Washington Post: НАТО должен не давать Украине членство ради борьбы с Китаем

НАТО
FavoriteLoadingДобавить в избранное

Москва способна сеять хаос и сует нос не в свои дела, но она — меньшая угроза, чем Китай.

Как и было обещано, администрация президента Джо Байдена быстро пытается восстановить поврежденные Дональдом Трампом отношения с союзниками по НАТО. Министр обороны США Ллойд Остин сразу после своего назначения на должность сделал свой первый телефонный звонок Генеральному секретарю НАТО Йенсу Столтенбергу.

Байден тоже вскоре опубликовал видео своего разговора с ним, выйдя за пределы традиционной публикации «стенограммы».

«У нас впереди гора работы: от COVID-19 до климатических изменений и решения вызовов для безопасности», — сказал Байден главе НАТО.

Но как только телефонные звонки и речи о том, что «Америка вернулась», закончатся, команде Байдена нужно взяться за трудную задачу подготовить НАТО к новому разделу в его истории. Об этом на страницах Washington Post пишет профессор Школы дипломатии и международных отношений университета Сетон-Холл Сара Моллер.

Через 30 лет после падения СССР миссия организации, основанной после Второй мировой войны для защиты свободы в Западной Европе и Северной Америке, уже не так очевидна. Восстановление доверия европейских союзников к компетенции США будет не достаточно, чтобы вдохнуть новую жизнь в трансатлантическое партнерство, если союзники не решат кризис идентичности.

После Трампа альянс не может просто вернуться к ведению дел, как обычно. Потому что «вести дела, как обычно» для НАТО в последнее время означало брать на себя все больше ролей и деятельности в отчаянном поиске своей уместности. Трамп действительно сильно навредил НАТО. Но будет не правильно обвинять его абсолютно во всех проблемах. Смещение основной задачи, например, началось задолго до него.

Долгосрочные коррективы будут включать переориентацию организации на выполнение ее традиционной роли сдерживания и защиты против стратегических соперников. Да, Россия среди таких соперников. Но главный из них Китай. Эта страна — очевидная преемница СССР образца середины 20-го века, ввиду ее идеологических амбиций, противоречащих западной демократии.

Конец Холодной войны предсказуемо стал причиной появления кризиса идентичности НАТО. Под руководством США организация отошла от давней цели коллективной обороны против Москвы. Вместо этого она начала выполнять глобальную миротворческую миссию. Безопасность стран за пределами альянса стала проблемой из-за теории, что нестабильность и насилие за границами НАТО может перекинуться на территорию стран-участниц. К тому же вмешательство, чтобы остановить гуманитарные катастрофы, считалось по сути правильным.

Читайте также на DOSSIER:  Кулеба откровенно рассказал, что связывает Украину по рукам и ногам на пути в ЕС и НАТО

Это изменение сопровождалось расширением. С конца 1990-х годов НАТО почти удвоил количество стран-участниц. С 16 их количество возросло до 30. И в составе теперь Эстония, Литва и Латвия, которые когда-то были частью СССР, а также бывшие страны-участницы советского Варшавского договора, такие как Польша.

Ранним примером новой роли НАТО стала бомбардировка Югославии в 1999 году с целью остановить насилие режима Слободана Милошевича против мирных жителей Косово, а также миротворческая миссия на Балканах. В 2003 году НАТО взялся за задачу установить мир в Афганистане после вторжения коалиции во главе с США. В 2011 году альянс вторгся в Ливию, чтобы заставить режим Муаммара Каддафи выполнить резолюцию Совета Безопасности ООН о прекращении огня.

Гражданские конфликты и насилие такого типа в других горячих точках мира вряд ли исчезнут в ближайшее время. Но НАТО плохо подготовлен к решению таких проблем. Стабилизация глобальных кризисов — слишком размытая цель, чтобы быть организационным принципом для военного альянса. К тому же, такие амбиции еще больше «растянут» ограниченные ресурсы НАТО во времена, когда Североатлантический регион сам оказался под угрозой. Но переориентация НАТО на борьбу с угрозами, которые поступают из Китая, восстановит первоначальную миссию альянса как защитника от стратегических союзников врагов.

