Большая приватизация в Украине: похоже на аферу

приватизация в Украине
FavoriteLoadingДобавить в избранное

По итогам первого квартала прошлого года доля госсектора в экономике Украины составила 11,8 %. Эта цифра постоянно уменьшается. Например, за 9 месяцев 2019 года этот показатель составлял 12,2 %. В планах правительства сокращать его и дальше. Несмотря на локдауны и экономические кризисы Верховная Рада и Кабмин разблокировали большую приватизацию. Она может привести к тому, что частный инвестор, кем бы он ни был, заберет все самое прибыльное на крупных предприятиях, а проблемные активы останутся государству. К тому же доходность некоторых объектов, которые хотят продать, может быть больше, чем сумма, вырученная от их приватизации.

Приватизация во время пандемии

30 марта на внеочередном заседании Верховная Рада приняла во втором чтении и в целом законопроект № 4543. Этим решением снимаются ограничения на приватизацию, установленные в прошлом году в связи с пандемией коронавируса.

«Бюджету Украины необходимы ресурсы для борьбы с пандемией, удержания экономической стабильности Украины и скорейшего восстановления деловой активности после ограничительных мер. Поэтому с целью наполнения государственного бюджета средствами от продажи объектов большой приватизации целесообразно снять законодательные ограничения на принятие любых мер по приватизации объектов большой приватизации, в том числе проведения аукционов», – говорится в пояснительной записке к законопроекту № 4543.

«Первые аукционы должны пройти уже этим летом. Среди первых объектов: Объединенная горно-химическая компания, Президент-Отель и Первый киевский машиностроительный завод “Большевик”. “Большая приватизация” – это очень эффективный антикоррупционный шаг и мощный стимул для увеличения инвестиций и создания новых рабочих мест, – сообщил на своей странице в фейсбук премьер-министр Украины Денис Шмыгаль и добавил: – Уменьшение роли государства в экономике – это предвыборное обещание Президента Владимира Зеленского, а также чрезвычайно важный шаг для успешного экономического развития нашей страны».

«Большой приватизации – быть! – поприветствовал решение парламента глава Фонда госимущества Украины Дмитрий Сенниченко в фейсбук и добавил: – В этом году мы можем принести 12 миллиардов гривен в бюджет, создать новые рабочие места и базу для налогообложения».

В начале текущего года глава ФГИ сообщал, что в календаре приватизации-2021 более 500 объектов, из которых 53 – перспективные объекты большой и средней приватизации. Первым объектом крупной приватизации со времен ухода с молотка в 2005 году «Криворожстали» может стать Объединенная горно-химическая компания. Также в планах большой приватизации отмечались шесть облэнерго и Одесский припортовый завод.

«Поскольку пандемия, инвесторы имеют ограничения в передвижениях, действиях и тому подобное, плюс экономический кризис, то мы переживали, что цены упадут как на недвижимость, так и на объекты большой приватизации, – объяснял решение отложить большую приватизацию в прошлом году Денис Шмыгаль. – Ну и кроме этого, такие объекты требуют большой подготовки, потому что вокруг них есть масса несогласованной документации, судебных решений, споров и прочее. Фонд госимущества сейчас этим занимается».

Пандемия продолжается, передвижения ограничены, рыночная конъюнктура не самая благоприятная, но все равно правительство и парламент решили дать старт большой приватизации.

«Приватизация, когда никто в страну не может приехать из-за карантина, называется банально кражей, – говорит экономист Всеволод Степанюк. – Вообще если брать международные правила торговли, контрактного права, то карантин – это классический форс-мажор. Во время карантина заключенная сделка может не выполняться, и за это никому ничего не будет. В таких условиях наша власть хочет продать стратегические предприятия, когда можно не выполнять свои обязательства любой из сторон и реальный инвестор просто не может сюда даже доехать».

Читайте также на DOSSIER:  Пенсии в Украине: эксперт объяснил, зачем переходить к накопительной системе

Такую спешку можно объяснить потребностями государственного бюджета Украины в карантинных условиях и планами, заложенными в нем.

«Они вписали в бюджет на этот год прибыль 12 миллиардов, которые они хотят получить, а большой приватизации как не было, так и нет, – говорит глава Центра анализа и стратегий Игорь Чаленко. – А уже начался второй квартал. Все понимают, что окончания карантина никто прогнозировать не может. Соответственно государство должно жить, не делая ставку на все ограничения. Те планы, которые были в начале 2020 года по приватизации, мы увидим сейчас. Фонд госимущества начнет активизацию».

12 миллиардов гривен – это 430 миллионов долларов. Небольшие средства даже в масштабах госбюджета Украины, где расходы и доходы колеблются на уровне около 1,1 триллиона гривен. Но этих запланированных средств государство может и не выручить.

«Оптимистически до 5 миллиардов. Будут схожие показатели по малой приватизации, и, скорей всего, часть объектов пойдет по большой», – говорит Игорь Чаленко.

