На грани. Почему больные COVID-19 в Украине совершают суициды

FavoriteLoadingДобавить в избранное

Время от времени в Украине появляются новости о случаях суицидов среди зараженных в «ковидных» больницах. Врачи и психологи пока не нашли прямой связи между болезнью и идеями о самоубийстве. Но и не опровергают вероятность того, что это связанные вещи. Подробнее – в материале РБК-Украина.

Почему пациенты с коронавирусом совершают суициды? Этот вопрос появился еще в начале пандемии. Ученые со всего мира сразу предупреждали о возможном росте самоубийств среди зараженных коронавирусом из-за изоляции и карантина.

Один из первых известных случаев произошел в Индии, когда житель штата Андхра-Прадеш заподозрил у себя COVID-19, отделился от семьи и наложил на себя руки. Уже позже трагедии происходили и среди госпитализированных больных в других странах.

В Украине о таких случаях стало известно летом, когда самоубийства среди пациентов фиксировали в больницах Киева, Харькова, Днепра, Мариуполя. Но точное количество суицидов именно среди зараженных коронавирусом ни врачи, ни правоохранители назвать не могут.

Издание также пыталось связаться с больницами, в которых были суицидальные случаи среди инфицированных коронавирусом. Однако медики в большинстве своем отказывались от комментариев, направляя за официальной позицией в государственные органы.

Свидетели паники и депрессии

Собеседник издания Андрей (пожелавший не указывать свою фамилию) лечился в одном из киевских специализированных заведений. Он говорит, что не имел суицидальных мыслей, но уверяет, что находиться в больнице на изоляции крайне сложно не только физически, но и психологически.

«Тебя вырывают из социума, закрывают в камере с болезнью, смертельной. Большинству трудно остаться с мыслями тет-а-тет. Начинаешь думать, а так ли я живу, а, возможно, надо что-то изменить, те ли люди со мной рядом…», – рассказывает парень, вспоминая гнетущее настроение в больнице.

После выздоровления психическое равновесие несколько нарушается, говорит Елена, которая лечилась в одной из черновицких больниц. «Появляются резкие смены настроения, частично от вируса, частично от препаратов, обладающих такого рода побочными действиями», – считает она.

Елена уверяет, что не имела суицидальных настроений, но видела, что происходит с людьми, которые из-за осложнения болезни имели одышку. «У них состояние такое, будто на голову надели пакет. В нем сделали маленькую дырочку, через которую идет кислород. Им кажется, что они задыхаются и рефлекторно хотят ее сорвать, чтобы вдохнуть воздуха», – рассказывает она.

Читайте также на DOSSIER:  Затерянные среди гор: как эпидемия и реформа Минздрава уничтожают медицину в горных районах Украины

Людей после таких приступов «откачивали», им становилось легче, говорит Елена. Но пациенты даже забывали о том, как пытались сорвать с себя кислородную маску из-за нехватки воздуха. Со стороны это выглядит как попытки самоубийства, добавляет девушка.

Фото: Прилепа Александр / УНИАН

У людей были панические атаки с самого начала пандемии, а первые случаи суицидов начались летом, говорит черновицкая врач-инфекционист Ольга Кобевко. «У нас часто бывают случаи, когда люди, которые находятся в реанимациях, видя летальный случай, начинают снимать сами себе кислородные маски. Сознательно или нет, мы не можем сказать», – говорит она.

Вирус может влиять на сосуды и центральную нервную систему, но утверждать, что именно это является причиной суицидов нельзя, убеждена врач. Тогда как причинами, по ее мнению, могут быть и внешние факторы – панические атаки, семейные проблемы.

Психотерапевт Олег Чабан подтверждает: суицид – понятие сложное, поскольку включает как биологические, так и социологические факторы. «Когда мы говорим о тотальном стрессе и дистрессе, которые вызвала пандемия, то понятно, что довольно часто человеческая психика не может справиться с чрезмерными требованиями к себе, к человеку», – говорит он.

К тому же стоит учитывать, что на момент заражения у человека по большей части уже существуют и другие заболевания, как физического, так и психического характера. Прежде всего, это тревога и депрессия. «Если к этому добавляется еще и мощная интоксикация и сложности с дыханием, то, конечно, человек входит в состояние невыразимых мучений», – поясняет Чабан.

Психолог и консультант горячей телефонной линии эмоциональной поддержки «Lifeline Ukraine» Виктория Гуро рассказывает, что слишком много людей сталкиваются с отчаянием. В Украине низкая социальная защищенность, люди не понимают, что им делать в сложных ситуациях, говорит она. Во время болезни это состояние только обостряется, отдаляя людей от решения других проблем.

«У многих есть большие обязательства перед банком, есть кредиты. И как их платить, когда у тебя нет заработной платы, а ты еще и больной. Это влияет на эмоциональное и физическое состояние. Есть такие неизлечимые болезни как страх и стыд, что тебе придется узнать, что ты беспомощен. И люди не могут смириться с этим», – говорит она.

