Газовый развод. Куда исчезли деньги на добычу украинского топлива

Газовый развод. Куда исчезли деньги на добычу украинского топлива

Вести» выясняли, почему мы платим 7 грн за 1 куб вместо 1 грн

Уже 10 лет украинские власти, сменяющие друг друга, обещают одно и то же: обеспечить страну собственным газом, слезть с иглы «Газпрома» и уменьшить тарифы. Если бы эти планы стали реальностью, то нынешние платежки украинцев за отопление были бы с цифрами как минимум на 40% ниже, утверждают эксперты.

То, что украинцам все же приходится платить больше, — результат коррупционных схем в энергетике, показало расследование «Вестей». Компания «Укргаздобыча» (УГД), на которую возлагалось окончательное решение газового вопроса, осталась без денег и без газа. «Вести» разобрались, как это произошло.

Почему мы платим больше

Сегодняшняя цена на газ фактически привязана к ценам европейским, и, как считают многие чиновники и экономисты, это неизбежность. Действительно, украинцы платят за газ, по сравнению с другими странами Европы, немного. Однако в Турции, Беларуси, России и Казахстане газ все же дешевле. Тем не менее украинскую цену эксперты называют самой высокой в Европе — если учитывать все факторы при сравнении с соседями по континенту. Например, покупательную способность.

В первом полугодии среднестатистический житель России мог себе позволить купить на свою месячную зарплату 6,6 тыс. кубов газа, Беларуси — 2,9 тыс., Эстонии — 2,6 тыс., Турции и Венгрии — 2 тыс., Литвы и Польши — 1,7 тыс. Украинец находится в самом низу этого рейтинга — он даже при «социальной», то есть якобы заниженной цене, способен приобрести лишь 1,2 тыс. кубометра газа.

Например, в прошедший отопительный сезон частный дом в Украине и соседней Польше с отапливаемой площадью 100–120 кв. м потреблял 500–700 кубометров газа. В то время как поляк отдавал за отопление 30% своего дохода (в пересчете на гривни — 8 тыс. грн от средней зарплаты в 28 тыс. грн), то украинец — 50% (5 тыс. грн из 9–10 тыс. грн среднего жалованья). А ведь современные украинцы унаследовали республику, которая была одним из столпов газовой промышленности СССР.

Сегодня страна не в состоянии обогреть даже саму себя. В прошлом году Украина добыла 13,8 млрд куб. м газа, а надо 15,4 млрд куб. м. Недостающие кубы страна покупала у европейских стран по цене 9,5 тыс. грн за 1 тыс. кубов (с НДС). А если бы своя добыча увеличилась с 13,5 млрд куб. м до 20 млрд, газ стоил бы 6,50–6,70 грн/куб. м и для населения, и для промышленности.

Населению ввели новый «налог»

Какова сегодня себестоимость украинского газа, не скажет достоверно ни один эксперт. Глава «Нафтогаза» Андрей Коболев заявил в январе, что она равна $250 за 1 тыс. кубов. Источник «Вестей» в «Укргаздобыче» утверждает, что Коболев завышает цифру: столько может стоить голубое топливо только из новых скважин с учетом затраченных на бурение инвестиций.

Читайте также на DOSSIER:  В Украине запустят новый этап медреформы: что изменится

Но основной объем украинской газодобычи дают старые буровые. Они не требуют каких-то дополнительных вливаний. То есть цена украинского газа варьируется, в зависимости от скважины, от $15-20 за 1 тыс. кубов, утверждает источник. Таким образом, украинцы в основном потребляют газ, который имеет себестоимость 1,0–1,2 грн за 1 куб, и благодаря такой «марже» УГД за год заработала «грязными» свыше 65 млрд грн.

Десятки миллиардов гривен, ежегодно собираемых с украинцев в виде переплат за газ, должны идти на развитие своей добычи. Но этого не происходит. Ответ «Вести» нашли, разобравшись в «бухгалтерии» «Нафтогаза», дочкой которого является УГД.

Деньги, что должны были инвестироваться в развитие собственной добычи, уходили совсем в другую «скважину». Согласно протоколу №57 заседания инвестиционного комитета УГД от 5 июля 2019, который попал в распоряжение «Вестей», на 2019 год в проекты по развитию газовой отрасли закладывались 34,8 млрд грн, но до необходимой суммы не досчитались 7 млрд грн.

