Реформу медицины второго уровня могут отменить. Кому это выгодно - DOSSIER

Реформу медицины второго уровня могут отменить. Кому это выгодно

В пятницу, 13 марта, комитет ВР по вопросам здоровья нации и медицины рассмотрит законопроект о прекращении реформы медучреждений второго уровня. Украинская правда обнародовала документ.

Авторами законопроекта выступили бывшие регионалы, а ныне представители Оппозиционной платформы за жизнь. Они боролись с реформой Супрун с первых дней. Почему?

Ответ на подобные вопросы всегда один – деньги.

Первое, что сделала Супрун, возглавив МОЗ, — добилась принятия Кабмином постановления об упрощении регистрации лекарств, которые ранее уже были зарегистрированы в ЕС, США, Швейцарии, Австралии или Канаде. Это способствовало тому, что в Украине фактически удалось преодолеть тендерную монополию в закупке иностранных препаратов.

Дальше  — МОЗ под руководством Супрун добилось принятия закона о государственных закупках, за счет которого министерству удалось обеспечить пациентов дорогостоящими лекарствами – например, впервые больных раком крови полностью обеспечили медикаментами, которые теперь можно получать  прямо в больницах  — исключительно за счет государства.

И вдруг оказалось, что в Институте рака в Киеве смертельно больным людям бесплатные медикаменты, которые оплачивает государство, вводили за деньги. Собранные «взносы» растворялись. Никаких квитанций. А на попытки пациентов возмутиться, отвечали так: «Вы оказали материальную помощь больнице».

Еще одно открытие совершили журналисты проекта «Наші гроші». Они проверили финансовое состояние главного борца с реформой Супрун, директора Института сердца Бориса Тодурова.  И оказалось, что его имущество невозможно купить ни на зарплату главного врача Института сердца, ни на зарплату его супруги. Ни на их совокупный доход. Одной недвижимости там — на 2 миллиона долларов. На чем зарабатывал предприимчивый доктор — читайте в расследовании журналистов.

Супрун добивалась отстранения от занимаемых должностей врачей-коррупционеров. И конечно, стала для них врагом №1.

А задачей №1 для таких людей стало уничтожение самой  Ульяны Супрун. Для чего подключили все телевизионные возможности, политические рычаги, социальные сети. Дожили до того, что профессиональные способности менеджера стали определять по внешним данным. Супрун была недостаточно хороша, прическа  ужасная, всё в ней ужасное.

Новый министр Зоряна Скалецкая была красива. Правда, она вернула в министерство многих из тех, кого Супрун изгнала за сомнительную репутацию. Упомянутые выше врачи, уличенные в коррупции, также остались на своих местах,  но Скалецкая не свернула главного – реформу. Она ее продолжила. И все медицинские учреждения второго уровня должны были перейти на новую систему работы – деньги идут за пациентом – уже с 1 апреля.

Читайте также на DOSSIER:  Выборы мэра Киева: полный список кандидатов

Теперь убрали и Скалецкую. Назначили мужчину (видимо, чтобы уйти от критики внешних данных).

Известный детский хирург Илья Емец спас сотни детских жизней. Говорят, он очень хороший хирург. И очень состоятельный человек. В его декларации —  несколько земельных участков, квартиры, огромный дом, валютные счета, почти миллион гривен. А еще он совладелец фармацевтической компании.

То есть у Ильи Емеца и при нынешней ужасной системе здравоохранения, которая всем не нравится, которая не ценит врача, медсестру и санитарку, унижает пациента, все отлично. Но ему поручили эту систему, которая – повторюсь – его вполне устраивает – реформировать.

Зачем это надо Илье Емецу? А зачем реформа нужна Борису Тодурову, который создал несколько частных клиник, зарабатывающих на его государственном центре? Зачем реформа нужна директору Институт рака Елене Колесник, продающей бесплатные препараты?

Тот же вопрос можно адресовать и главным врачам мариупольских больниц. Согласно их декларациям, они преуспевают. Имеют дома, земельные участки, квартиры, покупают дорогие машины (по ссылке – анализ деклараций главврачей мариупольских больниц).

Ну и что, что в больнице у самого высокооплачиваемого врача Мариуполя (в госсекторе, конечно)  — главврача г\б №1 — медсестры в реанимации получают  3237 грн. Вряд ли из-за такой несправедливости  кто-то на руководящем посту будет рвать жилы, чтобы реализовать реформу и сделать систему здравоохранения справедливой и эффективной.

