Чтобы улучшить катастрофическую ситуацию, мы должны идти вразрез с другими реформами. Интервью министра образования Анны Новосад

FavoriteLoading_Добавить публикацию в закладки

Министр образования и науки Анна дала интервью в эфире Радио НВ. Мы выбрали из него самое интересное

О зарплатах молодых учителей. Вопрос заработных плат и престижности педагогического труда в целом является одним из самых критических для нас. Заработные платы — это один из ключевых и самых болезненных вопросов, потому что молодой человек, который приходит в школу, в среднем получает 4173 гривны заработной платы. Такая заработная плата состоит преимущественно из оклада, из минимальных надбавок за престижность труда. И в ситуации, когда заработную плату учителя формируют надбавки, премии, а не оклад, складывается ситуация, что те учителя, которые молодые, которые только пришли, они получают очень мало.

На этот год мы как правительство заложили в бюджет 2020 1,5 миллиарда гривен для поддержки именно молодых учителей. Сейчас разрабатываем всю необходимо-правовую базу, чтобы 74 тысяч молодых учителей, которые имеют небольшой стаж работы, в течение года получили единовременную материальную поддержку в виде 21 тысяч гривен. Это может быть приятным бонусом, но это не является системным ответом. Я это прекрасно понимаю, это понимает правительство. И поэтому реформирование системы заработных плат, то, как мы их начисляем, как мы оцениваем работу различных категорий учителей, — это одна из задач для правительства на 2020 год.

К первому апреля мы должны показать, представить первый очерк концепции реформирования заработных плат в стране. Самое сложное, что в этой ситуации есть, — это найти дополнительный ресурс. Для меня в этом вопросе есть две проблемы. Первое, нам нужно вообще пересмотреть, как мы зарплату начисляем. Потому что ситуация, когда оклад составляет менее 50% от заработной платы — это ненормальная ситуация.

О финансировании дошкольного образования. В коммунальных садах работает более 100 тысяч воспитателей. И воспитатели у нас получают, даже те, которые имеют большой стаж работы, не более 6 тысяч гривен. Я сейчас боюсь назвать точную цифру, она отличается по регионам, потому что каждый город, каждый учредитель на местах финансирует дошкольное образование из собственного бюджета и делает это по-разному. Но ситуация с воспитателями у нас действительно плохая. И по моему искреннему убеждению, справляться с 20 маленькими детьми в группе не легче, чем работать с магистрами в университете. Может, со мной кто-то может поспорить, но для этого тоже надо и очень хорошее образование, и очень хорошие навыки и понимание психологии, нейробиологии и всех других вещей. В 2020 году мы должны начать разговор с областями, с регионами о передаче финансирования дошкольного образования на центральный уровень. Это противоречит идеологии децентрализации, но когда у нас такая катастрофическая ситуация с дошкольным образованием, мне кажется, мы все же должны принимать какие-то решения, которые, возможно, идут вразрез с другими реформами. А для этого необходимо перебалансировать налоги.

О закрытии школ. В 2019 году было закрыто более 300 маленьких школ. Некоторые из них реорганизованы, в некоторых снижена ступень. Сколько будет в 2020 года, я не могу спрогнозировать, так как это решение местных общин. Это тоже непопулярная история, но мы поддерживаем оптимизацию школ по одной простой причине, и она не о деньгах. Маленькие школы как правило, дают значительно худшее качество. Что показала PISA? В декабре был отчет опубликован. Дети, которые учатся в маленьких сельских школах, на два с половиной года отстают в своих результатах в обучении от своих сверстников, которые учатся в больших школах, в том числе в опорных.

