Пять неприятных сюрпризов трудовой реформы, о которых важно знать украинцу

FavoriteLoadingДобавить в избранное

В Украине стартовала кампания по сужению прав через точечную «оптимизацию» ТК

Кабальный Трудовой кодекс власть принять не смогла. Поэтому в Украине стартовала новая кампания по сужению трудовых прав через точечную «оптимизацию» действующего Кодекса законов о труде. Детальнее о трудовой реформе в материале Спільного.

Затяжное молчание на ниве трудовой реформы не могло не вызвать подозрений. И вот после завершения местных выборов власть презентовала долгожданные для работодателей законопроекты. Вместо принятия нового Трудового кодекса чиновники решили принять целый ряд отдельных законопроектов, и все они направлены на сужение трудовых прав. Пока европейские государства пытаются искоренить злоупотребление нетипичными формами занятости, охватить соцстрахованием все слои населения и обеспечить демократию на рабочих местах, Украина может пойти другим путем.

Сейчас в Евросоюзе обсуждают проект директивы ЕС, который предоставит гарантии работникам цифровых платформ, тогда как в Украине свои права рискуют потерять даже наемные работники.

1. Умножение на ноль: занятость без работы

Как пишет Спільне, скоро в парламент могут внести правительственный законопроект по урегулированию некоторых нестандартных форм занятости. Он предусматривает внедрение трудовых договоров с нефиксированным рабочим временем. Документ воспроизводит нормы скандального Закона «О труде», но есть в нем и «бонус»: в договоре можно расширить список причин для увольнения.

Трудовые договоры без минимальной продолжительности рабочего времени закрепляют максимально невыгодные для работника взаимоотношения с работодателем: предоставление работы не гарантируется, а перерыв между ожиданием работы не оплачивается. Минусы от 0-часовых контрактов ощутимы даже для работодателей:

  • работники могут быть недоступными, когда работодатель их внезапно вызовет;
  • работники теряют ощущение вовлеченности в рабочий процесс;
  • сложность в управлении ежегодными отпусками и оплатой труда.

«Заимствуя иностранный опыт, отечественные законодатели существенно урезали права работника и расширили свободу работодателя».

Общественное недовольство в в Европе привело к принятию Директивы ЕС 1152/2019 «О прозрачных и предсказуемых условиях труда». Документ устанавливает «красные флажки» при использовании таких трудовых отношений. Признано, что так называемые 0-часовые договоры (zero-hours contracts), и договора о работе по вызову (on-demand contracts), делают положение работника особенно уязвимым«Государства-члены, которые позволяют такие контракты, должны обеспечить наличие эффективных мер по предотвращению злоупотребления ими», — говорится в ст. 11 Директивы. Кроме того, в статье 10 сказано, что работник должен быть заблаговременно уведомлен о вызове на работу, а нарушение этой обязанности работодателем не должно тянуть негативных последствий для работника.

Эти данные позволяют предположить, каким именно опытом вдохновлялись украинские законодатели. Такие договоры были предусмотрены в Трудовом кодексе Литвы 2016 года. Спойлер: уже в 2017 году соответствующие нормы были изъяты из этого кодекса. Впрочем, нормы, которые критиковали литовцы, были все равно лучше тех, что предлагают в Украине. Заимствуя зарубежный опыт, отечественные законодатели существенно урезали права работника и расширили свободу работодателя.

Читайте также на DOSSIER:  Незаконное получение земли в Украине: наиболее распространенные схемы

Итак, литовский кодекс ставил работодателя в тесные рамки: заключить 0-часовой договор ему разрешалось не во всех отраслях, вызвать работника на работу он мог только с предупреждением за 5 дней, а увольнение таких лиц не происходило по упрощенной процедуре.

2. Дерегуляция защиты и срочная работа

Другой правительственный законопроект — о дерегуляции трудовых отношений — базируется на простой идее. Авторы документа обратили внимание на контракт — разновидность трудового договора, который позволяет в договорном порядке установить дополнительные основания для увольнения. Указанная законодательная инициатива предусматривает введение «письменных срочных трудовых договоров», почти идентичных контрактам. Правда, сфера их применения будет значительно шире, чем сейчас это разрешено для контрактов. Согласно предлагаемой редакции ст. 23-1 КЗоТ, такой договор будут заключать с представителями определенных профессий (среди них педагоги, актеры, работники СМИ) и тогда, когда стороны посчитают это нужным.

