Нежелательный инвестор

Мотор Січ
FavoriteLoadingДобавить в избранное

Как национализировать «Мотор Січ» и при этом не разругаться с Китаем?

Оказаться между двумя мощными геополитическими жерновами — Соединенными Штатами и Китаем — апокалиптический кошмар для любой страны. Но Украина умудрилась отличиться и здесь. А все из-за одного предприятия, являющегося ключевым в авиамоторостроительной отрасли Украины. Как вы уже догадались, речь идет о «Мотор Січ».

Крутые виражи геополитики

Неделю назад СНБО принял решение вернуть это стратегическое предприятие оборонной сферы в собственность Украинского государства. Почему? Мотивов несколько.

Один из собеседников ZN.UA, пристально отслеживающий историю с китайскими инвесторами «Мотор Січ», полагает: в возврате предприятия государству заинтересованы несколько лиц из Украины и США, которые хотят отстранить Вячеслава Богуслаева и «сесть» на финансовые потоки. Возможно, доля истины в этом утверждении имеется.

Исследование персональной роли Богуслаева (за спиной которого многие видят «российские уши») в превращении предприятия в «мячик» для политического пинг-понга между США и Китаем, на наш взгляд, уже давно необходимо было проводить через призму статьи о госизмене, не упуская при этом из виду вопросы финансового и экономического ущерба. И возвращение в государственную собственность «Мотор Січ» — это попытка украинских властей решить созданную Богуслаевым проблему с китайскими инвесторами предприятия, с 2015 года пытающимися взять его под контроль.

Напомним, что до 2014 года Россия была основным потребителем авиадвигателей, производимых «Мотор Січ». Естественно, что после начала российской агрессии АО потеряло основной рынок сбыта. Однако в кризисном состоянии предприятие оказалось задолго до того. Пожалуй, топ-менеджмент «Мотор Січ» может читать лекции о том, как превратить стратегическое предприятие в собственную кормушку, не гнушаясь операциями с покупкой «мусорных» ценных бумаг, выводом средств в офшоры, продажей государственной интеллектуальной собственности и технологий.

В 2017 году первый вице-премьер Степан Кубив с воодушевлением приветствовал приход на «Мотор Січ» китайских инвесторов. (Кстати, ZN.UA уже тогда ставило вопрос об установлении государственного контроля над «Мотор Січ».) Вероятно, «аргументы» Богуслаева для госчиновника были весьма внушительны, как и спонсорская поддержка поездки украинской делегации в Поднебесную.

И все же удивительно: как в военное время можно попустительствовать переходу под контроль иностранных инвесторов важного для обороноспособности предприятия? Равно как странно и другое: почему правительство Арсения Яценюка поддержало в 2015 году тогдашнего главу Минэкономики Айвараса Абромавичуса и его зама Руслана Коржа и приняло постановление, в котором «Мотор Січ» не был включен в перечень предприятий, имеющих стратегическое значение для экономики и безопасности государства?

После недолгой эйфории планы частных китайских инвесторов и группы компаний Skyrizon начали вызывать тревогу в Киеве, прежде всего из-за позиции США, которые видят в КНР главную угрозу и обеспокоены возможностью получения Пекином технологий создания турбореактивных двигателей для крылатых ракет.

И хотя американские компании, специализирующиеся на разработках и производстве авиадвигателей, расширяют свое присутствие на китайском рынке, тем не менее, Вашингтон видит угрозу безопасности США в установлении китайцами контроля над «Мотор Січ»: кто знает, где после этого может оказаться украинский двигатель для крылатых ракет. Украинская же власть не может игнорировать позицию Белого дома в чувствительном для американцев вопросе. Особенно сейчас, когда офис президента стремится установить контакты с администрацией Джо Байдена.

Совершенно очевидно, что низкая квалификация правительственных чиновников не позволила им даже задуматься о том, что Китай получит критические технологии создания турбореактивных двигателей для самолетов и крылатых ракет, подпадающие под режим нераспространения ракетных технологий, участником которого Украина является много лет. (Правда, нет никаких гарантий того, что эти разработки уже не переданы китайцам.)

