Включение САП. В Украине открывается антикоррупционный фронт

антикоррупционный фронт

О рисках, первых кейсах нового главы САП и шансах антикоррупционного блока выжить и победить

Коррупционеры — не самураи. Они не принесли себя в жертву во имя победы в войне против России. А, наоборот, коррупция приняла еще более циничную форму: в одну и ту же минуту кто-то на «нуле» кладет свою голову за страну, а кто-то в высоком кабинете — совесть за доллар. Кому война, кому мать родна. Так уже было в истории государств и войн. Однако слова из книг вдруг стали реальностью, которую нужно принять, перестав наконец удивляться, мол, как они могут, да что это за люди такие… Такие.

У назначенных дублем прокуроров — генерального Костина и антикоррупционного — есть шанс повернуть страну в правильном направлении. Задать вектор, который поможет государству в беспрерывном режиме латать черные дыры, откуда прямо сейчас вытекают наши ресурсы и силы. Изнутри подрывая мощь ВСУ.

Только открытый реальный, а не декларативный второй фронт против коррупции может оправдать жертвы, уже принесенные тысячами украинских семей. Иначе после победы над Россией нам предстоит еще одна разрушительная война. Внутри страны, за победу над собой. Окно возможности отстоять не только границы, но и новое качество государства, открыто ненадолго. Уже ясно, что границы без качества рано или поздно будут утрачены. Время для символических рукопожатий и картинок ограничено. Главное — что за ними.

На какую и кем взрыхленную почву пришел новый руководитель САП Александр Клименко? Что он за человек, с какими трудностями может столкнуться? Какие антикоррупционные расследования может предъявить стране в первую очередь? Как может повлиять на результаты работы САП новый генпрокурор Костин? Заработает ли антикоррупционный блок на полную мощность?

Итак:

На какую и кем взрыхленную почву пришел Клименко?

В антикоррупционном блоке (НАПК—НАБУ—САП—ВАКС), созданном внутри прогнившей правоохранительной системы в 2015 году, ведомство Клименко играет ключевую роль. Под процессуальным руководством САП антикоррупционный ледокол должен был проломить льды и пустить в государственную систему чистую воду, которая со временем заменит застоявшуюся муть. Но семь лет потеряно. Мы уже писали, что эффективность НАБУ на 90 процентов зависит от САП. И если НАБУ создавалось с нуля под пристальным контролем международных институций, в САП все сложилось по-другому: за ним присматривали исключительно украинские власти.

В результате первый руководитель САП Назар и его правая рука Владимир Кривенко создали внутри институции ручную систему из прикормленных прокуроров. Рабочие лошадки (а они были), тянули нешкурные дела и погоды не делали. Доступ к реестру досудебных расследований, а также включение Кривенко в группу прокуроров каждого производства, обеспечивали Холодницкому и Кривенко полный контроль над действиями подчиненных.

Свои люди в канцелярии, такие же — на зарплате в отделе «секретки». Сливы, сливы, и еще раз сливы… По Холодницкому в рамках оперативного расследования были аудиозаписи НАБУ, которые санкционировал еще генпрокурор Луценко. Правда, прошлая власть использовала их для того, чтобы держать главу САП на коротком поводке. Кривенко разрабатывали уже при генпрокуроре Руслане Рябошапке. Из-за этих записей и Холодницкий, и Кривенко с интервалом в год (2019–2020), собственно, и уволились. А Рябошапку, намеревавшегося реально вычистить САП, нынешняя власть «ушла». Оставив вместо ледокола дырявое суденышко. И еще НАБУ. Хоть и с гордо поднятой головой, но почти без рук.

То есть с приходом команды Зеленского созданная в САП коррупционная система не была вычищена, а в существующем виде просто подвешена на крючок. Объявленный после отставки Холодницкого конкурс на главу САП, стал одной из самых позорных страниц биографии действующей власти. Фамилию Татарова, курирующего силовиков от ОПУ, теперь знает вся Украина. Исполняющий обязанности главы САП Максим в силу ограниченных полномочий, системного нависания генпрокурора Венедиктовой, а также третьего глаза Банковой, контролирующей каждый шаг, не сумел ввести институцию в рамки закона.

