Высосать все соки: как Коломойский “приватизирует” Центрэнерго

FavoriteLoadingДобавить в избранное

Компанию не могут или не хотят продать уже несколько лет.

Энергогенерирующую компанию “Центрэнерго” не могут продать уже пять лет, несмотря на то, что она регулярно попадает в планы украинского правительства по проведению большой приватизации. В 2021 году ПАО “Центрэнерго”, как ожидается, снова попытаются выставить на торги. “Апостроф” разбирался, возможна ли в принципе успешная приватизация этой компании, и кто из олигархов мог бы претендовать на ее приобретение.

В эти дни исполняется два года с момента, когда украинские власти провалили приватизацию энергогенерирующей компании “Центрэнерго”.

Напомним, приватизационный конкурс был назначен на 13 декабря 2018 года. Стартовая цена госпакета компании в размере 78,3% акций была установлена на уровне 5,98 миллиарда гривен (около 215 миллионов долларов по текущему на то время курсу, который соответствует и нынешнему).

Однако в последний момент конкурс отменили. Официальной причиной было названо то, что его участники — ООО “Укрдонинвест” и белорусский “Нефтебитумный завод” — представили не соответствующую требованиям законодательства документацию, в том числе, данные о связанных с ними лицами.

Впрочем, истинные причины срыва конкурса доподлинно неизвестны. Согласно одной из версий, власти сознательно пошли на такой шаг, поскольку конкурс должен был состояться менее, чем за полгода до президентских выборов, что, по крайней мере, в случае с Украиной, является неблагоприятным для прихода серьезных инвестиций фактором. Кроме того, в это время в стране действовал режим военного положения, введенного тогдашним президентом Петром Порошенко в связи с обострением ситуации в Керченском проливе. Что также не улучшило инвестиционный климат.

Однако “Центрэнерго” не продали и в 2019 году, сместив сроки ее приватизации на 2020-й, которые также сорвались из-за пандемии коронавируса — в уходящем году большую приватизацию, к которой, бесспорно, относится “Центрэнерго”, отложили до лучших времен.

Эти лучшие времена, по задумке властей, должны наступить уже в 2021 году — по одним данным, конкурс объявят на июнь, хотя многие специалисты склоняются к мысли, что куда реалистичнее для этого выглядит конец следующего года.

При этом уверенности в том, что “Центрэнерго” уйдет с молотка в 2021 году нет никакой, учитывая, что эпопея с приватизацией компании длится с 2016 года.

Смотрящим на заметку

Но что представляет собой компания “Центрэнерго”? Ответ на этот вопрос поможет понять, с чем связаны грандиозные планы ее продать, и столь же грандиозные провалы в реализации этих планов.

Итак основным видом деятельности ПАО “Центрэнерго” является производство электрической и тепловой энергии.

В состав компании входят три тепловые электростанции (ТЭС) — Углегорская (Донецкая область), Змиевская (Харьковская область) и Трипольская (Киевская область). Суммарная проектная мощность трех ТЭС составляет 7690 мегаватт (23 энергоблока мощностью от 175 до 800 мегаватт), что составляет примерно 15% от общей мощности электростанций Украины. В общем объеме производства электроэнергии страны доля “Центрэнерго” составляет около 8%, в структуре теплогенерации — порядка 18%.

“Центрэнерго” относится к так называемым “вкусным” объектам государственной собственности. А это значит, что отечественные финансово-промышленные группы (ФПГ) заинтересованы в получении контроля над компанией — через управляемый топ-менеджмент и институт “смотрящих”. Результатом такой деятельности, как правило, становится вымывание активов и средств компании в пользу соответствующей ФПГ и накапливание долгов, которые любезно оставляют государству.

Нужно отметить, что в таких странах как Украина, вопрос приватизации — это не только и не столько про деньги, которые поступают в бюджет от продажи госсобственности, а, в первую очередь, про устранение коррупции в виде того самого “смотрения”.