К чему это приведет на практике?

Работодатель будет заставлять каждого работника заключить такой дерегулированный договор на определенный срок (до 5 лет) и склонять согласиться на дополнительные основания увольнения (скажем, за нарушение дресс-кода).

Во-первых, такой подход противоречит лучшему международному опыту. Если лицо работает на срочных условиях, то освободить его должно быть сложнее.

Во-вторых, странной выглядит логика, по которой форма договора влияет на объем прав. Работникам будет невыгодно заключать срочный договор письменно, потому что он будет упрощать увольнение. Имея шанс трудоустроиться на срок, лица будут выбирать устную форму трудового договора.

Этот законопроект унаследовал ряд других болезней от похороненного Закона «О труде»:

  • привлечение к труду сверхурочно и в выходные дни на основаниях, определенных в договорном порядке;
  • работодатель сможет заключить договор о полной материальной ответственности с любым работником, ведь законодательство не будет определять соответствующий круг лиц;
  • круг лиц, которые освобождаются от испытания, будет сокращено до пяти;
  • отменяется процедура получения согласия профсоюза на увольнение членов.

Опять же, нашлось место для экстрадополнений: члены профсоюзных комитетов будут пользоваться иммунитетом от увольнения, только если это закреплено в коллективном договоре. Это делает владельцев совершенно не заинтересоваными в заключении коллективных договоров.

3. Покорись и не спорь

Еще один правительственный законопроект касается реформирования сферы трудовых споров. В своей совокупности эти изменения сделают наемных работников еще бесправнее.

Во-первых, готовится своеобразная амнистия для работодателей-должников с многолетней задолженностью по зарплатам. Обратиться в суд по делам об оплате труда можно будет в течение года с момента нарушения. Сегодня этот срок не ограничен (ст. 233 КЗоТ). Риск того, что работник в любой момент после прекращения трудовых отношений пойдет в суд, побуждает отдельных бизнесменов к выплате долга.

Во-вторых, работников лишат доступа к бесплатным и оперативным способам разрешения трудовых споров. Зато предлагают долго и изнурительного искать компромисс с боссом — за закрытыми дверями путем медиации. Проект ликвидирует комиссии по рассмотрению трудовых споров (КТС) якобы с целью приведения КЗоТ в соответствие с Законом Украины «О судоустройстве и статусе судей». Авторы идеи видят «неэффективность функционирования комиссий по трудовым спорам в условиях рыночной экономики» (!). Хотя внесудебный порядок разрешения споров действует в государствах, известных либеральной политикой. Например, в Эстонии комиссии по трудовым спорам создаются не на предприятии, а при инспекциях труда; они наделены полномочиями по рассмотрению более широкого круга вопросов, чем КТС в Украине (например, об увольнении), пишет Спільне. Альтернативой таким комиссиям могли бы стать трудовые суды, как в Германии, но их создание проект не предусматривает.

Читайте также на DOSSIER:  Прямые иностранные инвестиции в Украину скатились до 20-летнего минимума

В-третьих, снижаются риски для работодателя использования незадекларированного труда. Действующий КЗоТ (ст. 235) позволяет работнику взыскать средства за время работы без оформления (если будет доказан факт существования трудовых отношений). Эта норма в новой статье 227 КЗоТ отсутствует.

В-четвертых, работодатель освобождается от ответственности за задержку расчета при увольнении. Предлагаемая статья 227 КЗоТ предусматривает компенсацию за вынужденный прогул при незаконном увольнении, но за задержку выдачи трудовой книжки или расчета в день увольнения средний заработок взыскать будет невозможно.

4. Антисоциальная дистанция

Очень неоднозначные положения содержатся в законопроекте о надомных и удаленных сотрудниках (№ 4051), документ ждет второго чтения в парламенте. Этот законопроект детально регулирует процесс удаленной работы. Надомные работники — это лица, которые производят определенную продукцию дома или в другом определенном месте, а дистанционные работники — лица, выполняющие работу в любом месте вне помещения работодателя с помощью телекоммуникационных технологий. Принятие этого законопроекта приведет к тому, что таких работников лишат полноценных гарантий прав на охрану труда, возможности отстаивать права коллективно и получать защиту инспекций труда.

