Дело Суркисов и Приватбанка ведет Украину к дефолту - DOSSIER

Дело Суркисов и Приватбанка ведет Украину к дефолту

Крупнейший в стране банк превратился в мину замедленного действия

Вся судебная машина остановилась 27 апреля в ожидании заседания Большой палаты Верховного суда, которое должно было поставить точку в «деле Суркисов». До этого фактически были приостановлены все судебные иски, дела и процессы, связанные с национализацией Приватбанка, его бывшими собственниками и вкладчиками. Фемида замерла, чтобы выслушать исторический вердикт высшей судебной инстанции.

Но заседание так и не состоялось, судьи перенесли его, якобы по причине сильнейшего давления. На самом деле, говорят эксперты, суд перенесла сама власть, чтобы не допустить того единственного решения, которое высшая судебная инстанция не может не принять. Само это решение по сути поставит под вопрос и законность национализации Приватбанка, и сотрудничество с МВФ, и бомбу под экономическую стабильность в Украине.

Дело Суркисов

Само по себе заседание Большой палаты должно было быть посвящено незначительному, на первый взгляд, эпизоду судебных тяжб – законности изъятия вкладов семьи бизнесменов Суркисов на сумму в 1 млрд грн в фонд акций Приватбанка при его национализации в декабре 2016 года.

Тогда под процедуру bail-in – принудительную конвертацию депозитов собственников акций банка и связанных с ними лиц в новые акции – попали братья Игорь и Григорий Суркисы, а также их родственники: отец Рахмиль Суркис, дочь Игоря Марина Суркис, дочь Григория Светлана Суркис и его бывшая жена Полина Ковалик.

Применение этой процедуры по отношению ко вкладам семьи известных бизнесменов подразумевает, что в их депозиты олигарх Игорь Коломойский, по мнению менеджеров НБУ, «спрятал» свои деньги, и государство изъяло их как своего рода компенсацию за понесенные из-за бывших акционеров банка убытки.

«Кошельки Коломойского»

Процедура проводилась по неочевидным критериям. Так, из шести признанных НБУ связанными с бывшими владельцами Приватбанка Суркисов изъяли деньги только у пятерых. Григорий Суркис под процедуру не попал, зато попала его дочь Светлана. Кроме того, с ее депозитных счетов были списаны деньги ее несовершеннолетних детей, которые достались им от отца Станислава Стукальского, погибшего в 2014 году.

Не тронули средства официальной жены Игоря, Ирины Магазовой, но изъяли сбережения бывшей жены Григория, Полины Ковалик, с которой тот развелся 40 лет назад. Связанной с Коломойским посчитали дочь Игоря, Марину, но проигнорировали депозиты другой его дочери, Яны.

Читайте также на DOSSIER:  Легализация медицинской тирании или спасение от "яжематерей"? Почему родители протестуют против законопроекта о лечении детей

Помимо того, что адвокаты доказали в суде неправомерность применения санкций в отношении родственников братьев, у некоторых вызывает недоумение и сам тот факт, что представительные Суркисы вообще могли согласиться стать «кошельками Коломойского», чтобы хранить под своими именами активы его бизнес-империи. Мало того, «кошельком Коломойского» хотели объявить и футбольный клуб «Динамо».

«Моя позиция изначально заключалась в том, что Суркисы связанными лицами не являются. Очень грязно все сделали с большими процессуальными нарушениями законов о банковской деятельности, о залоге, о гарантировании вкладов. Хотели включить в связанные лица и клуб «Динамо», и я от своих источников знаю, что Порошенко (экс-президент Петр Порошенко, — ред.) было прямо озвучено: мы закроем клуб и скажем публично, обращайтесь к Гонтаревой (экс-глава Нацбанка Валерия Гонтарева, — ред.) и Порошенко. И в ручном режиме это отменили. Все делалось в ручном режиме. Была воля Гонтаревой назначить их связанными лицами, это и делалось. Рано или поздно это должно было плохо закончиться и для Приватбанка, и для всей процедуры национализации», — прокомментировал UBR.ua управляющий партнер адвокатского объединения Suprema Lex Виктор Мороз.

Прецедентное право

Суркисы подали в суд и выиграли его, апелляционная инстанция также признала их правоту. 27 апреля Большая палата Верховного Суда должна была начать рассмотрение кассации на судебные решения низших инстанций. Однако, как говорят юристы, в данном деле она фактически может только утвердить их. Ведь суды не просто приняли решения в пользу Суркисов, а установили определенные факты, а кассация уже не вправе пересматривать их доказательную базу.

