Врач Алексей Галимский о ситуации в украинском здравоохранении: «Поводов для оптимизма у меня нет никаких»

Алексей Галимский
FavoriteLoadingДобавить в избранное

Алексей Галимский — врач-инфекционист, врач-эпидемиолог. Пять лет прослужил военврачом, выполнял задания в зоне АТО. До этого он работал в 18-й киевской больнице, был специалистом в отделе особо опасных инфекций киевской областной СЭС, некоторое время работал в Минздраве. Сейчас доктор Галимский использует свой практический и административный опыт как помощник-консультант народного депутата, а в медицинских кругах имеет репутацию специалиста, который не стесняется вслух говорить то, что считает нужным и о чем большинство его коллег предпочитает молчать.

Сегодня Алексей Галимский ответил на вопросы «Думской» о пандемии, о ситуации в украинском здравоохранении, о возможной смене руководства Минздрава (интервью состоялось за несколько дней до того как Верховная Рада проголосовала за увольнение Максима Степанова, — Ред.)

К ЭПИДЕМИИ НУЖНО БЫТЬ ГОТОВЫМ ВСЕГДА

«Думская». Начнем с самого важного — с пандемии. Как вы оцениваете ситуацию? Ждать ли новую волну, и когда примерно?

Алексей Галимский. Ситуация крайне тяжелая. Мы оказались в пандемии с практически уничтоженной государственной системой противодействия эпидемиям. При Ульяне Супрун были одновременно полностью подорваны ключевые структуры, которые должны были бы реагировать на эпидемию. Была ликвидирована санэпидслужба, фактически уничтожены профильные научные учреждения, начато сокращение инфекционных больниц и отделений. На всю страну планировали оставить всего четыре лабораторных центра Минздрава (сейчас они есть в каждой области). Источников финансирования инфекционных стационаров в промежутках между эпидемиями «медреформа» не предусматривала вообще.

Если бы наполеоновские планы реформаторов успели претворить в жизнь, мы бы остались не только без СЭС, но и без лабораторий, без больниц и, самое главное, — без врачей. Не верите? Просто посмотрите, в каком состоянии сейчас учреждения туберкулезного профиля. Думаю, нам просто повезло: если бы коронавирус пришел не в 2020-м, а годом позже, такая руина была бы везде.

Будет ли или не будет новая волна коронавируса, когда и какого размаха — сказать трудно. Пример Индии показывает, что она вполне может быть. В любом случае, к любым неожиданностям, и особенно к эпидемиям, нужно быть готовым всегда. К примеру, сейчас на всех углах можно услышать, что натуральную оспу ликвидировали прививками. При этом в США продолжают разрабатывать противовирусные лекарства от натуральной оспы и имеют запасы оспенной вакцины для всей армии.

Готовиться нужно, а мы, как обычно, не готовы. Но как может быть иначе, если в разгар пандемии бюджет здравоохранения, утвержденный правительством и депутатами, вполовину меньше рассчитанного Минздравом и в три раза ниже установленного законом минимума?

О КЛИНИЧЕСКИХ ПРОТОКОЛАХ И ПРОДАВЦАХ ПИВА

«Д». А как вы оцениваете нынешнюю ситуацию в украинском здравоохранении, в первую очередь — в министерстве?

А.Г. Если коротко — это полный профессиональный и управленческий коллапс. Сейчас интеллектуальный уровень 80% сотрудников министерства настолько низок, что они не способны подготовить без ошибок даже банальный ответ на депутатский запрос. Что касается профильных знаний, то ведущие медики жаловались: «В министерстве просто не с кем говорить, эти люди даже не владеют медицинской терминологией, мы просто говорим на разных языках».

