Большая национализация vs большая приватизация

национализация

В октябре 2022 года в Верховной Раде Украины заявили о намерении национализировать 900 объектов, деятельность которых связана с РФ

«Великая национализация» начала реализовываться с передачи государству контроля над активами «Мотор Сич», «Запорожтрансформатор», «АвтоКрАЗ», «Укрнефть» и «Укртатнефть». Также ожидается национализация Альфа-банка. Фактически запущен процесс попытки создания государственной монополии в финансовой и топливно-энергетической отраслях. Несколько странно, что возврат некоторых активов в государственную собственность осуществляется одновременно с распродажей государственных активов в рамках провозглашенной правительством новой волны крупной приватизации.

Национализация в Украине – от политики до экономики войны Почти всю новейшую историю с 1991 года в Украине государство в большинстве своем отдавало активы. Было несколько волн приватизации, по итогам которых образовался современный политико-экономический ландшафт страны. Впервые серьезно с термином «национализация» в Украине столкнулись в 2014 году, когда российские оккупанты начали «национализировать» украинскую государственную и частную собственность в Крыму, а затем и в Донбассе. В Крыму тогда оккупанты реализовали примитивную схему с двух ходов. «Отжатые» активы 2-3 года находились на «балансе» де-юре никчемной российской «республики Крым», затем их «продавали с аукционов новым владельцам».

Учитывая события в Крыму и Донбассе, довольно странно выглядит то, что власти смогли начать национализацию российских активов в Украине только через 8 лет после начала российской агрессии. Возможно, ответ в том, что до недавнего времени существовали какие-то тайные договоренности между украинскими и российскими элитами. Вот, например, в распоряжении редакции есть копия документа, как представители ДТЭК Рината а заключали в Крыму юридически ничтожные соглашения по т. н. «ГУП РК Крымэнерго» оккупантов. Это при том, что крымский филиал ДТЭК был именно «национализирован» россиянами, то есть «отжат» у Ахметова.

В украинском правовом пространстве первая громкая большая национализация состоялась в 2016 году – это дело «ПриватБанка», в котором, по мнению экспертов, было очень много политики и сомнительных нюансов. В то же время, несмотря на оккупацию РФ Крыма и Донбасса, в Украине продолжали работать российские предприятия, даже те, которые прямо выполняли заказы российской оборонки.

Вновь тема национализации появилась в Украине весной 2022, после начала полномасштабного российского вторжения. 10 марта 2022 г. Владимир Зеленский подписал закон о национализации российского имущества в Украине. В апреле президент сделал заявление, что государство восстановит украинцам все жилье, разрушенное оккупантами. Ожидалось, что первые действия с арестованным российским имуществом состоятся уже летом, в том числе с целью восстановить на эти деньги хотя бы часть поврежденного войной жилого фонда до прихода зимы. Но чего-то экстраординарного не произошло. Тема национализации ожила только в середине осени, после установления государственного контроля над «Мотор Сич», «Запорожтрансформатор», «АвтоКрАЗ», «Укрнафта» и «Укртатнафта» .

Причем министр обороны Резников обратился с просьбой не употреблять сейчас термин «национализация» в отношении этих пяти стратегических предприятий и подчеркнул, что это «изъятие имущества во время военного положения». Эксперты считают, что говорить о начале полноценной национализации рано.

«Пока еще не идет речь о национализации. Эти предприятия и не собираются национализировать, – говорит эксперт по государственной политике в области ТЭК Геннадий . – Речь идет об изменениях в системе управления этими предприятиями в военное время. Действительно, неизвестны обоснования, по которым власти принимали решение о таком изменении системы управления. Военно-политическому руководству Украины следует разъяснить гражданам, почему принято такое решение. В частности, с учетом того факта, что большинство этих предприятий существенно пострадали от ракетных обстрелов и поэтому сейчас не производят продукцию. Из всех объектов, попавших в перечень, наиболее целесообразно установить контроль над Укрнафтой. Это необходимо для того, чтобы добываемое в Украине сырье на давальческих условиях шло на переработку в Восточную Европу, а нефтепродукты из этого сырья возвращались в Украину без наценок. Поскольку после начала войны так называемые системные операторы установили наценки выше тех, что были до войны. Если удастся наладить поставки топлива вооруженным силам Украины без наценок напрямую – это будет успех».

