Расследования и аресты. Кому выгодно отменить продажу «Большевика»

Большевик

26 января на здания и сооружения приватизированного в конце октября ПАО «Научно-производственное предприятие «Большевик» наложили арест. Речь идет о цехах и админзданиях Первого киевского машиностроительного завода. Эти 44 объекта недвижимости признаны вещественными доказательствами в уголовном производстве ГБР. В чем причина таких действий силовиков, и какие последствия в связи с этим возможны для экономики Украины и ее инвестиционного климата – подробнее РБК-Украина.

Главная причина активных следственных действий правоохранительных органов в отношении приватизационного аукциона «Большевика» – подозрения, что стартовая цена продажи в результате якобы неправильной оценки объекта была занижена в три раза, и должна составлять не 1,38 млрд грн, а 4,5 млрд грн.

Здесь сразу стоит отметить, что закон о приватизации не требует проведения оценки и определение стартовой цены оставляет на усмотрение советника, в даном случае – компании KPMG. Более того, представители ГБР входили в состав комиссии, утверждавшей стартовую цену и у них не было возражений.

Что же на самом деле не понравилось Госбюро расследований? И в чем истинные причины внезапного интереса правоохранителей к проведенной в октябре приватизации?

Основные упреки звучат именно в адрес руководства Фонда госимущества (фактически, к председателю ФГИУ Дмитрию ).

В Фонде апеллируют, что Сенниченко не устанавливал цену в ручном режиме. Для определения стартовой стоимости «Большевика» была нанята одна из ведущих мировых компаний – KMPG, которая имеет опыт по консалтингу в таких сделках.

Во-вторых, окончательное решение по цене, по которой будет выставляться завод, принималось аукционной правительственной комиссией. В ее состав, кроме представителей Кабинета министров, Фонда госимущества, «Укроборонпрома», СБУ и прочих, входили, между прочим, и представители Государственного бюро расследований.

Дмитрий Сенниченко
Председатель ФГИУ Дмитрий Сенниченко (фото: УНИАН)

На этапе согласования цены они имели законное право высказать свои замечания и пожелания. Претензии же появились лишь, когда конкурс завершен и, очевидно, его результаты кому-то не нравятся.

В компании KPMG действия силовиков вызвали недоумение и непонимание. Аудиторы отмечают, что сделали даже больше того, что требует закон о приватизации, а ГБР не стоит путать стартовую цену объекта с ценой продажи.

«В законе о приватизации отсутствуют какие-либо прописанные критерии к установлению стартовой цены аукциона. Советник имеет право выбрать подход и сделать анализ, который считает целесообразным. KPMG, как советник, решили привлечь независимого оценщика. Параллельно мы проводили свои исследования и анализ стартовой цены в рамках общей команды, которая занималась приватизацией (KPMG, Cushman and Wakefield). Стартовая цена и цена продажи – совершенно разные вещи. Цену, по которой продается объект приватизации, определяет рынок, а не Фонд госимущества или советник. Основная задача стартовой цены – не напугать инвесторов, привлечь как можно большее количество участников, что позволит обеспечить проведение этого аукциона и достойную конкуренцию», – отметил в комментарии РБК-Украина Олег , партнер, руководитель отдела инвестиции и рынки капитала KPMG в Украине.

В KPMG также отметили, что силовики делают невозможным приход в Украину любых зарубежных инвесторов и снижают цену продажи государственного имущества.

«Важно подчеркнуть, что подобные процессы негативно влияют на инвестиционный климат Украины и дают неверный сигнал для инвесторов по участию в приватизации. К сожалению, риск подобных процессов гораздо больше влияет на цену приватизации, чем стартовая цена, или любые другие факторы. Ни один иностранный инвестор не будет покупать акции, если есть перспектива их ареста со стороны правоохранительных органов. Особенно, когда приватизация ПКМЗ стала первой с 2004 года «большой приватизацией», и является своеобразным прецедентом, который может иметь диспропорциональный и негативное влияние на отношение инвесторов, особенно международных, к приватизации в Украине в целом», – отметили в компании.

Аукцион по продаже

Накануне конкурса Фонд госимущества ожидал как минимум 15 участников. Почему же тогда участников торгов было так мало?

Здесь можно говорить о комплексе причин. В частности, слишком проблемный и сложный объект. Несмотря на видимую привлекательность – огромная территория в центре города – завод обременен долгами (с учетом штрафных санкций – около 800 млн грн), необходимостью разбираться с коллективом и переносить производство, а также – решать с городскими властями Киева вопрос о цехе №5, который мешает окончанию строительства Шулявского путепровода.

«Небольшое количество участников аукциона повлияло на цену продажи акций ПКМЗ, однако стало результатом сложности объекта, и связанных с инвестицией и объектом рисков, которые большинство из инвесторов не готовы были брать на себя», –отметили в KPMG.

Все эти факторы учитывали советники, когда формировали начальную стоимость объекта. Также компания сделала оценку имущества и выдала отчет. Именно этот факт дал основание ГБР проводить экспертизу, которая установила, что отчет об оценке имущества не соответствует законодательству. Однако согласно закону о приватизации, оценка имущества и составление отчета не является обязательной функцией советника. В этом случае KРMG сделал это по собственной инициативе, для усиления прозрачности конкурса.

