Эксперт-каратист и нестыковка с ростом: почему зависло дело Шеремета

FavoriteLoadingДобавить в избранное

Рассмотрение дела тянется уже год, адвокаты говорят о безосновательности задержания Антоненко.

«Обязанность государства и правоохранительных органов – сделать все, чтобы в суде украинцы и весь цивилизованный мир увидели настоящих убийц Павла Шеремета», — заявлял президент Владимир Зеленский в годовщину убийства журналиста. Однако в декабре 2020-го исполнился ровно год с того момента, как правоохранители задержали подозреваемых в деле об убийстве журналиста, а суд до сих пор так и не дал однозначного ответа на вопрос: кто убил Павла Шеремета? Почему Фемиде не хватило года, чтобы вынести обвинительный вердикт или оправдать подозреваемых, разбирался «Апостроф».

«Величие арийской расы»

Журналист Павел Шеремет погиб 20 июля 2016 года в результате взрыва автомобиля. Более трех лет следствие не могло сдвинуться с мертвой точки и назвать официальных подозреваемых, но 12 декабря прошлого года МВД потрясло украинцев новостью: по подозрению в убийстве задержали участника АТО, музыканта Андрея Антоненко, детского хирурга Юлию Кузьменко и военную медсестру Яну Дугарь.

На первом избрании меры пресечения Антоненко и Кузьменко суд отправил в СИЗО, а Яне Дугарь Фемида определила круглосуточный домашний арест. Однако в течение года, пересматривая меру пресечения (этого требует закон), Кузьменко перевели на домашний арест, Дугарь разрешили снять электронный браслет, а вот Антоненко так и остался сидеть в СИЗО.

По версии следствия, Антоненко и Кузьменко являются непосредственными исполнителями преступления, а Яна Дугарь – пособницей, которая собирала информацию о передвижениях убитого журналиста. При этом, изначально именно Антоненко считался правоохранителями организатором убийства, а мотив для убийства стал поводом для сарказма и шуток. Ведь в тексте подозрения значилось, что музыкант, «увлекшись ультранационалистическими идеями, культивируя величие арийской расы, решил создать преступную группу, чтобы в ее составе совершить убийство Павла Шеремета».

Но позже «величие арийской расы» убрали, а организаторами убийства правоохранители назвали «неустановленных лиц». Следствие по ним оформили в отдельное дело.

В мае 2020 года досудебное расследование было завершено, а в сентябре суд определил присяжных для рассмотрения дела по существу.

Стоит отметить, что практически каждое заседание Шевченковского райсуда столицы, где рассматривается дело Шеремета, сопровождалось уличными потасовками активистов с полицией. По мнению активистов, правоохранители так и не смогли собрать убедительных доказательств вины Антоненко, Дугарь и Кузьменко, а значит всех троих необходимо отпустить.

Впрочем, в МВД так не считают: глава ведомства Арсен Аваков уверял, что следствие располагает «исчерпывающим набором аргументов».

Битва экспертиз

Краеугольным камнем доказательной базы следствия являются записи видеокамер наблюдения с места преступления. На этих записях, по версии правоохранителей, запечатлены Андрей Антоненко и Юлия Кузьменко. Правда, точно идентифицировать подозреваемых крайне сложно – качество видеозаписи не позволяет безошибочно опознать Антоненко и Кузьменко. Поэтому, чтобы расставить точки над «і», в МВД заказали комплексную экспертизу походки фигур с видеозаписи. Экспертом выступил британец Айван Бирч, который якобы подтвердил, что фигуры на записях — это Антоненко и Кузьменко.

Читайте также на DOSSIER:  Адвокат матери Павла Шеремета: После "белорусских пленок" дело об убийстве должно быть переквалифицировано в теракт
Скриншот с камеры видеонаблюдения

Однако у защиты подозреваемых масса вопросов к таким доказательствам.

«Единственное доказательство обвинения, на которое они ссылаются, хотя это вообще не доказательство, это вывод комплексной экспертизы, — говорит «Апострофу» адвокат Андрея Антоненко Станислав Кулик. – Во-первых, отсутствует методика проведения такой экспертизы. Все экспертизы, которые проводятся в Украине, должны быть проведены по зарегистрированной Минюстом методике. Во-вторых, единственный эксперт, который сделал вывод, что «личность 1 похожа на личность 2″ — Айван Бирч. Но он вообще не является экспертом. Он тренер по карате. Более того, неизвестно каким образом происходила оплата его услуг. Этой информации нет в материалах уголовного производства. Вывод – на украинском языке. Айван Бирч – англичанин. Он не владеет украинским и не мог составить вывод на украинском языке, соответственно есть вопросы о промежуточных документах, которые ему присылались: на каком они языке, переводились ли они, кем они переводились? Всего этого просто нет в материалах уголовного дела. Соответственно, единственное доказательство, как минимум, оформлено с такими ошибками, которые в дальнейшем исключают возможность использования этого вывода эксперта как допустимое доказательство».

В свою очередь, защитник Юлии Кузьменко Тарас Безпалый отмечает, что даже сам Айван Бирч не может быть уверен на 100% в своих выводах.

«В учебнике, на который ссылается этот международный эксперт, указано, что данная экспертиза не может служить единственным доказательством, основным доказательством. Доказательное качество этой экспертизы крайне низкое», — пояснил «Апострофу» Безпалый.