Государственных мужей не испугала даже перспектива перемещения производственных мощностей «Мотор Січ» за пределы Украины, что однозначно приведет к уничтожению предприятия, дающего работу тысячам украинцев. Да и аналитики спецслужб до последнего решения СНБО не сильно были озадачены вопросом о том, что китайские инвесторы, возможно, играют на стороне России.

Читайте также на DOSSIER:  Рынок земли: сколько гектаров продали на Харьковщине

И вот теперь украинская власть остановилась на варианте перехода предприятия под контроль государства. Шаг к этому Киев сделал полтора месяца назад, когда президент своим указом ввел решения СНБО о санкциях против ряда предприятий группы Skyrizon, а также нескольких физических лиц — Ван Цзина, Ду Тао, Чен Хойшен. (В минувшую пятницу Верховный суд открыл дело по иску китайских акционеров «Мотор Січ», которым они требуют отменить указы президента от 28 и 29 января о введении против них санкций.)

А в субботу пресс-служба СБУ сообщила, что Шевченковский районный суд Киева наложил арест на целостный имущественный комплекс и 100% акций АО «Мотор Січ». Имущество передано в управление Национальному агентству Украины по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученными от коррупционных и других преступлений (АРМА) с обязательным определением управляющей компании, имеющей государственную форму собственности.

Напомним, что СБУ проводит досудебные расследования по «Мотор Січ» в двух направлениях. Первое — по признакам преступлений, предусмотренных статьями 14, 15, 111 и 113 Уголовного кодекса Украины (относительно диверсионной и подрывной деятельности в пользу РФ). Второе — по признакам преступлений, предусмотренных статьями 209, 212, 233 и 364 Уголовного кодекса Украины. В нем исследуются нарушения законодательства при первичной приватизации и последующей незаконной концентрации акций.

Экспроприация через национализацию

Как украинская власть намерена вернуть в собственность государства «Мотор Січ»? Секретарь СНБО Алексей Данилов лишь отметил, что это будет сделано «законным конституционным способом в ближайшее время». При этом он акцентировал внимание на том, что слово «национализация» не использовалось ни на самом заседании, ни в решении, которое принималось, ни на брифинге, где он выступал.

Но как бы Данилов ни стремился избежать слова «национализация», речь идет именно об этом. Зачем его стесняться? Или он боится напугать иностранных инвесторов? Но как отмечает партнер юридической фирмы «Астерс» Маркиян Ключковский, решение о возвращении «Мотор Січ» в госсобственность не является нарушением международного права при условии, что наша страна будет придерживаться требований, предусмотренных соглашением о поощрении и взаимной защите инвестиций между Украиной и Китаем.

«Экспроприация путем национализации будет правомерной, если, во-первых, она будет осуществлена в общественных (публичных) интересах. Во-вторых, будет проведена в соответствии с украинским законодательством. В-третьих, будет отсутствовать дискриминация. И, в-четвертых, будет выплачена причитающаяся компенсация инвесторам», — подчеркивает Маркиян Ключковский.

Приняв на заседании СНБО политическое решение о возвращении «Мотор Січ» в госсобственность, украинская власть продолжает искать варианты его технической реализации и юридического оформления. А некоторые ее представители уже ставят вопрос и о том, как государство будет управлять «Мотор Січ» после национализации, и пытаются спрогнозировать потенциальные риски.

По информации ZN.UA, рассматривается несколько способов возврата предприятия под контроль государства. Например, Киев может, приняв специальный закон, пойти по пути отчуждения части акций «Мотор Січ» и последующей их компенсации инвесторам по номинальной стоимости. (Данный закон о национализации еще готовится в Минюсте.) Либо путем выкупа акций у инвесторов по цене, которую определят в ходе переговоров. Возможны и другие варианты.

Но главное: на Печерских холмах исходят из того, что у государства должен находиться контрольный пакет акций, а инвесторам необходимо выплатить компенсацию.

В зависимости от способа возвращения «Мотор Січ» в собственность государства и будет определен дальнейший алгоритм действий украинских властей. В частности, как юридически оформить решение о переходе предприятия под контроль государства; кто будет уполномочен от Украины вести переговоры с акционерами; как выплатить компенсацию; где найти деньги для выплаты акционерам и т.д. и т.п. На некоторые из этих вопросов должен ответить указ президента, которым будет введено в действие решение СНБО. А вот указа как раз и нет.