Читайте также на DOSSIER:  «Пленки Деркача» подготовил Онищенко – Минфин США

Смена караула

Какая из ФПГ контролирует тот или иной “вкусный” объект госсобственности, зачастую зависит от личности главы государства. Применительно к “Центрэнерго”, во время президентской каденции Петра Порошенко считалось, что контроль над компанией имел его армейский друг и бизнес-партнер Игорь Кононенко.

После победы на выборах весной 2019 года Владимира Зеленского ситуация изменилась. Игорь Кононенко вскоре после этого утратил влияние на “Центрэнерго”, куда зашел топ-менеджмент, дружественный Игорю Коломойскому. Несмотря на то, что сегодня связь опального во времена Порошенко олигарха и нового главы государства не столь очевидна, глупо было бы отрицать, что Владимир Зеленский стал президентом во многом благодаря поддержке, прежде всего медийной, со стороны Коломойского.

Процессы по смене руководства компании, включая ее наблюдательный совет, начались еще весной 2019 года, а в сентябре временно исполняющим обязанности генерального директора ПАО “Центрэнерго” был назначен Владимир Потапенко. Олигарх отрицал, что получил контроль над компанией, но при этом назвал ее новых менеджеров “профессиональными и понятными людьми”, добавив, что консультирует Потапенко.

Совпадение, или нет, но после смены руководства “Центрэнерго” компания начала плотно сотрудничать со структурами, которые, как считается, находятся в сфере влияния Игоря Коломойского, причем это касалось, как продажи производимой “Центрэнерго” электроэнергии, так и поставок угля на ее ТЭС.

Однако счастье длилось недолго. Уже в феврале 2020 года Кабинет министров назначил исполняющим обязанности гендиректора “Центрэнерго” Александра Корчинского. Впрочем, достаточно долго это решение блокировалось судами, и лишь в конце мая Корчинский смог стать полноценным главой “Центрэнерго”, пусть и в статусе и. о.

Тогда глава Фонда госимущества (ФГИ) Дмитрий Сенниченко заявил, что государство, “несмотря на все сопротивление”, вернуло контроль над “Центрэнерго”.

Тогда же бывший журналист-расследователь и экс-нардеп (а ныне член наблюдательного совета “Укрзализныци”) Сергей Лещенко заявил, что Игорь Коломойский перевез центральный офис “Центрэнерго” в один из санаториев под Киевом, превратив его в укрепленную крепость.

Эта история вскоре заглохла, но и по сей день “Центрэнерго” базируется в этом санатории в поселке городского типа Козин Киевской области. Нынешний руководитель компании Александр Корчинский признал, что этот офис достался ему в наследство, добавив однако, что в ближайшее время переезжать он не собирается.

Кстати, Владимир Потапенко из “Центрэнерго” никуда не делся — его понизили до одного из директоров (члена дирекции) компании. В июле Дмитрий Сенниченко заявил, что ответственность за сохранение в руководстве “Центрэнерго” людей Коломойского (а к ним, помимо Потапенко, также относят еще одного директора компании Александра Уварова) лежит на Александре Корчинском.

Кроме того, политика “Цетрэнерго” после смены руководителя не претерпела заметных изменений, что может свидетельствовать о том, что олигарх, скорее всего, сохраняет контроль над компанией.

Суды и убытки

Но вернемся к вопросу приватизации “Центрэнерго”.

В сентябре 2019 года Игорь Коломойский высказался против продажи компании. Свое мнение он пояснил тем, что в Украине на то время вместо конкурентного рынка электроэнергии существовала монополия компании ДТЭК Рината Ахметова (установленная мощность генерирующих объектов превышает 17 гигаватт, доля на рынке генерации электроэнергии порядка 25% — “Апостроф”).