А как же Россия? Она до сих пор вмешивается не в свои дела. Но она по большей части под контролем. Современная Москва — лишь тень от себя прежней. Да, она способна сеять хаос любыми методами. Но с точки зрения неядерных военных сил, они не представляет такой угрозы для НАТО, как прежде. И альянс быстро отреагировал на имеющиеся российские угрозы. После аннексии Крыма в 2014 году НАТО создал новые командные центры и штаб-квартиры в Польше, Литве и Румынии. И это было крупнейшей инвестицией в структуру сил со времен Холодной войны.

Читайте также на DOSSIER:  В ООН прогнозируют сокращение населения Украины до 35 млн к 2050 году

До сих пор сохраняются внутренние споры относительно того, как действовать в случае распространения дезинформации перед выборами. Некоторые европейские страны, в частности Франция, кажется, склонны закрывать глаза на провокации Владимира Путина. А Германия упорно стремится к большему финансовому и энергетическому сотрудничеству с Россией. Путин использует эти расколы, чтобы попытаться разделить союзников и настроить друг против друга. Но в вопросе сдерживания российского военного авантюризма НАТО объединен и эффективен.

Именно Китай представляет наибольшую угрозу в долгосрочной перспективе для западных ценностей и интересов. Сегодня он остается в основном экономической и политической угрозой без военного измерения. Но НАТО должен готовиться к тому, что в будущем появится и военная угроза, учитывая все более агрессивную внешнюю политику Пекина. В конце концов, Китай подавил Гонконг, вступил в бои с Индией в Гималаях, ввел специальные пошлины для Австралии после того, как австралийский политик раскритиковал Пекин за реакцию на коронавирус. Также Китай пригрозил Великобритании последствиями за то, что она отказалась от услуг компании Huawei в строительстве 5G-сети.

Китай также много инвестирует в европейскую инфраструктуру. Государственные компании владеют крупными долями 13 европейских портов. А, например, телекоммуникационная компания ZTE пользуется большим присутствием в юго-восточной Европе. Когда страны уступают контроль над своей инфраструктурой, они теряют «устойчивость» или способность восстановиться после шока природной катастрофы или военной атаки. Пекину легче давить на страны НАТО, угрожая отрезать их от доступа к портам, например.

Сосредоточение НАТО на угрозе со стороны Китая не означает, что завтра военные корабли альянса войдут в Южно-Китайское море, где Пекин строит все больше баз ВМС. По крайней мере в начале это будет означать изменение стратегического мышления. Но Китай уже сейчас проник в Североатлантический регион. В Арктике он, например, вместе с Россией работает над добычей природного газа. Он также отправляет ледоколы в Норвежское море.

Чтобы разобраться с этой активностью, НАТО может начать с формального включения «Крайнего севера» в свои стратегические документы и увеличить присутствие в регионе. Также, чтобы переориентироваться на противостояние с Китаем, НАТО должен ограничить свою другую деятельность, что уже принесет пользу.

«Кроме прекращения тренировочных и консультативных миссий в Ираке и Афганистане, будет разумным поставить расширение НАТО на паузу. Поскольку было бы нецелесообразно принимать новых членов, таких как Украина и Грузия, ужасно провоцируя Россию, в ходе разрешения кризиса идентичности. Россия уже и так сдержанна. Предоставление членства Украине и Грузии, чего европейцы и так не очень хотят, похоронит переговоры с Москвой о контроле вооружений», — говорится в статье.

К сожалению, так же как и в вопросе России, в Европе нет единства в том, как поступить с Китаем. Многие европейские союзники не хотят становиться на сторону Вашингтона или Пекина в борьбе за влияние. А некоторые, например Германия, вообще отвергают утверждения, что им нужно выбирать между одним и другим. Канцлер Ангела Меркель в прошлом году ускорила заключение широкого инвестиционного соглашения между ЕС и Китаем. Хотя советник президента США по национальной безопасности Джейк Салливан просил, чтобы Европа подождала с этим до инаугурации Байдена.

Читайте также на DOSSIER:  В Украине есть монотрадиция, которая отбрасывает в прошлое – посол Великобритании о свободе слова

Подъем Китая — важнейшее геополитическое событие 21-го века. Было бы странно, если бы НАТО проигнорировал этот вызов. Европа продолжает преуменьшать угрозу от роста китайского влияния в Северной Атлантике. И это может помочь Си Цзиньпину сделать то, чего не смогли Путин и Трамп. Он может уничтожить НАТО.