При таких кадрах через МОЗ можно протаскивать абсолютно любые, самые нелепые и чудовищные решения — что, собственно, и происходит. Например, незаконно ликвидировать систему санэпиднадзора. Тотальная некомпетентность сотрудников министерства, которые даже не понимают роли этой структуры в системе здравоохранения, по всей видимости, умножилась на фантомные боли бывшего директора рынка. Он натерпелся от районной СЭС в юности, а затем волею судеб стал премьер-министром Украины. Под бравурные марши и лозунги о борьбе с коррупцией эпиднадзор разогнали. Последствия этого мы сейчас разгребаем большой ложкой и задаем друг другу странные вопросы типа: «Ой, а почему никто не проводит эпидемиологические расследования?».

Впрочем, чему здесь удивляться, если на ключевых должностях экспертов до сих пор работают люди без медицинского образования, у которых до прихода в министерство вершиной карьеры была должность оператора АЗС или менеджера по продажам пива. И именно эти люди еще год назад определяли государственную политику в области здравоохранения.

«Д». Но как операторы АЗС оказались в Министерстве здравоохранения?

А.Г. Была разыграна простейшая двухходовая комбинация. Сначала организовали травлю квалифицированных медиков, ученых, которые были главными внештатными специалистами министерства по определенным специальностям. Это были самые авторитетные профессионалы, как правило академики, профессора, которые сами занимались научной и практической работой и взаимодействовали с внештатными специалистами в облздравах.

Затем затеяли реорганизацию с массовым увольнением госслужащих. Основным формальным требованием к участникам конкурса на новые должности стало «знание английского», а неофициальным — лояльность к «команде Супрун». В министерство хлынул поток людей без образования, знания и опыта, которых отбирали под плотным контролем международных организаций. Абсолютно некомпетентные, полностью управляемые, они пошли на должности экспертов с окладом 40 тысяч (шесть зарплат врача в больнице), директоров департаментов з окладом 75 тысяч (11 зарплат врача в больнице), не считая премий и доплат, и стали руководить украинской медициной.

«Д». То есть медицинские протоколы писали неспециалисты?

А.Г. Ну, «писали» — это громко сказано. Эти люди оказались способны разве что скачать реферат из интернета. Поэтому с помпой начался новый громкий проект — «внедрение международных протоколов». Вообще-то самого понятия «международный протокол» не существует, и делалось это так: брали какое-нибудь американское наставление, переводили на украинский (судя по всему, через гугл-переводчик) и безо всяких изменений утверждали приказом министерства.

Читайте также на DOSSIER:  Когда детей пакуют в интернаты, это не защита права на образование

Естественно, то, что получилось, было бесконечно далеко от наших реалий. Доходило до анекдотов. Например, 5 июня 2019 года Минздрав утвердил новый, прости господи, протокол доврачебной помощи. Согласно этому протоколу, если пациента ужалила медуза физалия, которая обитает в водах Индийского океана, или рыба-крылатка, которая живет в коралловых рифах в тропиках, нужно опустить пораженную часть тела в воду с температурой 113 градусов по Фаренгейту. Затем украинский врач обязан немедленно уведомить несуществующий в нашей стране «региональный центр по борьбе с отравлениями», а по всем вопросам звонить по телефону (800) 222-1222 бесплатно с любой точки на территории США.

Это может показаться смешным, да. Но этот протокол утвержден приказом министерства, и за его несоблюдение врача могут привлечь к ответственности, вплоть до уголовной. Юмор здесь неуместен — на самом деле речь шла о жизни и здоровье миллионов наших сограждан.

«СИТУАЦИЮ СПАС АРСЕН БОРИСОВИЧ»

«Д». А потом пришел коронавирус…

А.Г. Когда пришел коронавирус, внезапно выяснилось, что тупо скачать и переписать протоколы, как они привыкли, просто негде. Поэтому начиналось все очень плохо. Вспомните позорную эпопею с возвращением наших сограждан из Уханя.

К счастью, уже 30 марта министерство возглавил более вменяемый Максим Степанов. Первое, что он сделал — начал разработку национальных протоколов лечения COVID-19 и привлек к ней лучших украинских специалистов.

«Д». Вы считаете Степанова «более вменяемым»?