«В деле Суркиса идет речь о незаконном списании средств. Установлены определенные юридические факты: какие действия НБУ, Кабмина, Минфина были сделаны незаконно и неправильно. Это подтверждено судами первой и второй судебной инстанции, и у Верховного Суда тоже нет других вариантов, он тоже все это подтвердит», – считает старший партнер юридической компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

В случае подтверждения Верховным Судом решений судов двух инстанций сумма потерь Приватбанка может вырасти почти до 30 млрд грн – сумму исков всех истцов-вкладчиков банка, также подвергшихся процедуре bail-in. Ведь в Украине отчасти уже введено прецедентное право, хотя и в усеченном варианте.

Читайте также на DOSSIER:  6000 ГРН ЗА ПОДОЗРЕНИЯ. ЗАЧЕМ ПРИДУМАЛИ НОВЫЙ НАЛОГ ДЛЯ МЕЛКИХ ФЕРМЕРОВ

«У нас как такового прецедентного права, как в английском или американском варианте, нет, но есть квази-прецедентное право, так как решение Большой палаты обязательно для применения всеми судами, которые рассматривают аналогичные споры. Далее можно по аналогии под каждый конкретный тезис брать это решение Большой Палаты, расписывать аналогичные правоотношения и применять соответствующее решение», – указывает Мороз.

«Незаконная национализация»

В Приватбанке UBR.ua сообщили, что на данный момент фактически все суды, которые рассматривают любые дела, в той или иной степени связанные с национализацией Приватбанка, приостановлены в ожидании именно решения Верховного суда по «делу Суркисов». И если это решение будет не в пользу банка, оно запустит очень сложные для него процессы. Недавно и Генпрокуратура выступила с заявлением об угрозе «дела Суркисов» государству.

«Создание любого прецедента, который идет не в пользу государства, трактуется таким образом, что государство на этом потеряет, потому что другие судьи тоже могут сослаться на это решение, если оно стоит в вышестоящем порядке. И есть такая норма, которая говорит, что обстоятельства, установленные судом, не подлежат доказыванию в других процессах. Она может быть использована при принятии судом решения, мол, это согласуется с позицией Верховного суда», – считает управляющий партнер юридической фирмы «Можаев и партнеры» Михаил Можаев.

Таким образом, подтверждение Верховным судом позиции Суркисов приведет к тому, что может быть поставлена под вопрос и вся процедура национализации Приватбанка. Ведь Верховный суд фактически признает, что государственные органы действовали незаконно. И тогда судебные процессы сделают возвращение Приватбанка его прежним владельцам неизбежным.

МВФ против

Однако на данный момент у всей судебной системы Украины есть серьезный оппонент – МВФ, который не желает углубляться в правовые основания любых возвращений Приватбанка кому бы то ни было. Фонд как кредитора интересует сведение государственного бюджета, а возвращение банка Коломойскому или выплата последнему компенсации по суду приведет к тому, что из тощего госбюджета придется выплатить солидную сумму. Финансового донора это не устраивает.

«МВФ следит за исполнением бюджетным маячков, которые переступать нельзя, потому что это угрожает бюджетной дисциплине, выплатам по внешнему долгу и т.д. Ситуация с Приватбанком – это прямой убыток, который получит государство. И его необходимо будет покрывать, но вряд ли кто-то согласится давать 130 млрд грн», – считает руководитель отдела аналитики группы компаний Forex Club Андрей Шевчишин.

Читайте также на DOSSIER:  Переход на RAB-тариф станет новым толчком для приватизации облэнерго, - Иноземцев

Два сценария

В случае, если суд примет неизбежное с правовой точки зрения решение по Приватбанку, рассчитывать на получение очередной партии кредита от МВФ не стоит. Но нужно делать и текущие выплаты по долгам, которые отчасти покрываются новым траншем. Тогда у государства есть два варианта действий. Первый – объявить дефолт. В этом случае в течение пяти лет о каких-либо внешних кредитах придется забыть.

«Мы не сможем привлекать внешние средства, не сможем покрывать внешнеторговый баланс, то есть живем исключительно за счет внутреннего рынка. А значит это нехватка предложения валюты на внутреннем рынке, что при преобладании импорта приводит к девальвации гривны», – приводит пример Андрей Шевчишин.

Второй сценарий, по мнению аналитика, заключается в том, что государство не будет объявлять дефолт, а совершит все выплаты по внешнему долгу. Но для этого опять же придется печатать гривну и скупать валюту на межбанке, что приведет к тому же результату – девальвации гривны и инфляции.

«Или правительство начинает осуществлять жесткие меры, закручивать гайки и достает ту валюту для выплат внешнего долга, расформировывает резервы. Как только они начинают таять, включается станок, и это приводит к тому, что инвесторы сами начинают от нас отворачиваться, даже несмотря на то, что мы не допускаем дефолт», – резюмирует Шевчишин.

Пока что власти взяли позицию оттягивания, заседание Верховного Суда перенесено по формальному поводу в ожидании того, когда Рада примет «антиколомойский закон», который не позволит вернуть банк бывшему акционеру. В этом случае, считают эксперты, судебные тяжбы растянутся на годы, и все это время Приватбанк будет под контролем государства.