Сейчас, по крайней мере, формально, рынок электроэнергии в нашей стране существует (что не отменяет доминирующее на нем положение ДТЭК). Изменилось ли в связи с этим мнение Игоря Коломойского?

По данным источников издания, олигарх на сегодня уже не прочь приобрести этот актив. По крайней мере, ему, якобы, интересна Трипольская ТЭС, одна из трех теплоэлектростанций компании. Но, если получить в собственность только этот объект не удастся, он, вроде бы, может купить и всю компанию. Но с одной оговоркой: если это будет стоить недорого.

Читайте также на DOSSIER:  Реформы-2021: какие изменения в этом году ждут Украину

К тому же с приватизацией “Центрэнерго” могут возникнуть проблемы.

Виталий Кропачев, которого принято считать близким к бывшему “куратору” “Центрэнерго” Игорю Кононенко человеком, через суды пытается не допустить проведения нового конкурса по продаже компании. Следует отметить, что в 2018 году в так и не состоявшемся приватизационном конкурсе принимала участие фирма Кропачева “Укрдонинвест”.

Есть и другие препятствия для приватизации “Центрэнерго” — убытки. Если по итогам 2017 года компания получила чистую прибыль в размере 1,89 миллиарда гривен, то уже в 2018-ом она составила около 500 миллионов гривен. А 2019 год “Центрэнерго” закончила с чистым убытком почти в 2 миллиарда гривен.

Нынешний год для компании также не особо денежный — по итогам первых девяти месяцев (январь-сентябрь) ее чистый убыток составил 163 миллиона гривен.

При этом, по словам главы ФГИ Дмитрия Сенниченко (об этом он заявил в середине 2020 года), с 2004 года из “Центрэнерго” исчезли около 100 миллиардов гривен бюджетных средств.

Кстати, упоминание 2004 года, видимо, неслучайно, так как именно тогда по иску компании “Ровенькиантрацит” (тогда еще госпредприятия, которое сейчас входит в состав ДТЭК) было открыто дело о банкротстве “Центрэнерго”. Оно периодически закрывается, после чего — решением уже другого суда — возобновляется. По состоянию на сегодня, дело о банкротстве компании закрыто, хотя в нашей стране никогда нельзя быть на 100% уверенным в том, что в один прекрасный момент (причем, в самый неподходящий) ему не дадут вторую жизнь.

Нужно также упомянуть еще одно событие, которое произошло совсем недавно. В начале октября Кабинет министров принял распоряжение (№ 1215-р), предусматривающее объединение в один холдинг ПАО “Центрэнерго” с несколькими государственными шахтами. Скорее всего, в новую структуру войдут пять шахт угольного объединения “Добропольеуголь”.

Правда, пока в этом направлении значительных подвижек нет — по разным причинам. Однако, если такое объединение произойдет, это может значительным образом повлиять на перспективы приватизации “Центрэнерго”. Как со знаком плюс, так и со знаком минус.

Без дураков

Так каковы же все-таки перспективы приватизации “Центрэнерго”, скажем, в 2021 году, как это сейчас планируется?

Руководитель специальных проектов научно-технического центра “Психея” Геннадий Рябцев не верит, что продажа компании состоится в следующем году. По его словам, приобретение тех объектов, которые реально что-то производят, в Украине возможно лишь при помощи различных схем, договорняков и “смотрящих”.

“Говорить о том, что найдется кто-то, кто готов приобрести нечто, во что нужно вложить огромные средства для обеспечения эффективной работы, с неопределенными перспективами, — дураков нет”, — сказал он в комментарии “Апострофу”.

По словам специалиста, “Центрэнерго” на сегодня, по факту, банкрот (независимо от того, проводится ли формальная процедура банкротства, или нет — “Апостроф”).

Эксперт энергетических программ Украинского института будущего Андриан Прокип также скептически оценивает перспективы приватизации “Центрэнерго”.