Очевидно, что тем, кто комфортно и в достатке живет при нынешней системе здравоохранения,  удобно ничего не менять.

А удобно ли нам с вами, обычным пациентам, лечиться на таких условиях? Удобна ли такая система медсестре, санитарке, рядовому врачу, начинающему интерну?

Большую часть людей этой страны существующая система здравоохранения не устраивает. Но в одночасье другой наша система нездоровья  стать не может, потому что у нас страна – нищая.

Читайте также на DOSSIER:  Положение о дистанционном образовании сделает бесплатное обучение недоступным для многих детей – эксперт

Поэтому, позволю высказать свое субъективное мнение, реформа, начатая Супрун, –  единственно возможная система в стране, где хронически не хватает денег.

Если у вас пустой кошелек, то первое, что вы начинаете делать, — сокращаете ненужные расходы и стараетесь жить по средствам.

Существующая система финансирования не позволяет экономить. Она финансирует пустые койко-места, пустые отделения в больницах, раздутый чиновничий аппарат.

«Деньги идут за пациентам» позволит зарабатывать тем больницам и врачам, которые реально работают, а не простаивают. Это справедливо. И пока наш кошелек не наполнится, пока экономика страны не заработает так, чтобы мы имели деньги построить себе здесь, в Украине, условную Швейцарию, все обещания про бесплатную медицину, отремонтированные больницы и заоблачные зарплаты врачей – обман. Обман обывателя, верящего в сказку.

Во время своего первого публичного выступления новый министр охраны здоровья Илья Емец заявил, что реформа продолжится, но будет развиваться как страховая. На все вопросы журналистов и депутатов, а кто же будет платить обязательные страховые взносы, он отмахивался со словами: «Вы ничего не понимаете».

Возможно, и не понимаем. Но почему-то в богатых США далеко не все имеют медицинскую страховку. Она очень дорогая. И хорошо тем, за кого страховки выплачивают крупные корпорации. А частникам нелегко ее платить. И не все платят.

А в Португалии к врачу, который принимает по страховке, на прием надо записываться за несколько месяцев. Аналогичная ситуация и в соседней Польше. Там ввели обязательное медицинское страхование. Платеж составляет от 7,7% от «грязного» дохода. И за эти деньги, в случае болезни, вы получаете не полный, а ограниченный пакет медицинских услуг. Но даже он не всегда доступен. Очередь на прием к «бесплатному» доктору велика, а болезнь не терпит. В результате многие поляки вынуждены идти в частные клиники и платить дважды – сначала каждый месяц оплачивая свою медстраховку, а потом частным врачам.

Читайте также на DOSSIER:  И. Томич: «Украина теряет 100 тысяч рабочих мест в сельском хозяйстве»

Медобслуживание пенсионеров, людей с инвалидностью и другие социальные группы оплачивает в Польше государственный фонд. Наверное, нечто подобное Емец хочет, чтобы появилось и у нас. Но кто гарантирует в нищей стране, что в этом фонде не закончатся деньги? Или что их в принципе туда заложат при формировании бюджета. Кто тогда будет спасать бабушек? Из каких денег оплачиваться их лечение?

Эксперты говорят, что в Украине страховой взнос для обеспечения минимально необходимого перечня услуг должен составлять от 8 до 14% от  зарплаты. И платить эти деньги нужно будет каждый месяц, не зависимо от того, болеешь ты или нет. Мне трудно представить, как это будет происходить. Но легко спрогнозировать, что процент людей без страховок будет велик.

Поэтому я с болью наблюдаю за попытками убить медицинскую реформу, не доведши ее до логического завершения. При всех ее пробуксовках, недостатках и местами справедливой критике.

Лоббисты отсутствия перемен оказались громче и влиятельнее. И в их страшилки оказалось проще верить.

А тем временем, согласно  заявлениям мариупольского мэра Вадима Бойченко и зама городского головы Ксении Суховой, мариупольские больницы второго уровня к старту реформы готовы на 99%. И по предварительным просчетам, мариупольские больницы смогут зарабатывать на то, чтобы и пациентов обеспечить необходимым лечением, и зарплаты медперсоналу поднять.

Дадут ли мариупольским больницам попробовать перейти на новую форму финансирования, узнаем скоро. Решение комитета ВР пока не очевидное.

Анна Романенко