В результате УГД пришлось прекратить работы по гидроразрыву пласта — главному методу добычи газа на новых участках: на скважинах Герсевановская-4, Восточно-Полтавская-15, Святогорская-17, Руслова-2. Готовящийся гидроразрыв на Руслова-1 вообще отменили.

В последние годы украинская добыча в принципе недофинансировалась, это была постоянная проблема. Почему случилась нехватка финансирования? Потому что Кабмин издал постановление об изъятии 70% дивидендов вместо законных 30%,— рассказывает Юрий Нагорняк, экс-директор по добыче УГД.

Получается, что украинцы переплачивали по своим платежкам европейские тарифы, чтобы как бы авансом дать своей газдобыче средства на развитие и потом платить за газ гораздо меньше. Но эти деньги банально «проел» госбюджет перед президентскими и парламентскими выборами — тогда экстренно требовались средства на выплату пенсий и монетизацию субсидий.

По сути, с населения снимается «газовый налог» для затыкания дыр казны, констатируют собеседники «Вестей».

Золотая скважина

В УГД, по словам участников рынка, деньги все эти годы изобилия никогда не считали. Например, на том же заседании инвесткомитета была утверждена смета бурения одной скважины Шебелинского месторождения в сумме 1,06 млрд грн, хотя вообще бурение «Укргаздобычей» новой скважины обходится в среднем в 100–300 млн грн.

Что это за скважина такая, золотая? Чтобы докопаться до истины, нужно, чтобы пришли ревизоры, подняли бумаги, посчитали и сравнили с ценами на рынке,— говорит сопредседатель Фонда энергетических стратегий Дмитрий Марунич.

С ним согласен и эксперт в сфере энергетики Геннадий Рябцев, который говорит, что такая скважина в пять раз дороже, чем она должна стоить. «$33 млн даже для кустовой скважины слишком дорого«, — уточняет он.

Но аудиторы Счетной палаты, как известно, дважды не смогли попасть в «Нафтогаз», поэтому объяснить подобные заоблачные сметы некому. Впрочем, экс-директор по бурению «Укргаздобычи» Михаил Падучак постарался развеять сомнения. Он указал, что, хотя главная цель и не достигнута, компания отчиталась, что кардинально переоснастила парк оборудования и технологий.

В 2018 году мы пробурили больше, чем в каком-либо году за весь период независимости страны — 313 тыс. м. Это рекордная цифра, но никак не предел сегодняшних модернизированных возможностей отечественных буровых мощностей,— уточняет Падучак.

Битва под Полтавой и «нужные» люди

Модернизация — кстати, отдельная тема. Как говорит источник «Вестей», это одна из схем, с помощью которой можно выкачать деньги из финансируемой налогоплательщиками «Укргаздобычи». Ведь она выступает всего-навсего одним из соискателей в получении спецразрешений.

Читайте также на DOSSIER:  "Кейс" Гончарука: Казалось бы, причем здесь Порошенко?

Поэтому частные газодобывающие компании, принадлежащие или связанные с олигархами и влиятельными чиновниками, попросту «отжимают» эти участки, забирая себе то, что уже исследовано за средства государства. Вначале такие компании просто получают спецразрешение бурить рядом, а потом могут забрать все.

Едва государственная компания взяла какое-то месторождение в разработку, получила там хорошие результаты, так сразу же по периметру появляются другие компании, которые работают по спецразрешениям. Они уже знают структуру пласта, но при этом деньги в его изучение не вкладывают. А бывали и такие случаи, что госкомпания вкладывает деньги в разведку, потом у нее заканчивается спецразрешение, которое у нее отбирают и отдают другой компании,— подтверждает Падучак.

Еще одна схема — договор о совместной деятельности. Работала, по сути, «Укргаздобыча», но при этом доходами приходилось делиться с принадлежащей какому-либо народному депутату частной компанией, которая просто получала по договору газ. И его продавали уже на коммерческом рынке.

После Майдана все руководство «Нафтогаза» разбежалось. «Укргаздобычу» отдали тогда депутатскому корпусу — в основном «фронтовикам». Порядка 50 народных депутатов обеспечивали свою жизнь через всякие «совместные деятельности». Поступали звонки-угрозы: не вы создавали — не вам и ломать. Забегали с топором, на проходных устраивали майданы. Были даже покушения,— рассказывает источник «Вестей» в УГД.