“Если посмотреть на состояние рынка, большинство компаний в минусах. В таких условиях успешно продать компанию за нормальную цену сложно”, — заявил он в разговоре с изданием.

“Нигде не создают вертикально интегрированные энергетические компании — наоборот, идет их разделение, так называемый анбандлинг”, — отметил Геннадий Рябцев. В связи с этим он высказал мнение, что было бы целесообразнее как раз разделить “Центрэнерго” на несколько частей.

Среди своих

Таким образом, в вопросе приватизации “Центрэнерго” можно рассчитывать только на внутреннего инвестора, и то — с большими оговорками. Например, если за компанию предложат достаточно низкую цену.

Читайте также на DOSSIER:  Зеленский признал свои провалы: президент Украины выступил с официальным заявлением

Одним из таких внутренних инвесторов может стать — по крайней мере, теоретически — Игорь Коломойский.

По его словам, можно с уверенностью говорить о том, что западные инвесторы не станут покупать “Центрэнерго”, на что есть две причины — во-первых, это сложность украинского рынка и долги компании, во-вторых, — токсичность актива из-за того, что на ТЭС “Центроэнерго” используется уголь.

Геннадий Рябцев согласен: Кто сейчас из иностранных инвесторов, если таковые будут, вложится в угольную компанию?”

По его словам, даже если кто-то бы рискнул инвестировать в “Центрэнерго”, ему пришлось бы дополнительно вкладывать огромные деньги в покупку оборудования, необходимого для минимизации вредных выбросов в соответствии с европейскими экологическими требованиями. “А это — примерно 60% от стоимости каждого из энергоблоков ТЭС”, — говорит специалист.

При этом, считают эксперты, если “Центрэнерго” пойдет на приватизацию одним пакетом с шахтами, это еще больше усложнит задачу продать такой лот.

“Если бы ему этот актив отдавали за бесценок, тогда, возможно, он бы согласился. Другой вопрос, выполнял бы он (инвестиционные) обязательства? Даже, если он туда зайдет, его стратегия будет состоять в вымывании средств из компании”, — заявил Андриан Прокип.

Кроме того, говорит эксперт, Игорь Коломойский стремится не к формальному владению тем или иным объектом, а к тому, чтобы иметь над ним контроль.

Как было указано выше, в последнее время олигарх мог частично утратить влияние на компанию, но, как говорит Геннадий Рябцев, даже если у него сейчас нет полного контроля над “Центрэнерго”, это вряд ли его смущает: “Зачем ему полный контроль?”

Кроме того, олигарх продвигает на должность министра энергетики (в статусе вице-премьера) бывшего топ-менеджера НАК “Нафтогаз Украины” Юрия Витренко (сам Витренко категорически отрицает какую-либо связь с Коломойским). 17 декабря Верховная Рада провалила это кадровое назначение, но в январе, как ожидается, будет предпринята новая попытка.

Все вышесказанное позволяет сделать неутешительный вывод о том, что “Центрэнерго”, скорее всего, не будет продана в 2021 году.

Цена, по которой “Центрэнерго” выставлялась на продажу в 2018 году, — почти 6 миллиардов гривен — это половина всего плана приватизации на 2021 год (а конечная цена могла бы оказаться еще выше). Но пока вряд ли кто-сможет сказать, сколько за нее запросят на конкурсе, если его все-таки назначат, не говоря о том, за какую цену компанию можно будет продать.

Впрочем, приватизационные планы в Украине уже давно не выполняются (нынешний ковидно-форс-мажорный год не в счет). Поэтому, вполне возможно, они не будут реализованы, в том числе в отношении “Центрэнерго”, не только в 2021 году, но и в последующих.

Учитывая, что материально-техническая база объектов компании физически и морально устарела, причем безнадежно, ее ожидает незавидная судьба — рано или поздно из нее высосут оставшиеся соки, после чего выкинут на свалку истории. Практически, в буквальном смысле слова.

Виктор АВДЕЕНКО