А.Г. Все познается в сравнении. По сути, Степанов, который прекрасно понимал умственные возможности своих новых подчиненных, передал работу по разработке протоколов на «интеллектуальный аутсорс». Протоколы лечения COVID-19 уже больше года на общественных началах разрабатывает и обновляет группа грамотных, авторитетных профессионалов с колоссальным опытом. Поэтому наши клинические рекомендации сейчас на весьма высоком мировом уровне. При этом они полностью отвечают украинским реалиям, регулярно пересматриваются по мере получения новых данных о вирусе и болезни. Результат — несмотря на критическое состояние системы здравоохранения, сейчас мы имеем весьма достойные показатели на фоне богатых и благополучных стран Европы и Северной Америки.

«Д». Но Степанов тоже непрофессионал. Поэтому и провалена вакцинация и вообще борьба с коронавирусом?

А.Г. Ну, о полном провале я бы не говорил — ситуация у нас как минимум не хуже, чем, скажем, в странах ЕС. Что касается Степанова, не будем забывать, что он не единственный и не главный борец с коронавирусом в Украине. Не Степанов тратил деньги «ковидного» фонда на строительство дорог, этим занимался Кабинет министров во главе со Шмыгалем. Не Степанов вводил абсолютно бессмысленные и вредительские «противоэпидемические» меры — к моменту его назначения в стране уже был «главный государственный санитарный врач» Виктор Ляшко, и это полностью его компетенция.

Сейчас Виктор Ляшко с гордостью рассказывает, что был заместителем у трех министров. Жаль, он не вспоминает, что провалил абсолютно все, чем занимался. Первый яркий пример — эпопея с возвращением украинцев из Уханя. Помните этот позор?

Когда я работал в отделе особо опасных инфекций Киевской облСЭС, у нас были разработаны четкие планы действий в таких ситуациях. Например, если прилетал самолет с больным холерой, то остальных пассажиров прямо с летного поля направили бы на неделю пожить в небольшой гостинице рядом с аэропортом «Борисполь». И все.

А что увидели мы? Самолет из Китая разворачивают в воздухе, эвакуированных возят между областями под конвоем БТРов, по всей стране в санаториях на «чумные бунты» выходят санитарки с ведрами. В Новых Санжарах местные жители бьют стекла в автобусах, блокируют дороги, устраивают кровавые стычки с полицией и Нацгвардией. Это называется «испанский стыд». Мне было больно смотреть на это позорище.

А чего было ожидать? СЭС уже несколько лет как ликвидировали, в министерстве сидят неучи и дилетанты без знаний и опыта. Напомню: даже осенью 2019 года, за несколько месяцев до пандемии, я был членом рабочей группы при МОЗ, которая по поручению президента решала вопрос воссоздания эпиднадзора. И именно Виктор Ляшко тогда доблестно блокировал любые попытки воссоздания централизованной системы. Думаю, именно за это он был сначала назначен заместителем Скалецкой, а потом и поставлен на должность «главгоссанврача», то есть фиктивного руководителя давно ликвидированной СЭС. Да, Степанов — третий министр, при котором Ляшко доблестно проваливает это поручение президента.

В ситуации с эвакуированными из Китая свое широкое плечо подставил Арсен Борисович ( Аваков, министр внутренних дел, — Ред.), который, по идее, вообще не должен был иметь к ней никакого отношения. На тот момент только в недрах МВД чудом сохранилась небольшая ведомственная санэпидслужба, и в ней еще работали люди, которое многое знают и многое умеют. Это спасло от полного позорного провала. Я помню, как, прости господи, «специалисты из МОЗ» ездили в Новые Санжары и широко раскрытыми от удивления глазами смотрели, как на самом деле нужно организовывать противоэпидемический режим в обсерваторе.

Настоящим героям — инфекционистам и эпидемиологам ЦСЭС МВД — в итоге даже грамоты не дали. Зато позировавший перед телекамерами снаружи санатория Ляшко получил «заслуженного врача».

