Ю. Атаманюк: «Изменениями в бюджет было узаконено воровство в налоговой и таможне» - DOSSIER

Ю. Атаманюк: «Изменениями в бюджет было узаконено воровство в налоговой и таможне»

В конце апреля в Украине происходит ротация на должностях глав налоговой и таможенной служб. Уволены их прежние руководители, которые не отметились эффективностью в своей работе. Более того, когда под конец 2019 года в Украине фактически произошел технический дефолт, а в начале 2020 года показатели бюджета выполнялись очень плохо, эти факты связывали как раз с работой налоговой и таможни. Почему их начальники были уволены и что ожидать от работы этих служб в будущем, в интервью ГолосUA рассказывает экономический эксперт, бывший первый заместитель начальника ГУ Налоговой милиции ГНС Украины Юрий Атаманюк.

– 24 апреля были уволены главы налоговой и таможенной служб Сергей Верланов и Максим Нефедов соответственно. Как Вы думаете, причины этого решения носят экономический или политический характер?

– Я думаю, если бы причиной стали экономические последствия, то принимать такое решение нужно было еще осенью прошлого года. Было видно, что это люди случайные. С 2000 года в Украине при всех президентах, премьерах и главах налоговой и таможенной службы план всегда выполнялся. И в 2008-м году в кризис, и в 2013-м. Такого обвала, как допустили эти два деятеля, не было в нашей современной истории. В мае прошлого года были оглашены конкурсы, в июне они были назначены. Конкурсы были фальсифицированы. Это подтверждает то, что до окончания этого конкурса Порошенко зарапортовался и объявил победителей до последнего тура конкурса. Да и не президент должен их объявлять. Эти люди были назначены кулуарно, а конкурс был фикцией. В июне они были назначены, пошла процедура реорганизации, то есть из ГФС создали два преемника, и в августе началась работа налоговой и таможенной служб. Август прошлого года был первым месяцем, когда налоговая не выполнила план. Сначала они говорили, что им мешает реорганизация, потом придумывали про курсовые разницы и другие вопросы.

– Каковы были экономические убытки?

– Они пришли и начали генерировать невыполнение плана, что вылилось по результатам года в официальную дыру в бюджете в 55 миллиардов гривен. Реальная дыра была намного больше. Верланов принял налоговую службу с переплатой налога на прибыль 5 миллиардов, а до конца года довел переплату налога на прибыль в 20 миллиардов. То есть это нужно добавлять к дыре в бюджет. Это деньги, которые одолжили у бизнеса, используя карательные фискальные методы. Аналогично налог на добавленную стоимость. Последние два года он возмещался в автоматическом режиме. Непрозрачные возмещения перешли в цивилизованный автоматический режим. Для выполнения плана перевели опять в ручной режим и начали опять задерживать возмещение НДС. И так за сентябрь, октябрь, ноябрь у нас задерживали на 15 миллиардов. Это тоже надо добавить к невыполнению бюджета. Это я говорю к тому, что они не показали какой-то разовый прокол. Системно, с первого дня как они взяли бразды правления в своих ведомствах, сразу в этот же отчетный период пошел обвал показателей, пошел кадровый бардак, не могли определиться с главами налоговых и таможен областей. Назначения были непрозрачными. Они объявляли конкурс на зама главы фискальной службы, органа который ликвидируется, кто же туда пойдет, а потом по переводу своих людей они так назначали Петухова замом таможни, Шендрика замом таможни. Вся их деятельность была нечистоплотная, непрофессиональная, грязная. Рано или поздно правоохранители сделают вывод, что она была и криминальная. Если бы министерство финансов, а Маркарова их поддерживала, это ее люди, премьер-министр исходили бы из экономических показателей, то когда был завален сентябрь, октябрь, ноябрь, этих людей не держали бы. Как можно держать человека, если день нахождения Нефедова на должности стоит нашему бюджету 300 миллионов гривен в день? Как можно ждать? Это же не две копейки. Зато мы просим деньги у МВФ. Делаем секвестр и забрали полтора миллиарда субвенций у учителей. А они генерируют минус 15-20 миллиардов ежемесячно.

