Замглавы НБУ Рожкова помогала Коломойскому в реализации его аферы с «ПриватБанком» – эксперт Сергей Лямец

ПриватБанк
FavoriteLoadingДобавить в избранное

В шкафу «ПриватБанка» много скелетов. Самые «жирные» скелеты подсунули экс-руководители НБУ Валерия Гонтарева и Екатерина Рожкова. Об этом пишет финансовый эксперт Сергей Лямец в своем блоге «Рожкова и скелеты в шкафу. Как она помогала Коломойскому воровать деньги вкладчиков».

«У целой страны украли $10 млрд, а ответственных за это нет. Даже наоборот, Коломойский еще в 2019 году добился судебного вердикта о том, что национализация «Привата» была незаконной. С тех пор он намекает, что не против получить с государства еще $2 млрд компенсации за несправедливо украденный банк. Как такое могло получиться? Уверен, что имел место банальный «договорняк» между Гонтаревой, Рожковой, Порошенко, Коломойским и несколькими сотрудниками МВФ», — пишет Сергей Лямец.

По его мнению, главную скрипку в деле Привата играет «двойной агент» Катерина Рожкова, которая стала действовать полностью в интересах Коломойского, помогая выводить активы, а нападки на неё в СМИ – просто отвлечение внимания от реальных мотивов.

Эксперт напомнил, что почти весь гигантский корпоративный портфель «Привата» – 137 млрд грн – это кредиты самим себе. Помимо кредитов самим себе, в «Привате» обнаружились депозиты с повышенными процентными ставками для своих (200%). По закону, это считается таким же инсайдом, как и кредиты себе.

«Специалистам Нацбанка приходилось регулярно перерисовывать схемы активов «Привата». Нужно сказать, они справлялись. Рожкова уже работала в Нацбанке в 2008-2009 годы и руководила надзором. В 2015 году она вернулась – и тоже возглавила надзор. «Банкопад» – фактически больше ее детище, нежели Гонтаревой. Как она руководила надзором, мы узнали из так называемых «пленок Рожковой», — пишет Сергей Лямец.

Эксперт отметил, что в 2016 году в сети появились записи разговоров Рожковой с другими банкирами. В них она договаривается об откровенно коррупционных вещах, за что должна была мгновенно пойти под увольнение и попасть под следствие НАБУ. Но странным образом Национальное антикоррупционное бюро посчитало эти записи недостаточными доказательствами вины главы надзора НБУ. Не стало трогать Рожкову и СБУ. Несмотря на весь свой резонанс, пленки не сработали.

Читайте также на DOSSIER:  В Украине нет реальных гарантий прав собственников

«На то время уже действовал так называемый закон о репутации банкира. Он гласил, что если банкир руководил банком, который плохо кончил, то он автоматически не имел больше права работать в банковской системе. А Рожкова вернулась в НБУ с должности и.о. председателя правления «Платинум Банка», и большая часть «пленок Рожковой» посвящена именно «Платинуму». Уже работая в НБУ, Рожкова всячески оттягивала признание банка неплатежеспособным, помогая акционерам рисовать капитал, и за это время банк окончательно выпотрошили. Она шла на прямые нарушения, в том числе присутствовала на заседаниях правления НБУ по «Платинуму» и влияла на решения (хотя это запрещено из-за конфликта интересов)», — отметил эксперт Сергей Лямец.

Он также сообщил, что власть в деле «ПриватБанка» не только допустила огромное количество факапов, каждый ценой в миллиарды, но и действовала вовсе не в интересах вкладчиков.

«Коломойский, конечно же, в этой ситуации пока что уязвим. Ведь его схемы по выводу денег доказать достаточно легко. Было бы желание. Тем более, ему невыгодно выигрывать окончательно дело об отмене национализации «Привата» – тогда придется достать из широких штанин $5,5 млрд, которые Коломойский утверждает, что не брал. Поэтому власть вовсе не собирается разрешить юридически грамотно ситуацию с Коломойским, который явно что-то пообещал Рожковой», — пишет в своем блоге Сергей Лямец.

Сергей Лямец также подчеркнул, что, несмотря на массу доказательств в причастности замглавы НБУ Рожковой к коррупции, ее сегодня активно защищают международные партнеры Украины.

«Мне кажется, в любой стране мира эти действия подпадают под нанесение ущерба государству и автоматически означает коррупционное расследование», — заключает Лямец.

Юлия Москаленко