После этого Виктор Ляшко не менее доблестно провалил противоэпидемические мероприятия в марте-апреле прошлого года. То, что он вытворял, у специалистов в голове не укладывалось. В конце концов он сам признался: цель была запугать, а к эпидемиологии эти меры не имеют никакого отношения. Зато на это были выброшены бюджетные средства в особо крупных размерах. Не знаю как насчет «запугать», а положить экономику и растрынькать остатки доверия к медикам ему удалось мастерски.

Читайте также на DOSSIER:  В Офисе президента обсуждают возможность отставки Авакова – СМИ

«СВАЛИВАТЬ ВСЕ НА СТЕПАНОВА — ЭТО ПОИСК СТРЕЛОЧНИКА»

«Д». Но с прививками-то у нас полный швах.

А.Г. Опять же, сейчас основным документом по вакцинации является «дорожная карта» — невразумительный документ неясной юридической силы, составленный и подписанный Виктором Ляшко. Это 72 страницы откровенного и многократно повторяющегося бреда. Во всем мире в первую очередь прививают группы риска — пожилых, хронических больных. У нас — врачей, большинство из которых переболели, и военных с полицейскими, которые вообще не в группах риска. Результат — массовые отказы и огромная многомесячная очередь пожилых людей, которым прививка реально могла бы спасти жизнь.

Что касается закупок вакцин — опять же, эти функции у министерства забрали давно. Этим должно заниматься государственное предприятие «Медицинские закупки Украины», которым руководит Арсен Жумадилов. 3 января 2021 года он заявил, что не будет согласовывать с министерством контракты на поставку вакцин. В итоге первые 500 тысяч доз, которые поступили в феврале, приехали в Украину не через ГП, а при прямом личном участии министра.

Как профильный специалист, скажу: все «хороши» — и Верховная Рада, и Кабмин, и МОЗ, и местные власти. Но сваливать все на одного Степанова — это не просто несправедливо, это умышленный поиск стрелочника, на которого можно свалить абсолютно все, что творили с системой здравоохранения последние лет шесть.

ОБ «ИДЕАЛЬНЫХ» КАНДИДАТАХ И «ИДЕАЛЬНЫХ» МИНИСТРАХ

«Д». Но, судя по всему, отставка Степанова — вопрос решенный, и на его место прочат именно Виктора Ляшко.

А.Г. Я нисколько не удивлен, что прочат Ляшко. Он идеальный кандидат на эту должность.

«Д». Как так? Вы же только что его критиковали!

А.Г. Подождите, давайте определимся, что я называю «идеальным кандидатом».

Во-первых, это должна быть марионетка, полностью управляемая по телефону главой парламентского комитета по здравоохранению. Также он должен быть управляем звонками из Офиса президента и из Кабмина.

Как можно добиться такой управляемости? Обычно это делается при помощи качественного, «убийственного» компромата. Сегодня никого не удивишь гомосексуальными связями, разворовыванием бюджета или контактами с криминалом. Поэтому нужен конкретный фактаж, который при необходимости быстро конвертируется в уголовное дело.

Второе требование — отсутствие знаний и практического опыта в области медицины. Это очень важно, потому что команды, которые поступают министру, настоящий врач, а тем более ученый, выполнять вряд ли согласится.

Третье обязательное условие — тесные отношения с международными организациями, желательно опыт работы в структурах, которые осваивают гранты или напрямую финансируются за счет международных фондов.

Достаточно близкой к такому идеалу была Ульяна Супрун. Она незаконно несколько лет была и.о. министра, она бесконечно далека от реалий украинской медицины, а с международным организациями у нее отношения просто замечательные. Или, например, Александр Квиташвили — историк по образованию, бывший штатный сотрудник Программы развития ООН, которая при нем начала распоряжаться украинскими бюджетными средствами на покупку вакцин. Или Зоряна Скалецкая, которая тоже не имеет никакого отношения к профилактике и лечению, но зато работала юристом в общественной организации, получавшей финансирование от фонда «Відродження».