Читайте также на DOSSIER:  ЕС предоставит Украине 20 млн евро на диджитализацию: чего она коснется

– Эти недополучения вызваны непрофессионализмом или это намеренное, коррупционное действие?

– В основе конечно коррупционное действие. Площадка, которая существовала для уклонения от уплаты налогов – так называемые «скрутки», когда продавались документы реальным сетям, им давали документы на налоговый кредит, на затраты. И оборот этих «скруток» по месяцу был 25 миллиардов гривен, 5 миллиардов гривен НДС не поступало в бюджет. Вот вам, где было выполнение плана.

– А кому тогда идут эти 25 миллиардов гривен?

– Идет преступная схема. Есть конвертационный центр. Конвертационный центр, когда делает «скрутку» живому бизнесу, все документы продает. Живому бизнесу это стоит от 10 до 13 %. Продав 25 миллиардов такого оборота, конвертаторы вместе с налоговиками зарабатывают 10 %. Схема работает просто. Импортеры завозят товар, например, обувь. Этот товар растаможен, обувь поехала на 7-й километр, продалась за наличку. На импортере есть приходные документы – обувь на сумму миллиард гривен, а обуви нет, ее продали за наличку. Теперь этот миллиард гривен продают какому-то потребителю, которому нужно платить НДС на территории Украины. Он взял на себя и рассчитался с этими конвертаторами, отдал 10 %, чтобы не платить налог на добавленную стоимость и налог на прибыль. Вот и все.

– А как Вы оцениваете нынешнее выполнение бюджета? На конец апреля Госкозначейство оценивает выполнение по четырем месяцам на уровне 90 %. А на каком уровне оно сейчас?

– Во-первых, внесли изменения в госбюджет. Сверстали бюджет 2020 года с дефицитом в 90 миллиардов. Потом внесли изменения с дефицитом в 300 миллиардов. Это уже вы смотрите выполнение под этот увеличенный дефицит. А фактически можно сказать, что узаконили вот это воровство налоговой и таможни. Потому что налоговая и таможня не добирала за счет схем 15 миллиардов по месяцу, что является 180 миллиардов по году, и вместо того, чтобы побороть эти схемы и их выполнить, собрать эти деньги, сделали секвестр бюджета. То есть такой результат налоговой и таможни фактически этим законом узаконили. Вот что произошло.

– Именно изменением в бюджет?

– Ну конечно. Что такое секвестр? Это забирают расходы бюджета. И так был бюджет скудный, и так мало выделено денег врачам, учителям, малообеспеченным, социальным категориям населения, многодетным матерям, инвалидам, на спорт, культурные мероприятия. Это забирают, а с другой стороны работают схемы. Ну это уже называется мародерство. Это то, против чего голосовали на выборах. А что получили? Получили, что схемы работают. Поменялись только лица. При том некоторые: Нацбанк остался, Минфин остался до 5 марта, налоговая и таможня осталась.

– А почему налоговую и таможню сперва разделяли, а потом снова звучали идеи ее объединять? Что дает объединение или разделение налоговой и таможенной служб?

– Это отдельный системный комплексный вопрос. Все, что у нас делали при разных президентах, делалось субъективно, исключительно под какие-то персоналии. Это не нормально. Цивилизованный мир движется в сторону объединения налоговой и таможни. Налоговая и таможенная служба должны быть под министром финансов. Почему она одна? Потому что прохождения товарно-денежных отношений от внешнеэкономической деятельности до конечного потребителя, базы данных одни, аппарат управленческий один, персонификация ответственности за доходы бюджета одна. Это прогрессивный мир. У нас каждый год либо объединяют, либо разъединяют. Те, кто принимают решения, не говорят людям, что любое объединение и разъединение – это период неуправляемости структуры, второе – это кадровая и управленческая чехарда. Третье – это расходы, которые кажутся небольшими, но когда они связаны с оптимизацией штата, поменять все бланки, вывески, удостоверения, конверты и так далее. Это все десятки миллионов гривен расходов, но самые большие расходы, это именно с кадрами, с людьми. Идет оптимизация штатной численности, сокращение людей, и там идут большие социальные выплаты и это все на ровном месте создает только проблему. Налоговая и таможенная службы могут работать вместе, могут работать отдельно, но прогрессивный мир движется в сторону объединения.

