Тарас Чорновил: МВФ не понимает, что такое «папик» и почему они должны давать кредит стране, в которой существуют «папики» - DOSSIER

Тарас Чорновил: МВФ не понимает, что такое «папик» и почему они должны давать кредит стране, в которой существуют «папики»

Будущее Украины после эпидемии коронавируса достаточно туманно. Действующая власть оказалась неспособной реагировать на вызовы современного общества, как в вопросе сдерживания пандемии, так и в вопросах дальнейшего экономического развития страны и обеспечения ее достойного места в глобальной цепочке добавленной стоимости. Ситуация осложняется еще и нарастанием внутриполитического противостояния накануне выборов в местные советы, а также продолжением конфликта на Донбассе.

О политической стороне пандемии коронавируса и основных достижениях президента Владимира Зеленского за год правления, о последствиях открытия рынка земли и «антиколомойского» законопроекта, о перспективах разрешения конфликта в Донбассе — об этом и многом другом в интервью изданию «Экономические новости» рассказал украинский политический деятель, народный депутат Украины III, IV, V, VI созывов Верховной Рады Украины и эксперт по международным вопросам Тарас Чорновил.

Е.Н .: В этом месяце, 20 мая, исполнится ровно год с момента инаугурации президента Владимира Зеленского. Как Вы оцениваете год его пребывания у власти? 

Ну, как можно оценивать? Это тоже самое, если бы я решил избрать своим стоматологом грузчика торгового магазина и исполнился год как он обеспечивает лечением мои зубы. Вместо этого я ищу того, кто был бы в состоянии сделать мне вставную челюсть при отсутствии моих настоящих зубов. Вот так я оцениваю в данном случае деятельность президента Зеленского. Чисто на манипулятивных технологиях выбрали человека, который ни отношения, ни понимания, что такое государственная политика и как управлять страной не имеет по сей день. Но имеет определенные личные амбиции, играет в «Квартал» в надежде, что в любой момент можно переписать сценарный план и начать все с нуля. Говоря о результатах работы Зеленского, я стараюсь найти что-то положительное, но это довольно сложно. В принципе хорошая вещь подражать эстонской модели диджитализации жизни страны. Но и здесь ничего хорошего не получилось, потому что умудрились провести данный процесс на непроверенных и несертифицированных носителях. Вся информация, которая поступает даже извне по сервисам «Amazon», вызывает сомнения в ее надлежащем контроле. Любой может воспользоваться этой информацией в собственных целях. Поэтому даже в этом не могу сказать, что-то положительное. Не вижу положительного решения или положительного результата.

Е.Н .: Тогда чем можно объяснить все еще достаточно высокие рейтинги Зеленского? Каким образом ему удается держаться «на высоте»?

Здесь ситуация несколько сложнее. Есть часть населения, которая где-то пробует анализировать, хотя бы формально примерить то, что происходит в стране лично к себе. Но большинство живут в зазеркалье сериалов. Ну, голосовали же это за сериальный персонаж, а не за Зеленского, кто бы там что не говорил. Голосовали за Голобородько. Поэтому людьми, которые живут в сериалах, можно управлять методами сериалов. Команда, которая находится у власти, в этом вопросе действительно очень талантливая и здесь им надо отдать должное. Они выпускают примитивный фильм, или сериал, а затем следят за рейтингами. Вроде «Сватов». Тупее сериала найти трудно. Примитивный фильм с чисто российской ментальностью. Когда видят, что рейтинги сериала начинают падать, вносят какие-то коррективы, разыгрываются новые сюжетные линии и сериал дальше продолжает «держать» зрителей.

В Украине есть определенная часть людей, которых можно держать на таких вот низкопробных сериалах, объясняя «что президент ни в чем не виноват, это ему палки в колеса ставят». Кто не виноват? Так он же всю власть олицетворяет. У него есть монобольшинство в Верховной Раде, чего не было ни у одного президента. У него есть правительство, где он сам тасует министров и назначает кого захочет и никто не может на это повлиять. Все руководители силовых структур, кроме пока еще НАБУ и САП, потому что всех остальных он поменял с нарушением Конституции. Но людям это не интересно. Они готовы ненавидеть Верховную Раду и правительство, но не Зеленского, мол «мы на него еще надеемся». Поэтому высокие рейтинги пока сохраняются. Но рано или поздно холодильник всегда побеждает телевизор. Особенно тогда, когда холодильник становится пустым. Когда-то это все рухнет. Но пока с помощью сериалов рейтинги можно некоторое время удерживать. Хотя на самом деле падение рейтингов достаточно серьезное.