О школьных автобуса. В 2020 году мы даем областям 600 млн гривен на закупку автобусов. И по нашим расчетам, на эти средства можно купить примерно 400−430 автобусов. Как правило, последние годы закупали ы, Эталоны, Атаманы. Мы говорили уже с министром инфраструктуры, с премьером, что нам вообще необходимо пересмотреть государственный стандарт, который мы выставляем к школьным автобусам, и сделать по крайней мере так, чтобы в каждом этом автобусе были ремни безопасности. По нашим дорогам даже самый лучший в мире автобус может не доехать. Поэтому наши усилия по открытию или модернизации опорных школ синхронизированы с закупкой автобусов, с усилиями Укравтодора, с местными властями по строительству дорог. У нас есть соответствующая карта, которая должна все эти усилия синхронизировать, поэтому работаем в такой совместной совместных действий. В конце года сможем увидеть результаты.

О собственной зарплате. Я пришла в Министерство образования, причем еще давно, это не первый мой год работы в министерстве, не для того, чтобы заработать деньги. Это точно не та работа, из которой ты можешь выйти, имея какие-то огромные состояния, это не является моей целью. При этом обвинить меня в каких-то коррупционных деяниях, которые потенциально будут давать мне какой-то заработок, точно не сможет ни один человек. У меня есть другие мотиваторы, которые мотивируют меня работать на этой работе. И это в первую очередь те вещи, которые мы пообещали как правительство, когда мы пришли на эту работу.

О показателях работы чиновников. Публичные лица, особенно если это управленцы, должны иметь систему оплаты труда, которая основана на показателях их деятельности, на каких-то результатах, на KPI. И это тот подход, который будет внедрять правительство. Именно такой подход будет внедрен, чтобы люди, которые платят из своих налогов заработную плату нам, понимали, за что они ее платят. Эта система KPI будет абсолютно прозрачна. Показатели деятельности наши как министров будут опубликованы на сайте Кабмина, когда это будет утвержден.

О том, как определять эти показатели. Мы как правительство, когда пришли в сентябре, до конца сентября в соответствии с законом представили свою программу действий. У каждого из министров очень конкретные цели. У меня их пять. Они все в рамках программы действий правительства, также являются публичными на сайте Кабмина, и там есть определенные показатели, которых я в долгосрочной перспективе пообещала добиться. В пределах каждого года под них у меня есть четкий план, что я должна сделать, чтобы приблизиться к этому. Это принятие законов, это разработка нормативной базы, это внедрение тех или иных инициатив, презентование концепции по заработной плате и такое прочее. Все эти вещи являются публичными. И если Кабмин одобрит систему оплаты труда по показателям деятельности, мне будет что в эту систему заложить, а премьеру или вообще Кабмину будет, по чему меня в конце года и мою команду оценить. Я абсолютно готова на такой подход. Я считаю его адекватным. Но считаю его адекватным в пределах всей системы публичных должностей, так как «не правительством единым», нас не так много. Мне кажется, в этой стране есть также много должностей, требующих определенной отчетности перед обществом, чтобы мы понимали, что они делают.

О школах для национальных меньшинств. Сейчас еще не вступил в действие принятый парламентом закон, он еще не подписан президентом, о полном общем среднем образовании, который детализирует положения ст. 7 Язык образования Закона об образовании, принятого в 2017 году. Он говорит следующее. Я сейчас не буду цитировать, я передаю суть закона. Национальные меньшинства, представители национальных меньшинств, коренных народов имеют право, им гарантировано законом, Конституцией, учиться и изучать родной язык наряду с изучением государственного языка. Наша цель — сделать так, чтобы каждый украинский гражданин знал государственный язык, но при этом они сохраняют свое право на обучение на родном языке. Это касается абсолютно всех меньшинств.

Когда будет подписан этот закон, модель классов с обучением на языке национальных меньшинств будет такой. В начальной школе дети полностью имеют право учиться на родном языке — если это языки национальных меньшинств, которые являются языками ЕС — с изучением украинского языка только как предмета. В классе процент предметов, которые они изучают на государственном языке, украинский язык, должен составлять не менее 20%. К концу девятого класса этот процент должен составлять не менее 40 к концу полного общего среднего образования, к концу 11-го, позже 12-го он должен составлять не менее 60%. То есть 60% предметов должны преподаваться на государственном языке. Остальные проценты по усмотрению школы могут изучаться на родном языке. Какие предметы будут попадать в процент, это вопрос школы. Мы не будем указывать школам, какой предмет им нужно учить на государственном языке, а какой предмет им нужно изучать на венгерском, польском или немецком, это их право — самим определять.