Китайское предупреждение

Поскольку китайские инвесторы владеют около 75% акций «Мотор Січ», один из ключевых вопросов — какова будет реакция официального Пекина на возвращение предприятия в госсобственность Украины? Предпримет ли Поднебесная какие-то практические шаги, стремясь защитить инвестиции своих граждан? О том, как может реагировать Китай, ощутила на себе Австралия: в прошлом году Пекин фактически ввел запрет на ввоз многих сырьевых продуктов из этой страны (в частности угля) после требований Канберры провести расследование причин пандемии COVID-19.

Читайте также на DOSSIER:  В ФГИ заявили, что каждое пятое госпредприятие в Украине – убыточное

Учитывая, что КНР в последние годы является основным торговым партнером нашей страны, жесткая реакция Пекина может иметь весьма болезненные последствия для украинской экономики в целом и для украинских предприятий в частности. По данным Гостаможслужбы Украины, в 2019 году товарооборот между Украиной и Китаем составил 12,79 млрд долл., а в 2020-м — 15,4 млрд. При этом объемы украинского экспорта в КНР по итогам 2020 года достигли 7,1 млрд, что в два раза больше показателей позапрошлого года.

По информации The Wall Street Journal, в последнее время Китай стал не только крупным покупателем украинской сельскохозяйственной продукции: он также закупил у Украины двигатели для танков, генераторы для эсминцев, танкеров-заправщиков и десантных судов. А в январе «Мотор Січ» подписал контракт на сумму в 800 млн долл. с китайской Aviation Business Company of China на изготовление двигателей для учебно-реактивного истребителя JL-10.

ZN.UA уже писало, что Пекин до недавнего времени на официальном уровне не поднимал вопрос китайских инвестиций в «Мотор Січ», рассматривая его как проблему частных инвесторов. Лишь после введения санкций против них Пекин впервые поставил вопрос на межправительственном уровне, передав Киеву ноту, выдержанную в беспрецедентно жестком тоне. Один из собеседников ZN.UA, имеющий бизнес-проекты с китайцами, уверял, что Китай принял решение ввести ответные болезненные санкции против Украины. Однако эту информацию не подтвердили наши собеседники в МИД и ОП.

Но посещение в начале марта делегацией китайских бизнесменов Крыма дало основание некоторым наблюдателям увязать этот визит с санкциями Киева против китайских инвесторов «Мотор Січ». Синологи не исключают этого, но также обращают внимание на то, что китайцы периодически ездят на оккупированный полуостров и правительство Китая их не ограничивает.

Публичная реакция Поднебесной на новость о решении СНБО вернуть «Мотор Січ» в госсобственность была достаточно жесткой. «Мы требуем, чтобы Украина учла законные права китайских предприятий и инвесторов», — заявил спикер МИД КНР Чжао Лицзянь. По его словам, Пекин внимательно следит за ситуацией, сложившейся с предприятием: «Китай настаивает, чтобы этот вопрос был решен должным образом». Но какие месседжи передавал украинским чиновникам посол КНР в Украине Фань Сяньжун?

По информации ZN.UA, на встречах с представителями украинской власти китайский дипломат озвучил следующие тезисы: китайские инвестиции в «Мотор Січ» — это дело частных инвесторов, но Пекин внимательно следит за развитием ситуации и ожидает, что Украина будет соблюдать международные обязательства. Если же национализация произойдет без успешного решения вопроса компенсации китайским инвесторам и их права будут нарушены, то правительство Китая будет реагировать на всех уровнях.

Но хотя китайские дипломаты и говорят о том, что «Мотор Січ» — дело частных инвесторов, не стоит забывать, что эти инвесторы брали кредит в китайском государственном банке. И здесь уже официальному Пекину вдвойне не все равно, что происходит вокруг «Мотор Січ».

Какой должна быть компенсация?

Как следует из наших разговоров с украинскими чиновниками, в Киеве «китайское предупреждение» услышали, пикантность ситуации понимают и готовы компенсировать китайцам инвестиции. Правда, здесь весьма уместен вопрос: куда ушли китайские инвестиции? Кто конечный бенефициар офшоров? Почему потери китайцев предполагается возмещать за счет средств украинских налогоплательщиков? Или может все-таки Богуслаев компенсирует это из собственного кармана?

