"Я просила только одно - поступите по закону". Мать Олеся Бузины встретилась с генпрокурором Венедиктовой - DOSSIER

«Я просила только одно — поступите по закону». Мать Олеся Бузины встретилась с генпрокурором Венедиктовой

Генпрокурор Ирина Венедиктова встречалась с матерью убитого 16 апреля 2015 года журналиста и писателя Олеся Бузины. Об этом «Стране» сообщила Валентина Павловна, мать Олеся

По ее словам, в день пятой годовщины смерти Олеся, ей позвонили из Офиса генерального прокурора.

«Выразили свое сочувствие и спросили: в чем я нуждаюсь, чем мне помочь? А мне ничего не надо, кроме одного: справедливости. Потому что сына моего убили ни за что. Пять лет, и пока никаких результатов. Я так и сказала. Меня выслушали, а потом через несколько дней снова перезвонили и сказали, что Ирина Валентиновна (генпрокурор Венедиктова – Ред.) хочет со мной встретиться», – рассказала «Стране» Валентина Бузина.

Валентина Павловна добавила, что за последние годы после убийства сына много раз обращалась к разным генпрокурорам с просьбой о приеме, но ей отказывали.

«Меня не принял Юрий Луценко, не принял Руслан Рябошапка. А к Венедиктовой я даже не обращалась, настолько уже разуверилась, что кто-то может помочь. А она сама меня пригласила на встречу», – рассказывает Валентина Павловна.

На прием к генпрокурору мать Олеся Бузины пришла с адвокатом Артемом Захаровым.

Встреча состоялась 5 мая и продлилась примерно полчаса. Валентина Бузина рассказала Венедиктовой о проблемах, с которыми она сталкивается как потерпевшая. Дальше на встрече представитель потерпевшей, адвокат Артем Захаров, прокомментировал предоставленные генпрокурору документы и доказательства.

«Мы подали генпрокурору официальное обращение с доказательствами, что расследование блокируется», — сообщил «Стране» Захаров.

И напомнил, что фактически уголовных производств по убийству Бузины – два. Одно – в отношении исполнителей, которое слушается в Шевченковском районном суде города Киева. Второе – по факту организации преступления, которое сейчас находится в территориальном управлении ГБР Киева.

«По делу организаторов и заказчиков не сделано ничего. Версии о причастности властей и представителей правоохранительных органов к организации убийства Бузины никто не проверял, с 2016 года никто палец о палец не ударил. Мало того – из дела похищена часть документов. Обо всем этом мы рассказали Венедиктовой», – отметил Артем Захаров.

Читайте также на DOSSIER:  Глава "Укроборонпрома": В Украине не осталось боеприпасной отрасли, надо создавать с начала

Он напомнил, что уголовное производство по организаторам и заказчикам убийства Бузины в октябре 2019-го года передано в Центральный аппарат ГБР,  в связи с истечением полномочий следователей прокуратуры.

При прошлом генпрокуроре Рябошапке решение прокурора о передаче этого дела в ГБР было отменено, и дело там «пылилось». С октября 2019-го по февраль 2020-го года просто не назначался процессуальный руководитель.

«А когда наконец в феврале процессуального руководителя назначили, он в тот же день передал дело в Территориальное управление ГБР г. Киева. Но с учетом нагрузки и уровня следователей мы понимаем, что это резонансное дело там расследоваться не будет, как не расследовалось несколько лет прокуратурой Киева. За последние более чем полгода Офис генпрокурора так и не решился взять на себя ответственность за расследование дела. Все это мы рассказали Венедиктовой, подтвердили свои слова документально. И попросили передать дело в Центральный аппарат ГБР и обеспечить эффективное процессуальное руководство силами Офиса генпрокурора. Чтобы дело по организаторам и заказчикам убийства Бузины начало продвигаться», – объяснил «Стране» Артем Захаров.

Второй вопрос, который обсуждали на встрече Ирина Венедиктова и Валентина Бузина – рассмотрение дела по вероятным исполнителям убийства Олеся Бузины: Андрею Медведько и Денису Полищуку, которое сейчас слушается в Шевченковском суде.