Наша цель, цель правительства, парламента -сделать так, чтобы каждый украинский гражданин знал государственный язык. И эта позиция принципиальная. Мы не будем с нее сходить с одной простой целью. Потому что взрослые, которые формируют образовательную политику, должны создать все условия, чтобы будущий взрослый гражданин мог иметь доступ к высшему образованию, к профессиональному образованию, к рынку труда, к государственной службе, к армии. Мы после принятия закона о полном общем образовании, в том числе ст. 5 Язык образования, готовим соответствующие разъяснения, которое вышлем каждому учебному заведению общего среднего образования, чтобы не было ситуаций с разночтениями.

О высшем образовании. Частные университеты также смогут претендовать на государственное финансирование, я считаю, это абсолютно правильно и справедливо. Будем делать это на 2021 год.

Не каждый университет обязательно должен быть исследовательским. Есть так называемые teaching universities, которые занимаются просто обучением, они не претендуют на какие-то высокосложные, крупные исследовательские программы. Это просто не их фокус, и это нормально. Но когда мы говорим о высшем образовании, то, безусловно, определенный исследовательский компонент, research должен присутствовать. И вот это распределение, которое, к сожалению, началось при создании Советского Союза, должно уйти в прошлое, оно должен уйти в прошлое в головах людей, начиная с самого министерства. Очень часто коллеги не могут поделить, кто занимается наукой в университетах, а кто занимается образованием в университетах. Меня это сильно раздражает, потому что эти вещи должны быть объединены.

Что мы планируем на 2020 год? Чтобы делать серьезные мощные исследования, ученые, научные коллективы должны понимать, что у них есть стабильное финансирование. Все годы такого понимания не было, научные коллективы в университетах преимущественно имели доступ к очень ограниченному маленькому годовому финансированию на условиях конкурса, так называемого госзаказу, которое выдавало и до сих пор выдает Министерство образования на конкурсной основе.

В 2020 году мы хотим ввести так называемое базовое финансирование, на это в бюджете есть 400 млн гривен (это очень маленькая сумма, наша цель сделать так, чтобы в последующие три года эта сумма значительно-значительно возросла). Это будет стабильная многолетняя корзина средств, которую получают лучшие университеты на свои мощные научные программы, мощные научные коллективы. Долгосрочные гранты, которые дают тебе возможность как университету понимать, что у тебя есть стабильное финансирование, которое в конце года не закончится и ты не вынужден в декабре быстренько-быстренько проводить какие-то закупки и тендеры, потому что деньги, как говорят у нас в публичном секторе, «сгорят» или вернутся в бюджет. Поэтому это базовое финансирование — это возможность дать системную поддержку университетам в развитии науки, но, бесспорно, 400 млн — это пока ничто, мы и должны эту сумму увеличить.

О профессионально-техническом образовании. Две вещи, которые мы хотим сделать в 2020 году: единую систему профессиональных колледжей, которая будет понятна и абитуриентам, и учащимся, которые в них учатся, и работодателям. И второе — мы как правительство будем системно инвестировать в модернизацию этих профессиональных колледжей. 259 миллионов гривен в бюджете 2020 года. Мы сейчас почти завершили всю нормативную базу, чтобы отдать их в регионы, хотим двигаться совместно с областями и с работодателями в модернизации тех заведений, которые востребованы на рынке труда. Это небольшая сумма, но в 2019 году было 50 млн. Одно из условий, которое мы ставим областям для получения этих денег, это привлечение средств от третьих лиц.