«По самым скромным подсчетам из обещанных властью 12 миллиардов гривен за счет большой приватизации Украина сможет получить только 2 миллиарда гривен, – еще более скептически настроен экономист Александр Охрименко. – То есть страна вместо 12 миллиардов, заработает только 2 миллиарда. На сегодняшний момент приватизировать практически нечего. На объекты, которые сейчас предлагаются к приватизации, особо нет желающих покупателей».

Наиболее привлекательные активы

Несмотря на все эти риски и предостережения, Верховная Рада и Кабмин пошли дальше. 30 марта в первом чтении парламент утвердил правительственный законопроект № 4020 «О перечне объектов права государственной собственности, которые не подлежат приватизации». Документ предлагает установить градацию госпредприятий – какие продавать совсем нельзя, какие можно преобразовать в хозяйственные общества и те, где можно реализовать часть акций, но контрольный пакет останется у государства.

Как отмечают в Министерстве экономического развития и торговли Украины, в стране свыше 80 субъектов управления объектами государственной собственности. Им подчинено более 3700 субъектов хозяйствования государственного сектора экономики разной организационно-правовой формы, большинство которых не проводят хозяйственную деятельность.

В целом предприятия предлагают поделить на пять частей:

  1. Хозяйственные общества и объединения, в уставных капиталах которых доля корпоративных прав, принадлежащих государству, составляет 100 %, государственные коммерческие и казенные предприятия, не подлежащие приватизации. Таких 74 объекта, среди которых НАЭК «Энергоатом», «Укргидроэнерго», Чернобыльская АЭС, Полиграфкомбинат «Украина», «Укрхимтрансамиак», «Укркосмос», «Арсенал», производственное объединение «Киевприбор», КБ «Южное» и так далее.
  2. Объекты лесного хозяйства, не подлежащие приватизации – 341 объект.
  3. Объекты культуры и спорта, которые не подлежат приватизации – 133 объекта.
  4. Государственные предприятия, которые не подлежат приватизации, но могут быть преобразованы в хозяйственные общества – 102 объекта. Среди них –ГП «Антонов», КБ «Луч», ГП «Львовский бронетанковый завод», ГП «Житомирский бронетанковый завод» и ГП «Одесский авиационный завод».
  5. Акционерные общества, в уставных капиталах которых доля корпоративных прав, принадлежащих государству, не может быть меньше 50 % + 1 акция и не подлежит приватизации. Таких объектов 9, а именно: НАК «Нафтогаз Украины», компания «Артем», Феодосийская судостроительная компания «Море», завод «Фиолент», Киевский завод автоматики, «Укрзализныця», «Укрпочта», «Хартрон» и Киев-Днепровское межотраслевое предприятие промышленного железнодорожного транспорта.

«Выходит ситуация, что запрет на полную приватизацию – это фактически около 170 предприятий. Из которых более ста уже призывают готовить на акционерные товарищества из госсобственности. Фактически дан старт их приватизации. Это первый шаг. Соответственно остается буквально сто предприятий», – говорит Игорь Чаленко.

Предприятия в последних двух списках – это объекты, которые готовят в той или иной форме на частичную приватизацию. Причем на практике может оказаться так, что инвестор, завладев миноритарным пакетом акций, станет фактическим бенефициаром предприятия. Известны примеры, когда миноритарии становились основными выгодополучателями предприятия, правдами-неправдами назначая на ключевые должности в его руководство своих людей.

Читайте также на DOSSIER:  Рынок земли: Смогут ли отобрать землю за долги?

Экономист Всеволод Степанюк в идее продажи частному инвестору 50 % минус одной акции крупной государственной компании усматривает фактор коррупции. Без нее тут будет не обойтись.

«Я оцениваю это как разгул коррупции, прежде всего, – говорит эксперт. – Когда есть государственный концерн, где мажоритарный пакет находится у государства и где именно голосами государства определяется его политика, то миноритарный акционер, который заинтересован в другой политике, вынужден будет идти договариваться с государством. То есть это чистой воды коррупция, когда продается миноритарный пакет государственной корпорации. Это делается в чьих-то интересах и делается просто для “распила” денежных потоков, которые идут через это предприятие. Для того, чтобы миноритарий контролировал государственное предприятие он должен коррумпировать государственную часть этого предприятия. Это как топ-менеджмент, так и министры, так и набсовет. Вопрос, зачем он покупает эти акции, если он не может контролировать предприятие? А покупает с целью, что он сможет контролировать, но через коррупционные схемы».

«Ключевой момент данного законопроекта – это открытие пути для частичной приватизации двух крупнейших государственных монополистов – “Нафтогаза” и “Укрзализныци”, представляющих собой наиболее привлекательные активы в стране», – написал политолог Даниил Богатырев в своем Telegram-канале. Эксперт подсчитал, что сумма от продажи фактически половины акций госмонополии будет меньше, чем годовая прибыль от этих акций.