Большевик
Завод » Большевик» (фото: пресс-служба ФГИ)

«Продавался завод, который оценивался не как завод, а будущая площадка для строительства. Прежде всего жилья. И оценить это согласно украинскому законодательству как завод вообще не имело никакого смысла. И само законодательство не требует такой оценки согласно законодательству об оценке. Вот парадокс. Есть ли перспектива такого дела в суде? Нет», – объясняет специалист отдела продаж долговых ценных бумаг Dragon Capital Сергей .

Специалисты сходятся во мнении, что конкурс по продаже «Большевика» можно считать первым существенным успехом после приватизации «Криворожстали» в 2005 году. Несмотря на это, события, которые происходили после аукциона, не назовешь благоприятными для победителя торгов.

Антимонопольный комитет не с первого раза предоставил консорциуму право собственности на купленный объект – разрешение на концентрацию было получено лишь 29 декабря. Но даже не дожидаясь решения комитета, покупатель в указанные законом сроки внес в бюджет полную сумму, за которую было куплено актив – 1,429 млрд грн. А всего, с учетом долгов (800 млн грн), расходов на релокацию производства и уступок касательно цеха №5, от этой сделки государство получит около 2 млрд грн.

Почему же эта сделка не воспринимается как победа, а инвесторов травят правоохранителями, вставляя палки в колеса? По мнению экспертов, в этом деле имеются чьи-то интересы, и этот таинственный интересант выступает заказчиком расследований и других препятствий.

«Мое личное мнение, что то, что творит сейчас ГБР, это позор. Я осведомлен о ситуации и убежден, что это снова нас возвращает неизвестно куда и неизвестно для чего. Руководитель Фонда госимущества Дмитрий Сенниченко сделал максимально, что можно было сделать для продажи этого сложного объекта. А сейчас опять кто-то хочет переиграть это в свою пользу. Учитывая, что мы так и не провели судебную реформу и не имеем независимого суда, эти истории свидетельствуют, что страна катится не в том направлении или откатывается назад», — убежден представитель MIPIM в Украине Дмитрий .

В свою очередь, представители компании заявляют, что арест акций «Большевика» почти не повлияет на планы по развитию проекта – сейчас инвестор действует в соответствии со своим статусом владельца приобретенного актива и осуществляет операционное управление предприятием в штатном режиме.

Единственное, чему может помешать арест акций – возможности перепродажи третьим лицам. Однако отчуждение акций и без того запрещено инвестиционным соглашением, которое подписал инвестор. По словам адвоката Михаила а, представляющего интересы покупателей завода, арест акций «Большевика» не означает ни того, что было совершено какое-то преступление, ни оспаривания права собственности актива.

«Этим решением право собственности покупателей не оспаривается и не отменяется, но понятно, что оно нарушается. Это решение якобы замораживает ситуацию, которая есть сегодня. В принципе, арест не означает, что что-то происходило незаконно. ГБР только сейчас видит, что есть какие-то признаки возможного преступления. Этого достаточно, чтобы начать уголовное производство. Но ведь не надо забывать, что подавляющее большинство открытых в Украине уголовных производств закрываются, и в конце концов правоохранители приходят к выводу, что либо факта преступления вообще не существует, либо отсутствует состав преступления в действиях тех или иных лиц», – разъяснил Ильяшев.

Между тем, специалисты убеждены, что действия силовиков носят противозаконный характер и наносят ущерб не только интересам компании, но и инвестиционному климату государства. Ведь крупным инвесторам обещали инвестиционных нянь и всяческую поддержку, а взамен они, соблюдая закон и правила игры, не имеют гарантии, что их не лишат приобретенного актива.

«Каждый инвестор должен понимать, что после победы на конкурсе его ждут «качели» из АМКУ, а затем акции актива, за которые он заплатил, или счета, будут арестованы. Действительно, почему в Украину не идут иностранные инвесторы? Потому что у нас отсутствуют прозрачные и четкие правила. Гарантии, что не отожмут назад, что вложенные деньги в безопасности. Пока этого не будет, до тех пор инвестняни в Украине будут в погонах, а иностранные инвесторы будут обходить страну десятой дорогой», — высказал мнение политолог Виталий Кулик.

Кстати, как известно, позже АМКУ выдал разрешение на приобретение акций АО «ПКМЗ», признав, что «заявленная концентрация не запрещена в соответствии с законом Украины «О санкциях» и не приводит к монополизации или существенному ограничению конкуренции на товарных рынках Украины».

Независимо от того, как закончится эта история, осадок останется. Уже сейчас в крупных приватизационных конкурсах рискуют принимать участие только внутренние инвесторы – иностранные бизнесмены, взвесив все особенности украинской приватизации, судебной и правоохранительной системы, не рискуют с нами связываться. Впрочем, если тенденция продолжится, то скоро и отечественного инвестора не заманишь на приватизационные конкурсы. Ведь нет никаких гарантий, что актив, приобретенный в результате конкурентного аукциона, останется в собственности победителя.

 

 

 

FavoriteLoadingДобавить публикацию в закладки