Читайте также на DOSSIER:  "Ружье скоро выстрелит", — министр юстиции Украины рассказал, когда заработает закон об олигархах

Еще положительным явлением выглядит и «национализация» «Мотор-Сичи», в частности, из-за прекращения сотрудничества этого предприятия с государством-агрессором. А также через организацию государственной защиты стратегически важного производителя от попыток поглощения Китаем, что однозначно положительно выглядит в глазах нашего ключевого партнера США. Вероятную убыточность «Мотор-Сичи» из-за прекращения контрактов с контрагентами из РФ можно преодолеть на рынках Африки и Индии, поскольку там летают в основном на условно советских вертолетах и самолетах. То есть, продукция Мотор-Сичи там очень востребована, успех на тех рынках – вопрос эффективной работы «Укроборонпрома».

Учитывая необходимость экстренного восстановления энергоснабжающей инфраструктуры, целесообразно выглядит и «национализация» «Запорожтрансформатор».

Тем не менее, власть почему-то до сих пор не обсуждает не точечную, а полноценную национализацию активов крупного российского бизнеса в Украине, в том числе и сети облэнерго, которые во время войны являются особенно важными стратегическими объектами. Еще удивительно то, что почему-то сейчас практически не дискутируется вопрос изъятия в пользу государства имущества топ-коллаборантов. Несмотря на то, что с 2022 года, согласно изменениям в законодательство, в Украине можно через суд конфисковать имущество коллаборантов, среди которых достаточно состоятельные люди. К примеру, бывший депутат, российский гауляйтер части Запорожской области Евгений . Или т.н. «народный мэр» Севастополя Алексей , члены семьи которого прямо сейчас, во время государственной кампании по национализации российских активов, безнаказанно взимают в Киеве денежные компенсации с украинских государственных банков.

Национализация, приватизация и возможные государственные монополии

Вообще, в цивилизованных странах во времена кризисов и войн государство покупает или национализирует важные для экономики активы. Это сохранение стратегических отраслей, гарантии работникам, возможность аккумулировать ресурсы для преодоления кризиса. Также значительное присутствие государства в экономике уместно для условий восстановления после кризиса (войны), а также в условиях коренных изменений экономических и промышленных моделей, что, вероятно, ожидает нас после войны.

В этом направлении сегодня наблюдается попытка создать нечто вроде государственной монополии в финансовой, топливно-энергетической и других ключевых сферах.

Если национализация Альфа-банка состоится (по информации редакции это произойдет 01 декабря 2022 года), то доля государства в банковской сфере вырастет до 58%. В условиях преимущества государственных банков на рынке и наличия разветвленной сети отделений и банкоматов государство получает дополнительные инструменты для одновременного финансирования большого количества различных проектов послевоенного восстановления. А также для своевременной выплаты социальных платежей, быстрого предоставления актуального времени банковских продуктов.

С другой стороны, в Украине осталась построенная на травмах «лихих 90-х» банковская система, в которой до сих пор работают либо специалисты, причастные ко всем громким скандалам, либо их ученики. Поэтому работу государственных банков и в последние годы сопровождают скандалы. Это события вокруг финансирования покупки ТРЦ Sky Mall с участием государственного Укрэксимбанка, после чего лишился должности директора этого госбанка Евгений Мецгер. Это подозрение бывшему главе НБУ Кириллу Шевченко, обвиняемому в хищении 200 млн гривен во время работы в государственном Укргазбанке. Это бытовые скандалы типа того, что в начале ноября 2022 года один из банкоматов ныне государственного Приватбанка «украл» 20 000 гривен с карты клиента.

В топливно-энергетической отрасли ожидается, что из-за «национализации» Укрнефти и Укртатнафты государство получит сеть более 600 АЗС и таким образом может влиять на розничный топливный рынок Украины. С положительной точки зрения, в руках государства оказываются дополнительные инструменты для беспрепятственного обеспечения населения и бизнеса топливом, возможность сейчас и после войны сдерживать цены на уровне, который обеспечит быстрое восстановление экономики.

