Игра в имитацию допроса. Посадит ли ГБР Порошенко - DOSSIER

Игра в имитацию допроса. Посадит ли ГБР Порошенко

Порошенко

Государственное бюро расследований в пятницу, 24 января, в очередной раз вызвало бывшего президента, народного депутата Петра Порошенко на допрос. Дел, в которых фигурирует экс-глава государства, в одном только ГБР накопилось шестнадцать, но подвижек нет. Защита Петра Алексеевича до сегодняшнего дня выбирала “динамо-стратегию”, однако после заявления Госбюро расследований о том, что бывшего гаранта могут принудительно доставить на допрос,  Порошенко сам явился.

“Вести.ua” разбираются, нашли ли на пятого президента управу в Государственном бюро расследований, и самое главное — есть ли у него реальная перспектива “загреметь” за решетку.

Порошенковское танго

В среде журналистов, которые караулят Петра Алексеевича у входа в Госбюро в дни допросов, уже сложилась саркастическая шутка с цитатой из народной песни — “Я прийшов, тебе нема”. Но на этой неделе поведение поменялось. Теперь это скорее напоминает танго: шаг вперед, два шага назад.

В понедельник 20 января Петр Алексеевич внезапно сам прибыл в ГБР, без приглашения или предупреждения. Летом он уже вытворял такие “финты” — а потом жаловался журналистам, что следователи оказались не готовы его допрашивать. В этот же раз вроде бы и следователи были готовы, да Петр Алексеевич не захотел — забрал повестки и был таков.

На следующий же день, 21 января, в ГБР Порошенко ждали — но он не явился. К журналистам вышел главный следователь Бюро Олег Корецкий. Подробностей дел, по которым экс-президент проходит свидетелем, он не раскрыл, сославшись на тайну следствия. Зато создал сенсацию, пригрозив Петру Алексеевичу принудительным приводом на следующий допрос.

Как это сделать, в ГБР, похоже, пока не понимают. У экс-президента имеется солидная служба охраны, да и прецедентов таких у нас не было. Но грозное заявление высокопоставленного представителя Госбюро — это уже не просто слухи, на это нужно реагировать.

Отреагировал адвокат Порошенко Игорь Головань. Он заявил журналистам, что и в повестках, полученных его подзащитным на руки, и в официальных сообщениях на сайте ГБР допроса 21 января не значилось. То есть, в сообщении Бюро, распространенном через соцсети, эта дата есть, но официального приглашения не было. Вот и проигнорировали. А в пятницу 24 января Петр Алексеевич придет и свидетельствовать будет.

Головань указал, что, согласно законодательству, повестка должна предоставляться не позже чем за три дня до допроса. И если Порошенко забрал этот документ 20-го числа, то раньше 24-го он приходить и не обязан.

Читайте также на DOSSIER:  Местные выборы в Украине: результаты первых экзит-полов

По этому поводу очевиден ряд недосказанностей и противоречий. Во-первых — если в повестке действительно не было даты 21.01, то зачем оправдываться про трехдневный срок?

Во-вторых же, в ГБР уверяют, что ранее все повестки они доставляли заранее и всеми возможными способами — и по месту регистрации Порошенко (“дом-монстр” на ул. Грушевского), и по месту проживания (дворец в Конче-Заспе), и по месту работы (Верховная Рада). Однако вручить повестку под роспись, похоже, курьерам ГБР не удавалось.

Не достигло адресата даже грозное видеообращение ведомства Венедиктовой к Порошенко, где фраза про принудительный привод сопровождалась звуками сирен. У Петра Алексеевича это видео, скорее всего, посмотрели, но как официальное приглашение не расценили. А вот как неофициальный сигнал — очевидно, да.

В любом случае, укрывательство Петра Алексеевича от допросов в Госбюро заканчивается. 24 числа и на все последующие допросы ему приходить придется — уж коли своей рукой он расписался за получение повесток. Если, конечно, не возникнут некие “уважительные причины”.

Шестнадцать дел Пороушэна

Со времени отхода Порошенко от президентских забот произошло уже многое, даже сменилось руководство самого Госбюро расследований. Список уголовных дел, в которых Петр Алексеевич фигурирует (пока в качестве свидетеля) постоянно рос, их уже шестнадцать. А допросов по ним он прогулял двадцать восемь (вместе с сегодняшним).