Читайте также на DOSSIER:  Николай Мельниченко: "Записывать Кучму я решил, проведя полдня в шкафу у него в кабинете"

– Верланова и Нефедова уволили сразу после появления идеи назначить Михаила Саакашвили вице-премьер-министром по вопросам реформ. Сам кандидат начал говорить, что сделал в Грузии отличную таможню. Как Вы оцениваете идею создания в правительстве этой должности, на которую претендовал Саакашвили? Неужели Украине так не хватает каких-то реформ?

– Мы должны понимать одно, что реформатором, который может реализовать и изменить цифры и показатели, о которых я сказал, может быть только один человек. Его зовут Зеленский Владимир Александрович. Должность – президент страны. Вице-премьер по реформам, министр экономики…  Можно придумывать любые должности, комиссии, советы, госагентства. Как угодно называйте, но только президент. Нужна политическая воля. Год потратили время. Год каких-то непонятных случайных новых лиц, которые покатались на самокате, мы с них посмеялись, посмотрели, получили минус 10 % ВВП, время потеряно. Теперь задается вопрос: есть политическая воля или нет? А как мы будем жить после кризиса? Где экономическая политика государства после кризиса? Вы хотите старым законодательством, на старых условиях, старыми методами жить в новом мире, который будет после пандемии. Так мир будет уже другой. Границы уже закрыты, идет мощный продовольственный кризис, происходит переоценка ценностей, углеводороды уже ничего не стоят, зерно пошло вверх. Вьетнам наложил мораторий на экспорт риса, Казахстан наложил мораторий на экспорт пшеницы, Турция наложила мораторий на экспорт овощей и фруктов, а мы при росте потребления, увеличили экспорт, вместо того, чтобы наполнять этим госрезерв. Нет реакции вообще на сегодняшние вызовы – адекватной, профессиональной и что самое главное патриотичной. Не чувствуется, что правительство – это люди, которые хотят жить в Украине.

– 29 апреля главой налоговой службы был назначен Алексей Любченко. Как Вы оцениваете это назначение?

– В целом позитивно. Потому что эти «шариковы», которых до этого назначали в правительство, привели к тому, как мы с вами живем. Любченко – реально специалист, он прошел региональные подразделения, был в Кировограде первым замом, в Черкассах главой налоговой, работал директором департамента и замом в налоговой службе страны. Объективно на сегодняшний день из этой дурацкой кадровой политики, которая проводилась, он сегодня в правительстве самый большой специалист, абстрагируясь от других человеческих качеств. Но есть два ключевых момента. Первый момент – это люстрация. У нас под люстрацию попадает тысячи людей, которые близко никогда не видели Януковича и его окружения, не участвовали в темах и схемах, и которые огульно, противозаконно не могут работать на благо нашей страны. Почему делается исключение ради Любченко – вопрос к тем, кто принимал это решение. По моей инсайдерской информации, принимал решение непосредственно глава Офиса президента Ермак. Такие шаги омрачают систему власти и доверие к власти в целом. Если есть решение ЕСПЧ, апелляции ЕСПЧ, что люстрация – это незаконно и неконституционно, если есть ряд решений украинских судов, то нужно одним этим решением взять эту люстрацию и отменить для всех и иметь нормальный кадровый потенциал в стране.