«По состоянию на 2018 год, “Нафтогаз” оценивал свои активы общей стоимостью в 603,7 миллиарда гривен. Акционерный капитал компании оценивался в 194,3 миллиарда гривен по состоянию на 31 декабря 2018 года. Таким образом, если продать 49,99 % акций “Нафтогаза”, бюджет Украины может пополниться на сумму в приблизительно 97 миллиардов гривен, или 3,6 миллиарда долларов. Чистая прибыль “Нафтогаза” за 2018 год находилась на уровне 256 миллиарда гривен. То есть, новые акционеры станут получать 128 миллиардов гривен (5 миллиардов долларов) чистой прибыли “Нафтогаза”. Итого: от продажи 49,99 % акций “Нафтогаза” Украина одномоментно может выручить 3,6 миллиарда долларов, но в итоге будет недополучать до 5 миллиардов долларов ежегодно в будущем. Оцените “красоту игры”!» – написал Даниил Богатырев.

За последние годы указанные украинские компании были достаточно успешными. Прибыль «Нафтогаза» за 2019 год составила 63,3 миллиарда гривен, что в 5,5 раз больше, чем в предыдущем году. Правда, в 2020 году компания уже получила убыток. Увеличила чистую прибыль в 2019 году и «Укрзализныця» – с 200 миллионов до почти 3 миллиардов гривен, в 15 раз, но 2020 год также не был для нее прибыльным. Только «Укрпочта» завершила 2020 год с 9,2 миллиардами чистого дохода, увеличив его на 19 % по сравнению с 2019 годом.

Несмотря на всю успешность и огромный объем финансов и ресурсов, из этих компаний хотят сделать подобие частно-государственного партнерства. Игорь Чаленко считает, что к этим предприятиям может прослеживаться интерес как украинских олигархов, так и иностранного капитала.

«В каждом направлении есть свои интересы, – говорит аналитик. – Очевидно, что по “Укрзализныце” будут интересы у тех олигархов, которые имеют прямой контакт с железной дорогой, на которых завязана вся логистика. Последнее время весь бизнес стремится к вертикально интегрированной структуре, начиная от производства, заканчивая доставкой на экспорт всей продукции, полностью делать закрытый цикл. Очевидно, тут будут соприкасаться интересы того же Пинчука, Ахметова, ряда других олигархов, есть интересы компаний и представителей стран Балтии к той же железной дороге. Очевидно, есть интересы со стороны той же Грузии. Каждое предприятие – довольно лакомый кусочек».

Читайте также на DOSSIER:  Более 700 госпредприятий на продажу: Минэкономики обнародовало список для приватизации

За последнее время в крупных государственных компаниях, в частности «Нафтогазе» и «Укрзализныце», наблюдались внутренние процессы по разделению видов деятельности. Доктор экономических наук Алексей Плотников считает, что интерес у инвестора может вызвать не вся компания, сколько ее самая выгодная часть, которую частный бизнес и получит возможность купить.

«Я не верю, что сейчас есть какой-то единый покупатель, который бы выплатил 49 % приватизации этих всех структур, – говорит Алексей Плотников. – Возможно, это будет постепенно продаваться. Возможно, какими-то частями, какими-то долями. Кто-то попытается приватизировать самую интересную часть той же “Укрпочты”, “Укрзализныци”, которая, по его мнению, дает прибыльность или возможность для прибыльности. Но опять-таки цельного инвестора нет. По частям, сколько это будет продаваться, сказать сложно. Но в любом случае какие-то частники туда зайдут».

С этой точки зрения сложно представить то, что какой-то местный олигарх или иностранный крупный капитал позарится на всю компанию или большой пакет акций. Не все активы украинских предприятий такие прибыльные и желанные для бизнеса.

«Зачем им надо? Эти все структуры проблемные. Кто-то выкупит те части, которые интересны, – говорит Алексей Плотников. – Скажем, никто не будет покупать пассажирские перевозки “Укрзализныци”. Они убыточные. Может быть, кто-то выкупит грузовые. Может быть, кто-то выкупит службы сервиса для грузовых перевозок, но не для пассажирских. Эти вещи будут строго сегментированы. И если это интересно, то кто-то купит, а так чтобы пришел условный олигарх и сдуру все это профинансировал, то я не знаю зачем».

Получается, что инвестор получит сливки, самые качественные части предприятий, а государству останутся проблемные активы. Тогда уж совсем непонятна логика правительства, которое так агитирует за приватизацию.

В доходах госбюджета на 2021 год заложен 141 миллиард гривен неналоговых поступлений. Из них 70,2 миллиардов составляют доходы от собственности и предпринимательской деятельности. 28,8 миллиардов гривен – часть чистой прибыли государственных или муниципальных унитарных предприятий и их объединений, которая изымается в соответствующий бюджет, и дивиденды, начисленные на акции хозяйственных обществ, в уставных капиталах которых есть государственная собственность. По крайней мере, это больше, чем заявленные, столь желанные 12 миллиардов гривен, которые хотят получить от продажи объектов. Несмотря на это, руководители государства является крайними приверженцами приватизации.

«Государство, таким образом, снимает с себя часть ответственности и за будущее предприятия, – говорит Игорь Чаленко. – Оно всегда может прийти к частному собственнику с точки зрения фискалов, других проверок и постоянно требовать. Не надо заботиться о развитии конкретного предприятия и поэтому государству здесь будет легче объяснять, если это большое предприятие, тысячам его работников, почему оно неуспешное. Очевидно, это желание уйти от ответственности».