Но кроме анализа походки в рамках комплексной экспертизы записей с камер видеонаблюдения была проведена портретно-психологическая экспертиза.

«Ее провели два эксперта из Киевского научно-исследовательского института, — добавляет Безпалый. – Но такую экспертизу, как сделали они, ни один институт в Украине ранее никогда не делал, ее методики не существует. Более того, квалификационная комиссия при Минюсте уже привлекала этих экспертов к дисциплинарной ответственности за то, что они придумали такую экспертизу. Фактически они свою фантазию назвали экспертизой и на ее основании сейчас судят Антоненко, Кузьменко и Дугарь».

Кроме того, по словам Станислава Кулика, есть и другие выводы экспертов, уже украинских, которые указывают на то, что Антоненко не причастен к убийству Павла Шеремета.

Читайте также на DOSSIER:  О реформировании системы органов уголовной юстиции: все печально

«Есть выводы экспертов, которые были еще в 2016 году, когда об Антоненко еще и речи не было. Эксперты четко определили рост лица, якобы мужского пола, с камер видеонаблюдения с места совершения преступления. Один эксперт отмечает, что рост лица 170 сантиметров, а другой, что рост лица 172 сантиметра. Но оба эксперта говорят о том, что существует погрешность плюс-минус 5 сантиметров. Даже верхние границы возможного роста: от 175 до 177 сантиметров. У Антоненко рост 180 сантиметров. Кстати, полиции мало было его просто померять. Для этого проводили специальную экспертизу в которой измеряли рост Антоненко специальными лазерными устройствами. Уже на этом этапе Антоненко должен был быть отклонен как возможный подозреваемый», — уверяет Станислав Кулик.

Андрей Антоненко Фото: УНИАН

«На записях видно, что фигуры плюс-минус одного роста. Но у Юли и Андрея разница в росте 15 сантиметров. А это существенная разница», — резюмирует Безпалый.

Политический вопрос

Впрочем, оценить весомость доказательств против Антоненко, Кузьменко и Дугарь должен, конечно же, суд.

«У них (обвиняемых, – «Апостроф») есть единственная возможность — это если суд под давлением, которое они разгоняют, признает какие-то доказательства такими, которые нельзя использовать. Это их надежда», — заявлял замминистра МВД Антон Геращенко.

Но за год Фемида так и не дала оценку работе следствия. Почему?

Все дело в том, что к рассмотрению дела по сути суд приступил совсем недавно.

«Фактически судебное рассмотрение началось осенью. Даже в идеальном мире, с сентября 2020 года, к сожалению, не было возможности рассмотреть это дело, поскольку сторона обвинения заявила очень много свидетелей, которые, на самом деле, ни о чем не свидетельствуют, а присутствуют для массивности. Но если не брать во внимание таких свидетелей, то рассмотрение дела возможно за месяц. КПК предусмотрено, что дело должно рассматриваться в суде непрерывно. Исключением являются только перерывы на отдых. Но, к сожалению, суд назначает заседания не чаще двух раз в месяц, — добавляет Станислав Кулик. – Но даже если не было объективной возможности рассмотреть это дело за все это время, то государство не может держать Антоненко под стражей на основании того, что до сих пор длится судебное рассмотрение. Антоненко, так же, как и Юлия Кузьменко и Яна Дугарь, может быть дома со своими родными и приезжать на судебные заседания, когда это необходимо».

В свою очередь, глава МВД Арсен Аваков неоднократно призывал общество не политизировать процесс и не давить таким образом на суд. Однако старт политизации дела дала сама власть. Сначала сам Аваков, когда заявил, что «украинское общество должно четко понимать где та граница, за которой патриотизм превращается в предательство своей страны и преступление», — отметил министр, намекая на военное прошлое подозреваемых.

Читайте также на DOSSIER:  Пандемия "для своих": что известно о нелегальном ввозе антикоронавирусной вакцины в Украину

А потом подключился и сам президент Зеленский, который заявил, что именно Аваков «стейкхолдер этой ситуации, он должен ее довести до конца».

В ответ на это глава МВД парировал: «В Конституции не написано, что он (президент – «Апостроф») должен руководить каким-то следствием и так далее. Зарубите себе это на носу. Более того — и министр этим не занимается».

Таким образом, дело Шеремета, а значит и задержание подозреваемых, превратилось в политику усилиями самих политиков. Соответственно, оправдательный приговор для Антоненко, Кузьменко и Дугарь теоретически может навредить репутации министра МВД и поставить под вопрос его карьеру в КМУ.

«Репутацию может потерять тот, у кого она есть. Для Авакова, который брал на себя это дело и приводил президента на пресс-конференцию это могло бы быть серьезным ударом и пошатнуть его на должности, — говорит «Апострофу» политтехнолог Ярослав Макитра. – Но, принимая во внимание кадровую политику президента, которая базируется на приближенности к своей фигуре, говорить, что это приведет к отставке министра, сложно. Даже в случае негативного развития событий Аваков сможет остаться в своем кресле. Да, он попадет под определенный шторм: будет много обвинений, но он пройдет и через это. Поэтому не думаю, что это дело будет критичным для Авакова. Да, неприятным, но не определяющим. Аваков настолько укоренился в правительстве и владеет такой информацией, что вряд ли серьезно это повлияет на его дальнейшую карьеру».