Зеленский два года (!) не решался спаять последний контакт в антикоррупционной плате. И лишь война и давление международных партнеров сделали рукопожатие Клименко и Костина неизбежным.

Читайте также на DOSSIER:  Как судьи скрывают стоимость элитной недвижимости

Что за человек — новый глава САП, с какими реальными трудностями может столкнуться? 

«Клименко — честный мент и один из самых толковых детективов НАБУ. Он не политик, не умеет лавировать и точно отдавит много ног. И это его плюс». Так говорят о новом главе САП его бывшие коллеги по НАБУ.Клименко руководил подразделением, в компетенции которого были, в том числе вопросы обороны и безопасности. Он в курсе того, что сейчас требует особого глаза. За ним — реальные и самые имиджевые кейсы: , и им подобные, уважение и поддержка коллектива НАБУ.

Клименко в хороших профессиональных отношениях с и.о. директора НАБУ Гизо Углавой, а также действующим руководителем отдела детективов НАБУ Андреем Калужинским. Он сохранил коммуникацию с экс-директором агентства Артемом ом. (Кстати, «ставленника американцев» теперь уже заместителя главы НАПК Сытника, Банковая записала в серые кардиналы всего раздражающего ее антикоррупционного блока). Поэтому, если исходить из логики власти, то в пункте «крыша главы САП» тоже можно поставить плюс.

А вот внутри подразделения Клименко будет сложнее.

Новый глава САП — не прокурор. А прокуроры — это каста, белая кость системы. И они очень не любят, когда руководить ими приходит человек извне. Тем более, если он начнет качать права. А Клименко начнет. Включая дисциплинарные производства по особо нашалившим за эти годы прокурорам САП. Вплоть до увольнения.

«Но дело в том, что у него вообще нет союзников внутри, — рассказывает наш источник в Офисе генпрокурора. — Даже те, кто мог стать условной опорой Клименко, — на фронте. Однако найти новых, чтобы заменить прогнивший костяк во время войны, — сложно и долго».

Еще одна проблема для Клименко — его первый заместитель Андрей Синюк, бывший основной оппонент на конкурсе. По закону он стал первым замом главы САП. Синюк, экс-прокурор 1 отдела ОГПУ — человек экс-заместителя Венедиктовой Алексея Симоненко. Именно Симоненко «толкал» на пост генпрокурора зам главы ОПУ Татаров. Но Ермак априори толкает сильнее. Тем не менее вне зависимости от фамилии победившего про-куратора, в САП уже обнаружилась очередная течь.

По нашей информации, Клименко не намерен сразу вступать в конфликт со своим замом. Хочет дать ему шанс сделать правильный выбор и возможность себя проявить. Тем более что глава САП не может сменить зама, так как структура САП утверждается генпрокурором по согласованию с руководителем НАБУ. Во-первых, полномочного руководителя НАБУ еще нет. Во-вторых, пойдет ли Костин на то, чтобы помочь Клименко — большой вопрос.

Поэтому перед главой САП стоит двуединая задача. С одной стороны, ввести работу прокуратуры в законное русло с уже имеющимся кадровым составом. А с другой — провести превентивные меры, способные противостоять возможному внутреннему саботажу. «Объем производств у САП огромный. Есть дела, которые имеют по 200–400 томов. При отсутствии команды Клименко не сможет их все контролировать. Здесь ему может помочь только НАБУ», — уточняет наш собеседник. А значит в первую очередь от Клименко можно ожидать вывода в суд громких дел, в рамках которых уже изрядно поработали детективы НАБУ.

Какие антикоррупционные расследования Клименко может предъявить стране в первую очередь? 

Как утверждают наши источники, в приоритете главы САП — аудит производств, которые были слиты его нынешними подчиненными. И ему будет, где развернуться.