Комментируя ситуацию с компенсацией, юрист фирмы «Астерс» Михаил Солдатенко отмечает, что сложность заключается в том, что «Украина и инвесторы могут иметь различные взгляды относительно надлежащего размера компенсации за передачу предприятия в государственную собственность. И в таком случае китайские компании могут требовать разницу между фактически выплаченной суммой и надлежащей компенсацией, в том числе в арбитраже».

Читайте также на DOSSIER:  Запрет на приватизацию ГТС усложнил Украине противостояние построению "Северного потока - 2", - Коболев

Эксперты, с которыми консультировалось ZN.UA, отмечают, что при определении размера компенсации главный критерий — ее справедливость, а при расчете следует учитывать рыночную стоимость предприятия, вложенные в него инвестиции, нынешнее состояние «Мотор Січ», рыночную конъюнктуру, недополученную прибыль и прочее. Но в случае с «Мотор Січ» при исчислении компенсации могут возникнуть и другие сложности.

Один из экспертов, комментируя ситуацию с предполагаемой выплатой компенсации на условиях анонимности, не исключил, что «аудит может показать огромные долговые обязательства предприятия перед третьими лицами из круга Богуслаева, а также отсутствие большинства ключевых основных средств производства на балансе АО с прогнозируемой стоимостью никому не нужных остатков в сумме 10–30 млн долл.». Естественно, это уменьшит размер компенсации. Кроме того, при национализации государство может получить долги в пару миллиардов долларов.

При этом перед Киевом маячит международный арбитраж, инициированный китайскими инвесторами «Мотор Січ» и их украинскими партнерами из группы DCH Александра Ярославского: они намерены взыскать с Украинского государства ущерб, оцениваемый ими в 3,6 млрд долл. (По мнению украинских экспертов, эта сумма завышена.) Основные претензии китайских инвесторов сводятся к тому, что они лишены возможности реализовать свои права акционеров «Мотор Січ» из-за действий украинской власти, арестовавшей их акции в 2018 году.

Но если введение санкций против китайских инвесторов ухудшило позицию Украины в арбитраже, то вариант национализации предприятия с выплатой компенсации акционерам снижает риски проигрыша в суде. Итак, каковы аргументы Киева?

По словам Маркияна Ключковского, во-первых, Украина может заявлять, что «китайские компании не получили разрешение АМКУ на концентрацию перед покупкой акций у господина Богуслаева, а следовательно инвестиции были потенциально сделаны в нарушение национального законодательства, что исключает их из-под защиты инвестиционного соглашения». Во-вторых, Украина имеет неотъемлемое право на защиту национальной безопасности в соответствии с обычным международным правом, а действия, совершенные для достижения такой защиты, не нарушают положения соглашений.

Скорее всего, Киев постарается достичь мирового соглашения с инвесторами. Михаил Солдатенко отмечает, что в случае, если инвесторы согласятся с размером компенсации, которую предложит государство в связи с национализацией «Мотор Січ», то арбитраж может быть прекращен. Если же нет, то арбитражное разбирательство может продолжиться и касаться как вопроса размера компенсации, так и того, нарушила ли Украина международное право своими действиями по «Мотор Січ».

При этом у международного арбитража нет полномочий вернуть экспроприированное предприятие в частную собственность инвесторов. Однако арбитраж может обязать Украинское государство компенсировать китайским компаниям убытки, если решит, что имеются нарушения инвестиционного соглашения со стороны Украины. Компенсировать их нужно будет из госбюджета.

Хотя последствия решения вернуть в госсобственность «Мотор Січ» могут быть весьма серьезными в сфере экономики (ведь Киеву надо будет где-то найти деньги для выплаты компенсации) и непредсказуемыми для украино-китайских отношений, все же национализация предприятия является наиболее цивилизованным выходом из сложившейся ситуации. Ведь он позволит китайцам сохранить лицо и получить деньги. А украинцам — вернуть контроль над стратегическим предприятием оборонной промышленности, не разругаться с Пекином и соблюсти договоренности с Вашингтоном.

Кравченко

 

Владимир Кравченко