Atlantic Council: Что мешает нормализации отношений между США и Украиной

Atlantic Council
FavoriteLoadingДобавить в избранное

Есть ряд проблем, связанных прежде всего с Приватбанком, которые мешают запустить диалог между Банковой и Белым домом.

 

Директор Евразийского центра Атлантического совета, бывший посол США в Украине Джон Хербст в своей статье отмечает, что отношения между Вашингтоном и Киевом уже начали нормализоваться, но все же на этом пути есть некоторые преграды.

С избранием президентом Джо Байдена появилась столь долгожданная перспектива нормализации американо-украинских отношений после того, как его предшественник Дональд Трамп попытался использовать их в своих политических целях. В то же время, первая два месяца президентства Байдена также показали, насколько сложным может быть процесс нормализации.

Несмотря на то, что Киев всячески демонстрировал заинтересованность в установлении отношений с новой администрацией США на самом высоком уровне — между президентом Зеленским и президентом Байденом — телефонный разговор все еще не состоялся. Но как верно заметил посол Билл Тейлор, отношения не нуждаются в президентском звонке. Интересы Америки и Украины можно защитить и без него.

Байден во время своего первого разговора с президентом Путиным подчеркнул, что агрессия Москвы в отношении Украине остается серьезным препятствием на пути улучшения американо-российских отношений. Это был четкий сигнал о намерении США и в дальнейшем поддерживать Украину в противодействии агрессии Кремля на Донбассе.

Да, возможно, если бы Украина не была фигурантом скандала во время недавних президентских выборах в США, разговор между президентами Байденом и Зеленским мог бы уже состояться. Но и эти нестандартные обстоятельства также привели к неплохим результатам.

Администрация Байдена отметила, что приоритетом является реформа и борьба с коррупцией. А за последние несколько месяцев, отчасти в попытке добиться телефонного разговора, украинский президент провел больше реформ, чем когда-либо с тех пор, как годом ранее уволил своего премьер-министра-реформатора Алексея Гончарука и большую часть Кабинета министров.

Читайте также на DOSSIER:  Планы правительства по привлечению иностранных инвестиций слишком оптимистичны. А что могло бы сработать?

На самом деле все это началось еще до инаугурации — после того, как министерство финансов США ввело санкции в отношении семи украинцев, включая Александра Дубинского, известного депутата из партии Зеленского “Слуга народа” и близкого соратника украинского олигарха Игоря Коломойского, за вмешательство в президентские выборы в США в интересах России. Зеленский оперативно убрал Дубинского из парламентской фракции своей партии, а затем и из самой партии.

Еще большее значение имело решение Совета национальной безопасности и обороны Украины о запрете трех телеканалов, контролируемых украинским политиком и близким соратником Путина Виктором Медведчуком. И хотя некоторые утверждают, что этот шаг был нарушением свободы прессы, решение было принято из соображений национальной безопасности, потому как эти каналы регулярно ретранслировали кремлевскую дезинформацию и, по крайней мере, частично финансировались за счет средств с оккупированного Кремлем Донбасса.

Вашингтон ввел санкции против Медведчука в марте 2014 г. из-за его роли в российской оккупации Крыма и находил странными его отношения с бывшим президентом Украины Петром Порошенко. Зеленский это исправил.

После мер в отношении Медведчука последовало обвинение в мошенничестве бывшему генеральному директору Приватбанка Александру Дубилету и двум его заместителям. Приватбанк забрали у олигарха Игоря Коломойского в 2016 г. и национализировали его на фоне массы сообщений о масштабном мошенничестве.

Все эти обвинения можно назвать серьезным ударом по усилиям Коломойского вернуть себе Приватбанк или получить “компенсацию”. В начале марта 2021 г. Вашингтон объявил о визовых санкциях в отношении Коломойского и его семьи, и к этому решению в Украине отнеслись очень серьезно.

Ввиду глубины интересов (неких игроков) в Украине, сильные шаги Зеленского встречали сильное сопротивление и противодействие. Несмотря на расследование в отношении топ—менеджмента Приватбанка, предположительно причастного к мошенническим схемам, было также открыто дело на первого заместителя председателя Национального банка Украины Екатерину Рожкову, сыгравшую важную роль в национализации Приватбанка.

Читайте также на DOSSIER:  Большая приватизация решит две важные проблемы, — Сергей Лабазюк

Фактически, Рожкова обвиняется в “государственной измене” и хищениях именно из—за ее участия в национализации. Это дело — своего рода напоминание о необходимости срочно реформировать прокуратуру и судебную систему Украины, и также противоречит усилиям Зеленского добиться расположения Вашингтона.

То же самое и с делом братьев Григория и Игоря Суркисов, которые требуют от украинского правительства $350 млн, которые они якобы потеряли как акционеры Приватбанка, когда банк был национализирован. Данный кейс воспринимается как генеральная репетиция кампании Коломойского по либо возвращению себе Приватбанка, либо получению компенсацию.

В прошлом году братья Суркисы выиграли суд в печально известном Печерском суде Киева. Однако последующим постановлением Верховного суда исполнение судебного решения было временно заблокировано. В этом месяце дело вернется на рассмотрение в тот же суд. На возможное решение Печерского суда, которым он оставит в силе предыдущее, обратят внимание и на Западе.

Зеленский последовательно стремился начать отношения с Вашингтоном с чистого листа. И действительно, учитывая то, что интересы и ценности США и Украины совпадают, то отношения должны налаживаться; однако такие проблемы, как судебное преследование Рожковой и отчуждение активов Приватбанка, могут затормозить “харизматичное наступление” Зеленского. Что не будет на руку ни США, ни Украине.