Во-первых, по нашим данным, еще до назначения Клименко было готово подозрение по делу Приватбанка недавно лишенному украинского гражданства Игорю Коломойскому. США ждут подозрения экс-владельцу «Привата» в качестве предиката. Так как первое преступление произошло в Украине, а американцы столкнулись уже с отмыванием денег, то признание этого факта на месте преступления может сильно подтолкнуть процесс в Штатах.

Во-вторых, есть целый ряд свежих расследований НАБУ, касающихся деятельности министерств финансов, инфраструктуры и социальной политики. В зоне внимания силовиков оказались как министры (хотя теперь уже и отставные), так и действующие замы.

Читайте также на DOSSIER:  Преступления в «Центрэнерго»: о подозрении сообщено должностным лицам «Центрэнерго»

Как поясняют знающие люди, уголовных дел по итогам войны может быть много. Стали воровать по примитивным схемам, полагая, что на все можно наложить секретные грифы, либо вывести из-под конкурсов. Коррупционеры ведут себя крайне неосмотрительно, оставляя следы.

В-третьих, накоплено много качественной и доказательной информации по зарплатным конвертам для народных депутатов. Детективы НАБУ уже разобрались в структуре взаимодействия внутри парламента. И даже убедились в том, что конвертируемая госприемка работает настолько тщательно, что некоторые слуги народа к концу месяца уходят в минус. Их активно штрафуют и базовая ставка 20 тыс. долл. депутатской программы лояльности «20/30/50» тает, как шагреневая кожа. Если вдруг получатель не обнаруживает нужных качеств — не появляется в зале, не участвует в заседаниях комитета или вообще не голосует — долг переходит на следующий месяц.

Однако есть большие сомнения, что это расследование выстрелит первым. Если вообще выстрелит. Потому что, принимая решения в отношении народных депутатов, глава САП связан позицией генерального прокурора: без его санкции нельзя открыть уголовное дело.

Депутаты — самое слабое звено. А ведь кроме конвертов есть еще незаконное обогащение, схемы и прНо чтобы доказать конверт или взятку, нужны НСД (негласные следственные действия), включая прослушку и съем информации. И это тоже санкционирует генпрокурор. Или не санкционирует. Или предупреждает фигуранта. Или, желая сохранить ферзя, разменивает пешку. Как это сделала с нардепом Кузьминых, попавшемся на взятке в полмиллиона гривен за организацию правильного тендера.

А вот с ым — заминка. Несмотря на то, что НАБУ давно закончило расследование и на «кассира» ОПУ готово подозрение в деле о ДТП и взятке. Есть большая вероятность, что Трухину таки дадут «тихо уйти в лес». Хоть этого и не сделал честный полицейский, не позарившийся на депутатский «бонус» в 150 тысяч долларов.

Как может влиять на результаты работы САП новый генпрокурор Костин?

Оставляя генпрокурору время на выбор курса, мы должны быть готовы к худшему сценарию. С одной стороны, генпрокурор может легко заблокировать работу САП не только по нардепам, а и по любому делу.Банальная сложность с экспертизой, где ручной Рувин, дворцовая СБУ, подотчетное МВД и дойдет до того, что и муха не пролетит без согласования с Банковой. (Не будет лишним уточнить, что в НАБУ все уголовные дела, возбужденные в отношении директора Института судебной экспертизы Александра Рувина, вел именно Клименко. И несколько раз их у него незаконно забирали).

С другой стороны — из всех органов антикоррупционного блока САП институционально защищен наименее. И если в отношении директора НАБУ нельзя начать дисциплинарное расследование (есть четкие основания для увольнения и аудита НАБУ с участием международников), то в отношении руководителя САП — легко.

Над Клименко постоянно висит угроза дисциплинарного производства. В результате чего главу САП можно уволить, как любого рядового прокурора. Много ли может быть дисциплинарных крючков, если руководитель честный? Не сомневайтесь. Ирина Венедиктова в 2020 году издала внутриведомственный приказ, запрещающий любые коммуникации с прессой без согласования с ней. САП — часть генпрокуратуры, а значит, его глава не может без позволения генпрокурора давать сигналы обществу. И если Клименко, предположим, с кем-то поговорит без согласования с Костиным (а приказ не отменен), это повод включать дисциплинарку.

