигнал всей правоохранительной системе – мол, можете работать, как и работали, мы прикроем.

Дела политические

Владимир Петраковский, бывший прокурор, эксперт Реанимационного пакета реформ, вспоминает, что два президента и шесть генеральных прокуроров обещали наказать виновных в убийствах на Майдане и посадить коррупционеров. Но за шесть лет для расследования «дел Майдана» не давали достаточных ресурсов, а в вопросе борьбы с коррупцией только имитировали бурную деятельность.

– Что касается коррупции – это хайповая тема. Но, на практике, любое отдельное дело в Украине начинается как громкое и резонансное, а потом затихает, – говорит Петраковский. – Несмотря на то что журналисты пишут о серьезных коррупционных рисках, публикуют обличительные пленки, результатов нет. Когда периодически надо отдавать кого-то на съедение – отдают и забывают.

Например, еще в 2018-м журналисты провели расследование о коррупционных сделках, к которым был причастен экс-нардеп Сергей Пашинский. Коллеги из «Нового времени» описали схему по закупке Житомирским бронетанковым заводом в Польше списанных с вооружения разобранных советских БМП-1 1980-х годов выпуска.

В 2019 году Пашинского арестовал суд. Но не за коррупционные преступления. Бывшего парламентария правоохранители подозревают в том, что 31 декабря 2016 года выстрелил из наградного пистолета в ногу жителю Киевщины Вячеславу Химикусу, с которым у него возник бытовой конфликт.

Подобная история случилась и с бывшим первым заместителем секретаря СНБО Олегом Гладковским.

В начале 2019-го журналистам стало известно, что бизнес-партнер Петра Порошенко причастен к коррупционной схеме при участии «Укроборонпрома»: с помощью трех фирм-прокладок Гладковский с «партнерами» заработали как минимум 250 млн грн.

Осенью прошлого года Олега Гладковского задержали правоохранители. Но причиной послужили не указанные факты хищения в оборонной сфере. Следствие утверждает, что бывший замсекретаря СНБО подал недостоверную декларацию. А еще, пользуясь служебным положением, обеспечил включение в государственный оборонный заказ грузовые автомобили МАЗ 6317 компании «Богдан Моторс» по завышенным ценам.


Куда более интересным делом для нынешней власти было дело президента, а ныне нардепа Петра Порошенко


Точнее – более десяти производств, которые находятся в ГБР. Среди расследуемых фактов переход украинских кораблей через Керченский пролив и полет на Мальдивы.

Читайте также на DOSSIER:  Дело за сдачу Крыма: политолог объяснил, к чему готовиться Турчинову

По словам бывшего и. о. генпрокурора Виктора Чумака, подозрения, подготовленные ГБР пятому президенту, не были подписаны в Офисе генпрокурора потому, что они «фактически высосаны из пальца».

А сейчас шансы расследовать дела Порошенко, даже если и появятся основания, – еще меньше. Эксперты отмечают, что Зеленскому все труднее найти поддержку монобольшинства в парламенте, и надо договариваться с другими фракциями, в частности «Европейской солидарностью».

В поисках громкого дела

– Ситуация, которая возникла в государстве, требует от силовиков, и в первую очередь от нового генпрокурора, демонстрации не обещания или эпизодических задержаний, а действия и результатов – обвинительных приговоров. Поэтому сейчас Венедиктова попытается найти подходящие варианты, которые будут одновременно и достаточно громкими и такими, что не развалились в суде. Последнее организовать очень сложно, – говорит политический аналитик Александр Кочетков.

Он предполагает, что на столе у Венедиктовой, кроме дел Шеремета, Гандзюк и Стерненко, все еще находятся дела Порошенко, несмотря на заметное послабление давления на него.

– Мы понимаем, что ситуация с Порошенко может вскоре измениться, – констатирует эксперт.


Кроме того, Венедиктова изучает кейсы окружения Зеленского. Среди них: главы Офиса президента Андрея Ермака и депутатов фракции «Слуги народа».


Владимир Петраковский говорит: Венедиктова – зависимый генеральный прокурор. Таким же был Рябошапка. Последний часто пытался угождать президенту. В качестве аргумента Петраковский приводит ситуацию на брифинге после задержания подозреваемых в убийстве Шеремета, когда Рябошапка назвал их исполнителями. После он также пошел на изменение меры пресечения «беркутовцам», которых передали в рамках обмена в ОРДЛО.

– За это активисты и журналисты его «поджарили», – говорит эксперт. – А после Рябошапке принесли на подпись подозрение Порошенко. И генпрокурор понял, что мало того, что его «поджарят» во второй раз, так возникнет еще и международный скандал – его репутация не переживет. И Рябошапка отказал. Он сделал это не потому, что такой принципиальный и независимый, просто побоялся. Если бы возник не такой резонансный вопрос, выполнил бы просьбу.

Эксперт РПР считает, что любые производства, будь то об убийствах активиста и журналиста или коррупционные, будут расследоваться эффективно тогда, когда президент перестанет пытаться влиять на органы правопорядка. Даже на словах.

– И в свою очередь прокуратура, ГБР, полиция и другие должны прекратить угождать президенту, а расследовать то, в чем видят перспективу в соответствии с Конституцией и законами, – говорит он.

Ныне можно сомневаться, что после смены руководителей органов правопорядка, ведомства возьмутся за коррупционные дела – скорее, на первый план выдут кейсы активистов, – действия начнутся, как только окончится карантин. В ближайшее время не услышим мы и заявлений о преследовании политических оппонентов. А вот защитой политических союзников власть наверняка займется.