Второй вопрос, где власть допустила ошибку. Как объявлялся конкурс на главу налоговой службы: в пятницу объявили, в понедельник до конца дня подать документы, люди подали, было 6 кандидатов, и этих людей потом послали, сказали, что вы для участия не отобраны. На этом конкурс закончили и в этот же день назначили другого человека. Власть так дезориентирована, что даже не может свое решение провести красиво. В чем была проблема, если бы Любченко на этот конкурс заявился бы седьмым и спокойно победил бы? Объективно по своим знаниям и послужному списку, если не считать люстрации, он был бы лидером в этой ситуации. Эта вся форма и методы не добавляют авторитета власти.

Читайте также на DOSSIER:  Коррупция в НААН: как Ануш Балян крадет элитные земли Украины

– А почему сразу не назначили главу таможни? Там идут какие-то консультации?

– Торгуются, решают… Кланы, центры влияния… Там же очень много игроков, как и в случае с налоговой службой. Крутится Аристов со своими кандидатами, крутится Гетьманцев со своими кандидатами, окружение премьер-министра, Офис президента, парламентские там, Арахамия бегает со своими кандидатами. Вроде как хотят назначить кандидата от Арахамии Щуцкого, там клейма негде ставить, одни коррупционные скандалы, и Арахамия его толкает на зама по контрабанде. Толкать Щуцкого на зама по контрабанде – это как предложить вернуть на премьер-министра Лазаренко, приблизительно так. Настолько (негативное – Ред.) восприятие человека в таможенной среди и в среде бизнеса.

– Чего в целом ожидаете от работы налоговой и таможни в будущем?

– Не может работать отдельно взятый какой-то орган. Так не бывает. Мы имеем самого слабого за время Украины министра финансов. Он порядочный хороший парень, но он не министр финансов. Он занимался европейской интеграцией. Это приехать в Польшу к такому же демагогу по интеграции, посидеть и поумничать друг с другом. Это же не та ситуация, где нужно собрать налоги, обеспечить за ними контроль. Его уважают как человека, но не каждый хороший человек – хороший министр. То, что в прессе писали, что Марченко лоббировал Любченко, то у знающих людей это вызывает улыбку. На самом деле все всё понимают, кто может лоббировать в этой стране и кто может назначать. Поэтому имея слабый Минфин, слабый Кабмин, имея окружение президента в Офисе, где Юлия Ковалив отвечает за экономику, ничего в этом не понимая и не желая никакого добра этой стране, то отдельно взятый глава налоговой или таможенной службы ничего не могут сделать. Они могут либо красть, либо не красть. Если Арахамия лоббирует Щуцкого, а Аристов, который всю жизнь рыбой торговал, сейчас взлетел на главу бюджетного комитета и лоббирует зама таможни по тарифам, то что сможет сделать начальник таможни? Без него назначат замов, без них поназначают глав областных подразделений, те снюхаются со своими силовиками на местах. Если по Верланову четко была инсайдерская информация по его непосредственному участию в страшных делах, то к Нефедову относились как к такому хипстеру, он не был во главе коррупционной пирамиды, там других людей называли, но это не мешало работать всем коррупционным потокам. При такой системе координат, при такой системе власти, когда у силовиков, Кабмина, губернаторов, народных депутатов, у каждого свое кино, и каждый думает: так все валится, так все плохо, надо думать о семье, хоть в последний момент под шумок что-то украсть. Эта тенденция пошла. Я вижу настроения руководителей таможенных постов на границе, настроения руководителей инспекций на местах, руководителей СБУ, МВД. Общая дезориентация. Никто не контролирует ни скачок цен на продукты, прозрачность поступлений медицинских средств защиты и так далее и так далее. Это сложно назвать государством. Мы стали территорией, и все занимаемся саморегуляцией. Саморегулируемое общество без влияния власти. А власть как пытается где-то повлиять, так становится только хуже. У меня пессимистические ожидания от эффективности, но не связанные с персоналиями, а с общим фоном этой ситуации.