Читайте также на DOSSIER:  Затерянные среди гор: как эпидемия и реформа Минздрава уничтожают медицину в горных районах Украины

Глава офиса Всемирной организации здравоохранения в Украине Ярно Хабихт в комментарии изданию отметил, что пока рано оценивать связь между COVID-19 и самоубийствами. Впрочем, он настаивает, что украинская власть должна сосредоточиться на укреплении системы психического здоровья людей.

«Поддержка психического здоровья должна быть интегрирована в национальные протоколы ответа на COVID-19. Мы должны воспользоваться этой возможностью для создания служб психического здоровья, которые будут продолжать работать и в дальнейшем: инклюзивных, основанных на потребностях общины и доступных по цене», — сообщил он.

Врачебное не/равнодушие

Когда Андрей получил положительный тест, боялся попасть в больницу. Во-первых, он догадывался, в каких условиях находятся эти заведения. К тому же слышал от знакомых о безразличном отношение медработников. Впрочем, попав в больницу, изменил свое мнение.

«Сотрудники относились хорошо, потому что я попал именно в тот момент, когда врачи не сильно боялись болезни. Наоборот, им было интересно исследовать болезнь. Но они не часто ко мне заходили, чтобы меньше контактировать», – рассказал он.

Елена же говорит, что в ее случае отношение медработников было равнодушным. «Будят в 5-6 утра, потому что медсестрам нужно всем сделать инъекции. Условия советские, один общий туалет в коридоре на все отделение. Хорошо была теплая вода в «санитарной комнате», можно было иногда умыться», – вспоминает она.

Родных к девушке не пускали, контактировать с кем-то также было запрещено. Иногда на глаза попадала лента новостей. Находясь на больничной койке, Елена удивлялась и одновременно злилась – почему люди бастуют за открытие ресторанов и непродуктовых рынков, когда в стране столько больных.

Фото: Прилепа Александр / УНИАН

Медсестра одной из киевских больниц рассказала изданию, что у них бывают случаи, когда сотрудники заведения действительно не идут к больному, несмотря на его просьбы. Но она это объясняет не столько равнодушием медиков, сколько тем, что их немного и они не успевают оперативно отреагировать на запросы пациентов.

Может ли отношение медиков влиять на намерения покончить с собой? Вряд ли кто-то сможет утвердительно ответить на этот вопрос. Впрочем, как объясняет психотерапевт Олег Чабан, находясь в больнице, пациент может заболеть ятрогенией.

Это заболевание, которое возникает от действий или слов медработников, когда они разбрасываются непонятными терминами и безразлично относятся к больным. Из-за этого человек чувствует себя немощным и это действительно может еще больше ухудшить состояние, говорит собеседник.

Читайте также на DOSSIER:  Затерянные среди гор: как эпидемия и реформа Минздрава уничтожают медицину в горных районах Украины

«Медработники имеют синдром профессионального выгорания. Поэтому выгоревший работник может побудить к негативным мыслям и пациента, страдающего психическими заболеваниями», – говорит Чабан.

С другой стороны, как отметила психолог Виктория Гуро, врачи и сами переживают еще большие панические атаки, чем пациенты. И это уже не говоря о том, что, кроме страха заразиться, медики сталкиваются с необоснованной неблагодарностью и получают довольно низкую зарплату.

«Почему персонал так агрессивно опасен в своих высказываниях? Потому что это личные качества человека. Медперсонал боится даже больше, чем пациент. То, что панических атак у них еще больше, это правда. То, что они сидят на антидепрессантах, это тоже правда», – говорит она.

Больше позитива

Не существует тяжелого или хронического заболевания, которое бы не захватило психическое состояние здоровья, говорит Олег Чабан. Когда человек имеет проблемы, в том числе связанные со здоровьем, он обращается к близким, в частности, чтобы выговориться и получить поддержку. Если этого нет, то, по словам психотерапевта, в одиночестве человек начинает думать только о плохом.

«Если мы это понимаем, то вовремя диагностируем, сразу начинаем оказывать медикаментозную помощь психолога, психотерапевта, иногда психиатра. Также привлекаем людей, которые рядом, родных пациента», – говорит он.

Чабан призывает проверять информацию о коронавирусе, доверять ученым, которые исследуют, как действует и мутирует этот вирус, а не паниковать из-за неподтвержденных сплетен и фейков в СМИ и соцсетях.

«Человек, который постоянно находится в депрессии и страхе, будет переносить (лечение COVID, — ред.) значительно труднее, чем человек-оптимист. Ни в коем случае не как «пофигист». А именно как оптимист, который знает, что этот вирус скоро закончится», – добавил собеседник.

Психолог Виктория Гуро, в свою очередь, советует украинцам, которые перенасыщены информацией о пандемии, делать информационные детоксы, заниматься самовнушением, выписывать и выговаривать свои мысли.

«Есть мечта – подняться на вершину Эвереста. Но она далеко, не подходит. Тогда начните с Лысой горы в Киеве. Нужно искать позитив для себя. Тогда можно удержаться на плаву, когда все вокруг боятся и тревожатся», – подытожила она.