Игнорируя опыт стран ЕС, нардепы хотят свести к минимуму контроль за работодателями, использующими дистанционный труд. Нормы о защите физического и психического благополучия работников останутся на бумаге.

Такое впечатление усиливается, потому что нет отдельных санкций для нарушителей прав дистанционных работников. Например, статья 11 Закона Румынии «О телетруде» предусматривает штраф в размере до 2000 евро, если работодатель прямо не укажет в трудовом договоре условие о выполнении работы дистанционно.

5. Гиг-работодатели из трудового офшора

Самый радикальный сценарий демонтажа трудовых прав изображен в законопроекте № 4303 «О стимулировании развития цифровой экономики» (далее мы будем его для удобства называть Законом о е-крепостничестве). Предлагается сомнительная с этической точки зрения реформа: под крылом государства будет функционировать режим «Действие Сити», который позволит IТ-предпринимателям выжимать соки из «талантливых работников», не подпадая под действие трудового права. Если говорить о юридической стороне, то попытки воплотить идею гибкости здесь перешли за всякие границы, определенные Международной организацией труда. Найти аналог законопроекту очень трудно. В некоторых передовых государствах Европы (Италия, Франция) положения, регулирующие цифровую экономику, куда больше сохранили гуманистический посыл трудового права. В частности, это касается специальных положений в отношении работников онлайн-платформ (в т. ч. Курьеров).

Читайте также на DOSSIER:  В идее Радуцкого с лицензиями для врачей нашли признаки коррупции: скандальный законопроект провалили

Как следует из дополнений к ст. 7 КЗоТ, трудовое законодательство не распространяется на гиг-работников в части увольнения, рабочего времени, охраны труда и оплаты труда. Эти важные аспекты будут регулироваться Законом о е-крепостничестве. Статья 4 обещает резидентам «Действие Сити» целое меню прекрасных форм труда: от договоров подряда и трудовых контрактов до куда более лакомых гиг-контрактов. Руководствуясь статьями 30, 33, 34 проекта, заказчик (работодатель) сможет:

  • мониторить процесс труда;
  • отправлять в командировку на любой срок;
  • устанавливать ненормированный рабочий график;
  • увольнять на основаниях, определенных контрактом;
  • увольнять работника на основании болезни, которая длится более 1 месяца.

У гиг-работника будут только те права (в частности, на отдых и охрану труда), которые он сможет выторговать в индивидуальном порядке (ст. 25 Закона о е-крепостничестве). Для полного спокойствия работодателей предлагается лишить гиг-работников права на объединение в профсоюзы, на заключение коллективных договоров, на эффективную защиту путем обращения в суд и инспекций труда

«Ошибочна сама мысль о возможности исключительно денежной компенсации потерь, которые несет человек (в частности, его здоровья).»

По задумке авторов проекта, предохранителем от злоупотреблений станет распространение гиг-практик на незначительный круг лиц. Как указано в ст. 6, резиденты «Действие Сити» должны начислять высокую зарплату. Ее средний размер должен составлять не менее $ 1400 в месяц. Не исключено, что такую ​​среднюю норму по палате можно будет выполнить за счет супербонусов руководителям и подачек для работников. Но ошибочна сама мысль о возможности исключительно денежной компенсации потерь, которые несет человек (в частности, его здоровье).

Похожие на первый взгляд нормы можно найти в ТК Литвы. Статья 33 позволяет по своему усмотрению сторонам урегулировать определенные условия трудового договора, если зарплата работника вдвое превышает среднюю по стране (то есть больше $ 3330). Однако договорная свобода строго ограничена: нельзя менять правила прекращения договора, охраны труда, максимальной продолжительности рабочего времени и минимальной продолжительности отдыха.

Если представить, что все эти законопроекты будут приняты, то мало кто сможет похвастаться устойчивым положением на рынке труда. Положение рядового работника ухудшится из-за распространения срочной и неполной занятости, ослабления профсоюзной и судебной защиты. При этом будут существовать отдельные категории лиц (гиг-работники, работающие удаленно), которые не смогут рассчитывать даже на минимальные условия охраны труда. Словом, это вызов для всех. И ответ на него должен быть общим.