Поскольку ворох дел растет, а движения с ними нет, в голове читателя наверняка возникла путаница. Попробуем эту информацию систематизировать. Итак, на данный момент есть информация о таких уголовных делах:

1) “Керченский кризис”. Отправка украинских кораблей в неоправданно рискованную ситуацию в ноябре 2018 года и последующее введение военного положения — с вероятным мотивом отложить президентские выборы и узурпировать власть;

2) Имитация коалиции. Назначение правительства Гройсмана в апреле 2016 года при отсутствии предусмотренного Конституцией парламентского большинства. Тоже с возможным мотивом узурпации власти;

3) Утрата техники из АП. После заезда Зе-команды на Банковую оказалось, что мониторы и компьютеры из “ситуационной комнаты” пропали в неизвестном направлении;

4) Поездка инкогнито на Мальдивы. Подозрение, что Порошенко пересекал госграницу не по своему паспорту (в качестве Petro Incognito) и с нарушением законодательства;

Читайте также на DOSSIER:  Суд постановив звільнити Ситника, порушити проти нього кримінальну справу і призначити нового в. о. директора НАБУ

5) Охота на Саакашвили. Незаконное задержание бывшего одесского губернатора и выдворение его в Польшу на собственном самолете;

6) Чаус в багажнике. Содействие незаконному отъезду из страны судьи, обвиняемого в масштабной коррупции и исполнении “заказняков” Порошенко;

7) Земельные махинации. Отмена президентским указом решения главы Первомайской РГА Николаевской области об отнесении земельного участка к государственной собственности;

8) “Кузня на Рыбальском”. Уклонение от уплаты налогов и отмывание денегпри фиктивной продаже оборонного предприятия Сергею Тигипко;

9) Телеканал “Прямой”. Уклонение от уплаты налогов и отмывание денег при оформлении приобретенного в закулисной сделке телеканала на “фунта” Владимира Макеенко;

10) Рейдерство имущества слепых. Незаконное отчуждение части территории базы “Ивушка”, принадлежащей Украинскому обществу слепых. Территория непосредственно прилегает к имению Порошенко в Конче-Заспе;

11) Назначение “своих” в Высший совет правосудия. Влияние на проведение конкурса в ВСП и его результаты в марте-мае 2019 года, под занавес президентской каденции;

12) Нарушения при назначении судей. Злоупотребление служебным положением при несвоевременном назначении судей, повлекшее тяжкие последствия в виде возмещения им из Госбюджета безосновательной компенсации зарплаты;

13) Национализация “Приватбанка”. Давление на судей Окружного административного суда Киева с целью не допустить отмену национализации крупнейшего банка страны;

14) Подписание Минских соглашений. Совершение государственной изменыпри обязательстве Порошенко предоставить особый статус ОРДЛО и провести там местные выборы до передачи Украине контроля над госграницей (по данным некоторых СМИ, именно по этому делу и планируется первоочередной допрос);

Еще два дела, находящихся в ведении ГБР, пока остаются неизвестными. Есть информация, что помимо этого НАБУ и САП расследуется дело “Роттердам+”, к которому также причастен Петр Алексеевич.

Кто его посадит? Он же в Томосе!

Кипа открытых уголовных дел против бывшего гаранта Конституции, как видим, накопилась внушительная. Однако есть ряд факторов, которые вселяют скепсис, что за Петром Алексеевичем в обозримом будущем могут закрыться тюремные ворота.

Во-первых, это “западная крыша” экс-президента. В Давос ему съездить из-за допросов не получилось, но связи среди западного политикума остаются. Хоть Порошенко под конец президентства прочно ассоциировался с коррупцией, он оставался “понятным” партнером, а после проигрыша на выборах остался в роли агента влияния на внутреннюю политику Украины. И если новая власть возьмется за него всерьез, неизбежны громкие заявления про “политическое преследование”.

Читайте также на DOSSIER:  Зеленский — о борьбе с коррупцией: если генпрокурор не покажет результаты, я могу предложить другую кандидатуру

Во-вторых, сохраняется негласный пакт внутри украинских элит о недопустимости преследования игроков из “высшей лиги”. Опыт уголовного преследования и “качановского сидения” Юлии Тимошенко во времена Януковича был явным нарушением этого пакта, и очень Виктору Федоровичу аукнулся. Требования освободить Тимошенко испортили его отношения с Западом и стали одним из триггеров Евромайдана. И  Зеленский пока не чувствует себя достаточно уверенно, чтобы под конвоем доставить своего предшественника на Лукьяновку.

В-третьих, пока в пользу Порошенко играет и его статус нардепа, и политический вес в стране. Отмена депутатской неприкосновенности в Конституции пока не была дублирована изменениями в Уголовный процессуальный кодекс и Регламент ВР. А это значит, что переквалификация Порошенко из свидетеля в обвиняемого или, тем более, задержание и арест, требуют санкции парламента. И то, что генпрокурор Рябошапка так и не дал хода первому представлению ГБР на снятие неприкосновенности с Порошенко демонстрирует, что просто это не сделаешь.

Что же касается политического веса, то тут стоит напомнить и о протестах “против капитуляции”, и о медиа-империи Порошенко, и о контролируемой имармии “активистов”. Пока что они работают против Зеленского “вполсилы”. И похоже, что это является частью закулисного пакта Банковой с Петром Алексеевичем — он выполняет роль своего рода контролируемой оппозиции, а уголовные дела с его участием остаются своеобразным крючком.

ГБР не бросило резонансные дела против Порошенко после смены руководства с Трубы на Венедиктову (она пока в ранге и.о.). А Петр Алексеевич вернулся в “рамки приличий”, вроде бы как собравшись посещать допросы. Но дальше этого танго с элементами пряток (хоть и более исправно, чем раньше), игра в ближайшее время не зайдет.