С другой точки зрения, увеличение доли государства в топливно-энергетической сфере может быть использовано для подавления нелояльного бизнеса современной власти. Также здесь следует обратить внимание, что сейчас значительная часть топлива поступает в Украину из Европы, что уменьшает для государства пространство для экономических маневров из-за зависимости от иностранных поставщиков. При этом в правительстве не обсуждаются планы развития отечественных месторождений, в частности Керченского, не слышно о разработке планов реконструкции украинских НПЗ и строении к ним трубопроводов от отечественных месторождений.

Читайте также на DOSSIER:  НБУ определился, как будет искать новое руководство для бывшего Альфа-Банка

«Мне не известны прецеденты успешного государственного управления активами в нефтегазовой отрасли, – говорит директор консалтинговой группы «А-95» Сергей . – Показательный пример – НАК Нафтогаз. Вместо компании, зарабатывающей деньги и укрепляющей стратегию энергетической безопасности, мы видим компанию, которая и стратегию не реализует, и деньги не зарабатывает. Еще просит деньги у государства. Нужно понимать, что такое Укрнефть и Укртатнефть. Укрнефть – это хроническое недофинансирование. Государство постоянно вынимало оттуда деньги. Время проходило, запас прочности кончился, добыча нефти упала в 3 раза, газа в 5-7 раз. Я общался с людьми из группы Приват, они рассказывали, что предлагали хотя бы 50% прибыли оставлять на развитие компании, но государство отказывалось, поэтому и они собственные деньги не вкладывали. Сейчас в Укрнафту нужно инвестировать большие деньги, а результат будет лет через пять. Государство будет инвестировать и есть такие деньги? Что касается Укртатнафты, то завод разрушен. На его восстановление потребуются сотни миллионов долларов. У государства есть такие деньги?

«Я не верю в то, что государство может быть эффективным управляющим, – продолжает Сергей Куюн, – это прерогатива частного бизнеса. Государство должно создавать условия для конкуренции и развития частного бизнеса. Вообще увеличение присутствия государства на некоторых рынках начал наблюдаться еще с прошлого года. Неизвестно, кто идеолог этого». При этом эксперт подчеркивает, что действия государства в нефтегазовой отрасли влияют не только на условно крупных игроков, но и на рынок в целом.

«Рынок топлива – это один из самых конкурентных рынков, – продолжает Сергей Куюн. – В июне у нас было 355 оптовых поставщиков дизельного топлива. Вместе с поставщиками бензина и сжиженного газа – более 500 участников оптового рынка. Огромное количество АЗС. С какой целью здесь нужно участие государства? У нас сейчас есть профицит топлива, за исключением весеннего кризиса. Но ведь рынок самостоятельно его преодолел, построил новую логистику. Рынок все может, если правительство мудро осуществляет регуляторную функцию. Возможно, в идеальном мире, как бы все это было живым и рабочим, такие действия правительства бы сработали – ты берешь бизнес, начинаешь зарабатывать, не нужно вложений. Но в том виде, как оно есть – мне сложно ответить, зачем государство предприняло такие шаги. Хотя я допускаю, что не владею всей информацией. Возможно, у чиновников есть информация, что там происходит. Возможно, владелец что-то не хотел делать. Возможно, есть видение как сделать так, чтобы все это заработало».

Есть и мнение, что даже с новыми активами у государства пока нет достаточных возможностей для создания монополий.

«На самом деле, многие не понимают, что АЗС группы «Приват» не имеют прямого отношения к Укрнафте и Укртатнафте, – говорит Геннадий Рябцев. – Антимонопольный комитет не смог установить, что арендаторы этих АЗС связаны отношениями совместного контроля. У многих нет понимания, как работала группа Приват в Украине. Даже при условии установления государственного контроля над 600 АЗС это не монополия, поскольку до начала войны в Украине работало более 6500 АЗС».