Понятно, что при таких министрах через Минздрав можно проталкивать абсолютно любые, самые нелепые и чудовищные с медицинской точки зрения решения. Особенно если убрать оттуда настоящих специалистов и заполнить послушными исполнителями, а именно так есть сейчас.

«ВИКТОР ЛЯШКО НЕ СКРЫВАЕТ ПРЕЗИДЕНТСКИХ АМБИЦИЙ»

«Д». И вы считаете, у Виктора Ляшко есть шансы стать министром?

А.Г. Ну, смотрите сами. Всем «трем критериям идеального министра» он отвечает полностью. У него за плечами несколько эпизодов, которые могут получить уголовную квалификацию — в областном лабораторном центре, в Центре общественного здоровья Минздрава , в министерстве. Его знания и квалификация как врача минимальны, связи с международными структурами замечательные, он много лет осваивал гранты в общественной организации, а затем рулил финансовыми потоками в специально созданном для этого Центре общественного здоровья. Поэтому он сейчас главный претендент.

Кроме того, не секрет, что он — креатура Михаила Радуцкого, плюс его поддерживает группа депутатов от партии «Голос». Последние в беспроигрышном положении: будет при Ляшко все хорошо — свой человек в Кабмине. Будет все плохо — еще один камень в огород «Слуги народа». Поэтому я не удивляюсь, когда слышу, что в кулуарах парламента за отставку Степанова внефракционным депутатам предлагают по 30 тысяч долларов, а голоса за Ляшко оценивают по 50 тысяч. При том Ляшко настолько непопулярен среди депутатов, что и за такие деньги голосовать брезгуют, и голосов ни за отставку действующего министра, ни за назначение нового, скорее всего, не соберут.

«Д». И кто продвигает Ляшко на министерскую должность?

А.Г. Думаю, желающих много. Например, международные организации. При Степанове их влияние сильно уменьшилось. Раньше, например, по коридорам МОЗ, не стесняясь, ходили сотрудники иностранных представительств и раздавали украинским чиновникам конверты с деньгами.

Сам Ляшко не скрывает своих амбиций. Перед местными выборами были намеки, что «Слуга народа» может выставить его как противовес Кличко. Сейчас речь идет уже о претензиях на президентскую должность.

В принципе, Ляшко уже давно вышел из подчинения министерству. Например, именно он написал текст позорного и скандального законопроекта 4142, но провел его в Раду не через Кабмин, как подобает чиновнику, а через своих друзей в парламенте. При том большую часть депутатов-подписантов использовали втемную — до первого чтения они его даже не листали.

Читайте также на DOSSIER:  Пенсия в Украине: кому повысят выплаты в июле

Затем Ляшко на заседании парламентского комитета заявил, что МОЗ поддерживает законопроект 4142. Это чистая неправда — министерство (в лице действующего министра) до сих пор не определилось со своим отношением и не выдало перечень замечаний и предложений. Зато свое мнение высказал аппарат СНБОУ. Их рецензия на законопроект Ляшко просто разгромная: 13 страниц текста пестрят словосочетанием «угроза национальной безопасности».

«ПЕРЕДОВЫЕ СТРАНЫ ВЛОЖИЛИ МИЛЛИАРДЫ В НЕСУЩЕСТВУЮЩИЕ ВАКЦИНЫ»

«Д». Давайте спустимся с министерских небес на землю. Что нас всех ждет в ближайшие месяцы?

А.Г. Летом нас ждет полный провал сочиненных Виктором Ляшко бредово-маниакальных планов массовой вакцинации. Намерения до конца лета привить половину украинских граждан — это полнейшая утопия, абсолютно невыполнимая по многим причинам. Первая из них — никто не поставит вакцины.

Посмотрите, как обеспечили себя вакцинами против коронавируса развитые страны. Они начали скупать их еще на этапе разработки, летом прошлого года. Чтобы застраховаться от неожиданностей, они заключали контракты с разными поставщиками одновременно, на колоссальные количества — в пять, в десять раз больше реальной потребности. Поэтому сейчас они могут давить на производителей, выбирать лучшие вакцины и отказываться от менее эффективных.

