Дело Суркисов: четыре фейка и одна уникальная история - DOSSIER

Дело Суркисов: четыре фейка и одна уникальная история

Почти четыре года наблюдаю за тем, как семья Суркисов пытается вернуть свои деньги, которые у них забрали во время национализации «ПриватБанка», и еще больше убеждаюсь в правоте своего правила – никогда ни при каких обстоятельствах банкам нельзя отдавать свои сбережения на депозит, у них можно только брать кредиты.

Сегодня вокруг денег Суркисов развернулась нешуточная борьба, информационная в том числе. Чтобы из экономической истории сделать политическую, создали четыре нехитрых фейка.

Фейк №1 – государство должно будет выплатить семье Суркисов 1 млрд грн. Неправда. По решениям судов в предыдущие годы им уже были возвращены деньги и произведены взаимозачеты.

Фейк №2 – Суркисы являются связанными с собственниками «ПриватБанка» лицами. Неправда. И это, кстати, доказал уже не один суд.

Фейк №3 – вернув деньги им, придется автоматически возвращать и всем другим пострадавшим вкладчикам «Привата». Опять неправда. Чтобы вернуть любому вкладчику его деньги, ему придется так же, как и Суркисам, пройти личную, долгую и выматывающую судебную процедуру.

Фейк №4 – если Суркисам отдать их деньги, это поставит под угрозу всю национализацию «ПриватБанка», и его нужно будет вернуть предыдущим владельцам. Опять неправда. Григорий и Игорь Суркисы судятся сугубо за возвращение своих вкладов, не оспаривая принадлежность «Привата».

Опишу вам уникальную историю, о которой пока не знает никто. Мне ее в красках рассказал Игорь Суркис. Когда их семья узнала, что под шумок национализации «Привата», были «национализированы» и их деньги, младший из братьев поехал к тогдашнему президенту Петру Порошенко. Разговор был на повышенных тонах. В конце Игорь Михайлович сказал Петру Алексеевичу: «Если вы не разблокируете хотя бы те счета, с которых мы содержим «Динамо», я сейчас же повешу на клуб замок и напишу объявление, что теперь клуб финансирует лично Гонтарева!» Прыгнул в машину, но не успел далеко отъехать от Банковой, как ему на мобильный позвонил вице-президент «Динамо» Виталий Сивков и сказал, что ему только что звонила Валерия Гонтарева, и заверила, что именно те счета, с которых братья Суркисы почти тридцать лет подряд содержат легендарный киевский клуб, тронуты не будут.

Читайте также на DOSSIER:  Кабмин передал на приватизацию около 200 госпредприятий

Открывается интересный ручной механизм, который приводили в действие лично руки Порошенко и лично руки Гонтаревой. Забираем только то, что хотим и у кого хотим. А как же закон?

Кстати, о «Динамо». Верхом цинизма выглядит включение в список связанных с «ПриватБанком» лиц (то есть того, что хотели по-легкому отжать) футбольного клуба «Динамо», и «А-Банка», принадлежащего семье Суркисов. Чтобы отстоять свое право, Суркисам пришлось пройти суд первой инстанции, апелляционный и кассационный. Все эти суды они выиграли. Дошло до Конституционного Суда, который, к его чести, в случае с «Динамо» даже не принял дело к рассмотрению. А второе дело с «А-Банком» Суркисы в КС выиграли.

Приведу еще одну яркую иллюстрацию избирательности. Семейные деньги хранились на разных депозитах. И одни почему-то забрали, а другие нет. Например, связанным с «Приватом» лицом была признана бывшая жена Григория Суркиса – Полина Ковалик, с которой он на момент национализации банка официально не состоял в браке уже более 40 лет! И эти деньги забрали. Зато Ирина Магазова, расписанная с Игорем Суркисом, не была признана связанным лицом. Эти деньги оставили. Еще один бюрократический парадокс – связанным лицом признана лишь одна из дочерей Суркиса-младшего – старшая Марина, хотя младшая Яна в то время тоже имела депозитный счет в банке.

То же самое и в отношении списания сбережений отца братьев Суркисов – Михаила Давидовича, которому недавно исполнилось 100 лет, и дочери Григория – Светланы.

Особо циничным Игорь Суркис считает то, что в процессе национализации забрали деньги со счетов его племянницы Светланы, которые она открыла в пользу своих маленьких детей девяти и 13 лет. Эти средства в свое время откладывались в детскую копилку покойным мужем Светы – бизнесменом Стасом Стукальским, который погиб в ДТП в 2014 году и не имел никакого отношения к «ПриватБанку».

Читайте также на DOSSIER:  Андрей Парубий: диссидент и комендант Майдана или организатор беспорядков и переворота

А несовершеннолетнему сыну Григория Суркиса Славе повезло. У него тоже был счет в «Привате», но его почему-то не назвали связанным лицом и деньги не списали.

Что самое интересное, никаких правовых объяснений странного принципа применения закона ни НБУ, ни «ПриватБанк», ни Фонд гарантирования вкладов не предоставили до сих пор.

Как сказал мне недавно Григорий Суркис: «Эта история не про деньги. Эта история про справедливость, и мы ее добьемся. Какие бы силы нам не хотели помешать».