Приватизация, конкуренция и перераспределение

Одновременно с национализацией первых пяти крупных предприятий ожили разговоры о пересмотре законности приватизации ведущего добывающего предприятия ГАК Укррудпром – соответствующее производство снова рассматривает Конституционный суд. Сейчас предприятия, когда-то принадлежавшие государству в составе Укррудпрома, полностью или частично контролируют такие авторитетные бизнесмены, как Ринат Ахметов, Александр , Игорь Коломойский, бывший обладатель российского гражданства Вадим Новинский (), а также близкий к путину российский олигарх Роман и родственник Новинского (Малхасяна) российский бизнесмен Ашот Малхасян.

Вероятный возврат Укррудпрома государству из-за признания нарушений при его приватизации очень серьезно меняет всю политическую карту Украины, поскольку предприятия бывшего Укррудпрома – это главный на сегодняшний день бизнес самых влиятельных украинских бизнесменов и их российских партнеров. В условиях профессионального менеджмента государство сможет получать благодаря возвращению ГАК Укррудпром значительные доходы от гигантских добывающих и горно-обогатительных предприятий, ведь Украина входит в топ-10 мировых лидеров по запасам и добыче железной руды.

Читайте также на DOSSIER:  Малая приватизация после перезапуска принесла в бюджет первый миллиард

Также сейчас ожило уголовное производство по аграрному магнату Олегу Бахматюку, обвиняемому в краже 1,3 млрд гривен государственных средств с помощью махинации с банкротством VAB банка. Теоретически убытки можно компенсировать, конфисковав аграрные активы Бахматюка, на базе которых возможно создать государственные предприятия, что позволит правительству влиять на ценообразование на продовольственном рынке.

Но с другой стороны, правительство пока не демонстрирует наличие видения стратегии послевоенного восстановления. Более того, сейчас чиновники в большинстве своем заняты перераспределением финансовых потоков под видом оптимизации Кабинета министров вместо того, чтобы уже сейчас обсуждать с бизнесом и общественностью варианты будущих экономических стратегий. Остается открытым вопрос – зачем делать шаги по пути создания монополий и увеличения доли государства в экономике, когда действующей властью одновременно не предлагается экономический образ будущего?

Первая и то провальная попытка в этом направлении была объявлена посредством публичного обсуждения вопроса на конференции в Лугано, но потом не было никаких сообщений хотя бы о каких-либо успехах в этом направлении.

Еще одним риском является то, что действующая власть и близкие к ней экономические субъекты через национализацию могут уничтожить конкуренцию на рынке, избавиться от оппонентов и использовать трудности военного времени для укрепления и сохранения личной власти после войны.

Если смотреть сугубо в юридической плоскости, подавляющее большинство предприятий в Украине было приватизировано с грубыми нарушениями. Поэтому, если действовать действительно в государственных интересах, стратегически важные предприятия можно возвращать через этот кейс, без формулировок об изъятии во время военного положения. Как это начинает происходить с ГАК «Укррудпром». При этом, по состоянию на сегодняшний день эксперты не ожидают существенного движения в этом направлении.

«По моему мнению, после завершения военного положения управление «национализированными» активами предыдущими собственниками будет восстановлено, – к.э.н. Виктор . – Если бы у вас забрали имущество, вы, скорее всего, обратились в суд. Однако о каких-либо исках мы не слышим. Создается впечатление, что «акционеры» сами инициировали такую неопределенность: с одной стороны, они избавились от необходимости содержать убыточные предприятия во время войны, а также от рисков физической потери имущества, с другой стороны, смогут получить после войны уже восстановленные за счет государства активы».

Осуществление новой волны большой приватизации одновременно с большой национализацией в условиях отсутствия конструктивной государственной экономической стратегии также выглядит удивительно. Тем более, что вокруг такой деятельности Фонда госимущества уже происходят скандалы. Например, это продажа структурам, связанным с экс-министром Злочевским, столичного бизнес-центра «Аркада» по цене, по отдельным оценкам, значительно ниже рыночной.

Таким образом, в новой кампании «большой национализации» наблюдаются не только ростки решения современных проблем в экономике, но и черты нового перераспределения главных украинских активов. Возможно, объявленные министром обороны ым тезисы о «временном изъятии во время военного положения» являются завуалированным сообщением другим элитам с приглашением к послевоенным кулуарным переговорам.

 

Виталий Войчук

FavoriteLoadingДобавить публикацию в закладки