Получается, что передовые государства на свой страх и риск инвестировали огромные бюджетные средства в разработку вакцин. Они контрактовали несуществующие препараты, с реальной перспективой потерять большую часть денег. Эти миллиарды долларов производители вакцин инвестировали в производственные мощности. И теперь именно со странами-инвесторами производители обязаны рассчитаться в первую очередь.

Чем в это время занималась украинская власть? Правильно, героически зарывала деньги коронавирусного фонда в асфальт. Результат на табло. Поэтому, даже если сейчас вывернуться наизнанку, 40 миллионов доз (а именно столько нужно для вакцинации 20 миллионов украинцев) взять просто негде, все раскуплено до нас.

«ПОВОДОВ ДЛЯ ОПТИМИЗМА НЕТ НИКАКИХ»

«Д». То есть массовая вакцинация «Пфайзером» нам не грозит?

А.Г. Если к нам откуда-то вдруг в один момент привезут 3-4 миллиона доз «Пфайзера» — это будет грандиозная катастрофа, скандал и позорище. Дело в том, что написанная Виктором Ляшко «Дорожная карта вакцинации» — это квинтэссенция управленческого идиотизма во всем, в том числе и в части логистики. Реальной схемы поставок в регионы миллионов доз «Пфайзера», который нужно хранить при -70 градусов, там нет.

В целом, я думаю, если мы очень сильно постараемся и нам сильно повезет, то до октября, то есть до нового эпидемического подъема ОРВИ, мы сможем вакцинировать максимум пять миллионов человек.

«Д». А после октября вы прогнозируете очередной эпидподъем?

А.Г. В случае смены руководства МОЗ я прогнозирую на осень полную катастрофу, которая, боюсь, станет неизбежной. Дело в том, что закупки вакцин против COVID-19 сейчас проводят за счет средств, изначально выделенных на содержание медицинских учреждений в четвертом квартале 2021 года. Эти деньги забрали у НСЗУ (Национальная служба здоровья Украины, которая занимается финансированием медицинских учреждений, — Ред.), и если депутаты срочно не примут закон о внесении изменений в бюджет, то платить зарплаты и финансировать больницы будет нечем. Преемственности в Минздраве гарантированно не будет, и новое руководство однозначно забудет о дырке, которая осталась в наследство, да и депутаты не особо горят желанием перераспределять деньги и без того дырявого бюджета.

Но даже если эти деньги наскребут и перечислят в НСЗУ, нас ждет новая проблема. Сейчас вторичное звено (районные и городские больницы) существуют во многом благодаря выплатам из коронавирусного фонда. Летом больных будет меньше, ситуация стабилизируется, этот финансовый поток прекратится.

Ляшко с новой-старой командой гарантированно продолжит претворять в жизнь старые идеи и доведет «второй этап медреформы Супрун» до логического завершения. Результатом, уверен, будет массовые увольнения врачей, закрытие больниц, в том числе инфекционных отделений, и все это — на фоне ожидаемого роста заболеваемости, в том числе коронавирусом.

Что случится, когда шаловливые ручонки «медреформаторов» дотянутся до Национальной академии медицинских наук и ее клинической базы, я боюсь об этом даже подумать. Страшно и академикам, но говорить вслух им страшно вдвойне. «Авось пронесет, на наш век хватит…» — думают они. А вот не хватит!

«Д». Картина невеселая. Неужели все настолько печально?

А.Г. Увы, пессимист — это хорошо информированный оптимист. С одной стороны, я врач, эпидемиолог и инфекционист. С другой — я знаю, что происходит в высоких кабинетах и какие люди там работают. То есть я вижу ситуацию со всех сторон. Поверьте, поводов для оптимизма у меня нет никаких.

Беседовал Николай Ларин

dumskaya.net