Сворачивание аналогового телевещания дало старт теневой приватизации госконцерна РРТ - DOSSIER

Сворачивание аналогового телевещания дало старт теневой приватизации госконцерна РРТ

После того, как в 2020 году в Украине был развернут процесс отключения передачи аналогового телесигнала, на имущество передающего госконцерна — начались многочисленные атаки. При этом руководство РРТ — стало участниками части из них. 

Об этом говориться в коллективном обращении директоров региональных отделений госконцерна РРТ к Премьер-министру Украины Денису Шмыгалю, Главе СНБО Алексею Данилову и Главе службы Госсвязи Валентину Петрову.

В частности, руководители госпредприятия сообщают, что РРТ уже проиграл несколько судебных процессов, хотя имел сильную доказательную базу в спорах. Кризисной ситуация стала и в области текущей хоздеятельности и в части выплаты зарплаты сотрудникам. Так же, сомнительные действия и неадекватные решения начали происходить вокруг земельных участков организации.

Кроме того, на должность помощника руководителя РРТ Сергей Микрюков привёл Алексея Дмитриева, который ранее руководил Крымским отделением госконцерна. И запомнился тем, что прямо нарушая распоряжения из Киева обеспечивал в регионе трансляцию российских телекомпаний ОРТ и ВГТРК, о чём сам же и пишет в прямом письме-обращении к Путину В.В.

Все это приводит региональных менеджеров и часть коллектива госконцерна РРТ к мысли, что началась теневая приватизация активов госпредприятия, ответственного за вещание, в том числе, на оккупированных территориях, которая происходит с ведома и с участием ряда высших руководителей организации. И все это, вероятно, делается и в интересах РФ, которая заинтересована в развале возможностей Украины в информационной сфере на своей территории.

Например, на сегодняшний день уровень дебиторской задолженности Концерна РРТ превысил даже уровень кризисного 2014 года. За 2019 год показатель вырос на 26% и достиг уровня в 229 млн грн. Что сравнимо в 39% от объема годовой реализации услуг госконцерна. Но при этом руководство предприятия продолжает наращивать долги клиентов — преимущественно коммерческих предприятий. Директорам филиалов поступают прямые указания от руководителя концерна, Сергея Микрюкова, не отключать за долги ТОВ «Зеонбуд» и ТОВ «Интертелеком», а работающие станции Интертелекома указывать как не работающие, чтобы не насчитывать им аренду, при этом электроэнергию за их работу, в данном случае, конечно же оплачивает государственный концерн.

Читайте также на DOSSIER:  2 га в одни руки? Как не стать жертвой «двойной приватизации» земли

При этом еще с 2018 года в РРТ обсуждается вопрос целесообразности содержания более 40 подразделений и земельных участков в местах их расположения. Так как функций у этих подразделений уже нет, а на аренду земли уходит более 30 млн грн в год. Однако, никакого плана распоряжения избыточной собственностью руководством не представлено. И потому участки продолжают тянуть на финансовое дно региональные подразделения организации — что приближает момент неконтролируемого судебного передела имущества РРТ в регионах. Как это произошло в прошлые годы — с имуществом сотен других госпредприятий. Неоднократные попытки филиалов разрешить эту ситуацию игнорируются, становится очевидным что это управляемый кем-то процесс.

Так, только Львовский филиал РРТ располагает 499 га земли и на аренду и  содержание объектов не ней тратится в год 2,9 млн. грн. При этом предложения по оптимизации средств производства и имущества — годами не рассматривается. Что делает все подразделение РРТ во Львове убыточным.

На фоне происходящего поражают и массовые сокращения сотрудников. Так за 2019 год штат сокращен на 28%. И если эта динамика сохранится — то от предприятия действительно останутся только участки и технические сооружения. Хотя сейчас еще есть возможность загрузить и оборудование и людей прибыльной профильной деятельностью. И сохранить огромные возможности украинского государства в сфере коммуникаций. Тем более что это стратегические государственные объекты, входящие в структуру СБУ, которые в эпоху гибридных информационных войн становятся особенно важны. И похоже мы эту войну проигрываем.