Вопрос в том, пойдет ли на такую политику по отношению к Клименко генпрокурор Костин. Да и проглотит ли это общество и без того наэлектризованный третий сектор. «Первые полгода власть, скорее всего, будет осторожной. А потом — в зависимости от того, за какие дела возьмется Клименко, и в пользу чего — закона или Банковой сделает выбор Костин. У генпрокурора есть доступ к ЕРДР и всем производствам САП. Он имеет возможность полного мониторинга, оценки фабул, которые вносятся в реестр и пр. Более того, имеет возможность переквалифицировать на статью 190 любое дело НАБУ и отдать, к примеру, в ГБР. В рамках рассмотрения жалобы на прокурора САП. И эта схема прекрасно обкатана его предшественниками. Хотя, с точки зрения чистоты и духа закона, такая переквалификация — прямое вмешательство в работу НАБУ и САП, что запрещено», — уточняет наш собеседник.

«Мы точно думаем об этом, — прокомментировала ситуацию аналитик ЦПК Елена . — Я вам больше скажу: у нас уже написаны нормы изменений в законодательство. Но мы намеренно не стали поднимать этот вопрос до утверждения Клименко. Потребовав гарантий независимости для и без того неугодного главы САП можно было навсегда заблокировать конкурс. Теперь время пришло».

Читайте также на DOSSIER:  В «Слуге народа» предлагают увеличить штраф и срок заключения за коррупцию

Однако все будет зависеть не столько от инициативы нашего парламента, сколько от настойчивости международных партнеров. Люди, понимающие масштабность вызова, надеются, что МВФ вернется в Украину и сформирует программу помощи в ситуации внешней агрессии с необходимыми внутренними условиями. Эксперты Фонда следили за конкурсом на главу САП. Они в контексте и знают о проблеме гарантий его независимости. И МВФ как бюрократической институции проще давать нам деньги с условиями, нежели ЕС и политикам, попавшим под лучи мировой славы президента Зеленского.

Заработает ли антикоррупционный блок на полную мощность?

Этот вопрос напрямую адресован власти, а точнее — Банковой. Которая по сути сегодня и есть исполнительная, законодательная, судебная, да и медийная власть. Для того чтобы открыть реальный антикоррупционный фронт и начать реформу всей правоохранительной вертикали, ребята, у вас есть все.

У вас есть НАПК, дающее честные сигналы о том, людей какого качества вы берете в свою команду и доверяете принимать решения в системе государственного управления.

У вас есть антикоррупционный прокурор, до сегодняшнего дня не дававший повода считать себя лицемером.

У вас есть сильный и профессиональный коллектив НАБУ. И даже если кто-то попытается повлиять на результаты конкурса по предстоящему выбору директора НАБУ (с ним, вероятно, вы не будете тянуть, как с САПом), ему не удастся с ходу поломать институцию. Кого бы из трех будущих кандидатур-победителей ни утвердил по вашему распоряжению Кабмин, ему будет помогать или противостоять коллектив НАБУ. Сформированный на основе европейских ценностей и обеспеченный законодательными гарантиями от произвола руководителя.

У вас есть антикоррупционный суд. Даже с учетом сегодняшнего испытания для ВАКС как финального звена антикоррупционной цепочки. Там второй месяц пытаются начать судить главу ОАСК Павла а и уже третий состав судей берет самоотвод. Но это тема для отдельного разговора, который мы обязательно продолжим.

У вас есть народ, сильно уставший смотреть на все это безобразие. И он отвлекся лишь потому, что прямо сейчас защищает Украину и вас от российской агрессии.

И, наконец, в качестве дополнительного бонуса у вас есть Запад. Который во время войны старается не заглядывать в Украине под ковер, но после — обязательно. Не сомневайтесь, будут перетрушены все коврики и заминированы все левые подходы к деньгам на восстановление.

А если вы посчитаете, что всех их у вас нет, что вы все не заодно, не за Украину, то помните, что они есть друг у друга. И это уже сила.

Инна Ведерникова
Редактор отдела политики

FavoriteLoadingДобавить публикацию в закладки