«У нас есть основания утверждать, что судебный процесс затягивается, судебные заседания переносятся», – рассказывает адвокат матери Бузины. И добавляет:

«В полномочия генпрокурора не входит контроль судов, а вот поддержание гособвинения на надлежащем уровне прокуратура должна обеспечить. Организовать достаточное количество профессиональных прокуроров, владеющих материалом, и настроить эффективную работу в судебном процессе – это как раз полномочия органов прокуратуры», – считает Артем Захаров, уточняя, что об этом они с Валентиной Бузиной говорили с Ириной Венедиктовой.

Также на встрече обсудили факт похищения документов проверки одной из версий следствия, согласно которой к преступлению могла быть причастна некая «Украинская повстанческая армия» (в 2015 году от ее имени было заявление, что она берет на себя ответственность за убийство).

Читайте также на DOSSIER:  Николай Мельниченко: "Записывать Кучму я решил, проведя полдня в шкафу у него в кабинете"

«По этой версии работала киберполиция, СБУ, проводились допросы и процессуальные мероприятия. Эти материалы в 2016 году были похищены из дела. По факту пропажи документов зарегистрировано уголовное производство, но оно также не двигается. Мы попросили Ирину Венедиктову взять на контроль и это дело тоже, как и дело о незаконном отстранении в 2016 году прокурорами адвоката Валентины Бузины Рената Кузьмина, что, очевидно, произошло по указанию занимавшего тогда пост генпрокурора Юрия Луценко»,  – сообщил «Стране» адвокат Валентины Бузины.

Кроме того, у стороны обвинения есть данные о том, что подозреваемые в убийстве Бузины на момент совершения преступления находились под прицелом правоохранительных органов, были на контроле у спецслужб.

«Мы получили сведения, позволяющие заявлять о причастности власти и правоохранительных органов к организации убийства Бузины. Вопреки представленным нами и имеющимся у следствия доказательствам, эта версия умышленно не проверялась с 2016 года по настоящее время», – говорит Артем Захаров.

По его словам, Ирина Венедиктова на встрече выразила матери Олеся Бузины свои соболезнования и пообещала сделать все, что от нее зависит, для активизации дела.

Однако с того времени, как отмечает адвокат, прогресса в деле Бузины не наметилось.

«Судебные заседания по Полищуку-Медведько как переносились, так и переносится. Дело как затягивалось, так и затягивается. Будут ли эффективны гособвинители, посмотрим 25 числа на следующем заседании. А что касается дела по организаторам и заказчикам убийства Олеся Бузины, мы так понимаем, оно до сих пор «валяется» в территориальном управлении ГБР. Пока Валентина Бузина не получила никаких официальных ответов от генпрокурора. Хотя, мне кажется, было достаточно времени отреагировать на те данные, которые мы предоставили», – считает Артем Захаров.

Мать Олеся Бузины характеризует беседу с генпрокурором одним словом: ровно.

«Все было очень ровно. Я свою боль ей высказала, она много слушала, что-то записывала. Обещала по возможности помочь. Посочувствовала мне как матери. Если кто-то мне сочувствует, то спасибо им, конечно. Но понять до конца меня и мою боль может только тот человек, кто и сам потерял ребенка», – размышляет Валентина Павловна.

Читайте также на DOSSIER:  Рынок земли в Украине 2021: Сколько будет стоить гектар

Валентина Бузина признается: от следующего судебного заседания, которое назначено на 25 мая, не ждет ничего особенного.

«Хотелось бы, чтобы это заседание как минимум состоялось. Потому что все предыдущие заседания сторона защиты требовала переносить из-за карантина, и их переносили», – утверждает Валентина Павловна.

На то, что встреча с Ириной Венедиктовой сможет «разбудить» расследование убийства Олеся Бузины, его мать уже не особо надеется.

«Мне хочется верить, что встреча с Венедиктовой повлияет. Я по характеру такой человек, что привыкла верить людям. Но меня за это время так обманывали… Вот на днях президент Зеленский давал пресс-конференцию. И когда и он, и журналисты начинают говорить о Павле Шеремете и не вспоминают об Олесе, они меня ранят. Почему вы не называете Бузину? Вы его даже мертвого боитесь? Или ненавидите? За что? За то, что были не согласны с его мнением? За то, что был талантлив?», – говорит Валентина Павловна и добавляет: «Мне кажется, что я и мои адвокаты сумели донести до генпрокурора Венедиктовой все проблемы в расследовании дела об убийстве моего сына. Но, повторяю, я ничего ни у кого не прошу. Единственное – поступите по закону».