Большая война разыгралась, в частности, за наиболее богатые месторождения, расположенные в Полтавской области. Местные чиновники ставили палки в колеса с выдачей спецразрешений на добычу для «Укргаздобычи».

Задача была такая — дискредитировать компанию в глазах мирового общества, США. Показать, что «Укргаздобыча» — это трутень, ее нужно срочно приватизировать, а эти месторождения принудительно передать в партнерство уже подобранным компаниям на конкурсах под эгидой Минэнерго. А те, мол, уже готовы развивать село и дороги строить. Концы вели в Минэнергетики к Игнащенко. Эти события привлекли внимание даже иностранных посольств, и были разговоры на уровне первых лиц с Белым домом,— рассказывает собеседник «Вестей».

Владимир Игнащенко — советник главы Минэнерго. Он считается близким к однокласснику и бизнес-партнеру экс-президента Петра Порошенко — экс-депутату Игорю Кононенко, они даже прописаны в соседних квартирах в доме на ул. Рейтарской в Киеве.

Платежки не меньше, а премии чиновникам все больше

Сейчас Укргаздобычу покидают лучшие технические сотрудники, а газ по 3 грн за 1 куб остается несбыточной мечтой для украинцев. Как и призрачная надежда, что сумма за отопление в платежке снизится на 40%.

Читайте также на DOSSIER:  Новосад заявила, что Минобразования выполнило все рекомендации Венецианской комиссии к закону "Об образовании"

Больше всего от развития собственной добычи могли выиграть простые полтавчане, живущие на крупнейшем месторождении, при себестоимости голубого топлива по $8 за 1 тыс. куб. м, т. е. 20 коп. за куб могли бы рассчитывать на тарифы максимум в 1 грн за 1 куб. Однако этой зимой не только они, но и все соотечественники увидят совсем другие цифры в платежках.

Зато на неудачах и проблемах «Укргаздобычи», как выясняется, весь менеджмент «Нафтогаза» неплохо зарабатывает. Причем вполне легально. Ведь чем больше средств останется на счетах «Нафтогаза», тем больше процент выплачивается топ-менеджерам в виде бонусов и премий.

Ранее НАК обвинял руководство УГД в том, что оно не смогло освоить около 40 млрд грн инвестиций за 2017 год. В итоге деньги вернулись в конце года в материнскую компанию и были записаны в прибыль, что позволило получить бонусы и премии руководству «Нафтогаза»,— говорит эксперт Геннадий Рябцев.

Личный интерес?

Этим летом Стратегию 20/20, которая предусматривает в следующем году свою добычу 20 млрд куб. м газа, «Нафтогаз» официально закрыл. От масштабной разработки месторождений отказались в силу их будто бы истощения. И это несмотря на сотни километров пробуренных скважин.

Говорят, что месторождения исчерпаны еще якобы при СССР, но это неправда, он их не исчерпал, а просто нашел более масштабные ресурсы в Западной Сибири. Нужных показателей действительно нереально было достичь к 2020 году, так как между началом разведки и промышленным притоком полученного газа проходит обычно пять-семь лет. Но если бы «Нафтогаз» не закрыл программу, то к 2025-му — реально было бы,— утверждает Геннадий Рябцев.

Новая стратегия, зафиксированная в протоколе, сворачивает проекты, которые не дают гарантию себестоимости газа дешевле, чем $200. Это ставит крест на разработке новых газовых месторождений, инвестиции в которые уже вложены. Источник «Вестей» в НАКе говорит о том, что за сменой курса может скрываться личный интерес главы газового дивизиона Андрея Фаворова.

Переход Фаворова из трейдеров в НАК ознаменовал и кончину программы энергобезопасности. Вдруг стало важно покупать газ за границей, а средства от размещения евробондов также направляются почему-то на приобретение газа за рубежом через компании, тесно связанные лично с Фаворовым,— обращает внимание источник.

Отчасти эту мысль подтверждают некоторые факты. Так, на днях из США в Украину состоялась первая поставка сжиженного газа. Компании-продавцы Port Arthur LNG и Cheniere Marketing, с которыми НАК вел переговоры, поставляют газ не напрямую «Нафтогазу», а через «ЭРУ Трейдинг» — компанию, совладельцем которой ранее был сам Фаворов. Это прямо следует из заявления польской компании PGNIG, которая приняла газ у американского поставщика.

 

Pin It on Pinterest