Здесь возникает вопрос: с чем сравнивать? Если брать результаты первого тура выборов, то это не корректное сравнение. В первом туре в случае Зеленского вообще было неизвестно куда склонится это электоральное ядро. Он просто стал случайным успешным медиапроектом. А уже второй тур президентских выборов, а главное парламентские выборы были определяющими. По сути, парламентские были третьим туром президентских выборов. И вторая особенность. Это сравнение с «высоким пиком». Есть «высокий пик» и «низкое падение». Они очень о многом говорят. На сегодняшний день мы имеем самое низкое падение рейтингов Зеленского. Просто у него постепенно идет спад. Не было периодов, когда он спускался, а затем поднимался. Постепенное снижение идет с сентября прошлого года. Сегодня его рейтинги опустились до показателя, на который повлияет только пустой холодильник. То есть еще несколько месяцев, до середины лета этот рейтинг может держаться, а с осени я бы прогнозировал обвал до исторического минимума на 5-6%. Это вполне реально, если снова не включат какую-то очень гениальную медиасхему сериального типа.

Е.Н .: Карантин в Украине продлили до 22 мая, однако уже с 11 мая правительство начало постепенно снимать ограничения. Что Вы думаете о внедрении пяти этапов снятия карантина, недавно представленных Кабмином?  Насколько они соответствуют украинским реалиям? 

Они ничему не соответствуют. Так же как и предыдущий план карантинных мероприятий, а также план развития экономики и другие вещи. Их пишут для того, чтобы был просто документ. Как нынешний так и предварительный план я оцениваю на уровне очень плохого реферата. Я немного знаю господина Шмыгаля по его работе в Львовской ОГА и понимаю, что-то серьезное и мудрое он написать не может. Он — карьерист-исполнитель. Что ему говорят, то он и делает. И правительство ему подбирали в стиле тех, кто думают о карьере и не думают о последствиях. Сейчас ему сказали написать хороший план. Он спрашивает: «Какая дата должна быть?» Ему говорят: «11 мая». Он пишет 11 мая. Затем ему говорят: «22 мая». И он пишет 22 мая. А до этого было 14 апреля, 1 мая и т.д. Давайте вспомним сколько раз у нас выходили на «пик» и в завершение карантина и начало снижения карантинных действий. На самом деле есть текст с пустографамы, которые просто заполняют нужными датами. Подобное может написать студент-третьекурсник. Хотя они рефераты пишут гораздо сложнее. Но здесь понимания ноль.

Берем аналогию с минным полем. Пройти по минному полю — это безопасно или нет? Наверное, это самоубийство. А если минное поле прошли уже саперы и каждую мину обозначили флажком? Есть риск, что где-то саперы прозевали, но в принципе пройти можно. Вот это сделали во всех западных государствах. Они провели достаточно целенаправленное массовое тестирование, обнаружили локализацию распространения и на основе этого начали снимать карантин. Потому что не снимать нельзя, иначе экономика заглохнет и умрет. Во всех западных странах достаточно серьезная финансовая «подушка запаса». А какой запас в Украине, когда серьезное падение экономики у нас началось еще с октября прошлого года? У нас недобор бюджета уже к Новому году доходил до 100 млрд. грн. Только официальный дефицит бюджета составляет 300 млрд грн., и ничем не будет покрыт. О какой «подушке» можно говорить? Они пишут о заимствованиях. Вопрос: они их получат?

Читайте также на DOSSIER:  Накопить на старость. Как Кабмин предлагает обеспечить льготникам нормальные пенсии

Второй момент. Этих заимствований нам готовы дать 3,5 млрд. долл., а не 12 млрд., что соответствовало бы реальному положению вещей. Плюс из них нам при очень позитивном сценарии позволят менее двух миллиардов влить в бюджет. Все остальное — на поддержку платежного баланса в стабилизационный фонд Нацбанка. При таких обстоятельствах о каких запасах можно говорить? Они просто отсутствуют. У нас нечем обеспечивать и покрывать бюджет сейчас. То есть будут, очевидно, включать печатный станок и тому подобное. Понятно, что продолжать карантин невозможно. И вот нам говорят: «Выходим на минное поле!». Флажков нет, саперы не прошли …

В Украине в отличие от Европы тестируют только три категории граждан. Первая категория — те, кто уже заболел в тяжелой форме. Им тестирования нужно только для того, чтобы уточнить дальнейшие средства лечения, потому что просто пневмония и пневмония вследствие COVID-19 имеют несколько различные методы лечения.  То есть это те, кто уже на минном поле подорвались. Вторая группа — это те люди, которых задело. То есть люди из окружения больных. Причем, судя по данным, которые есть в прессе, реально примерно 20-30% контактных лиц действительно проходят тестирование. 70-80% этого не делают. Поэтому фактически мы видим только те «ямы», где уже подорвались люди на этом минном поле. И вот 22 мая мы открываем туда доступ всем.

Е.Н .: Что скажете о решении исполкома Черкасского городского совета по ослаблению карантина в городе? 

Я против власти, но и против тех, кто против нее стали очень возмущаться и делать непродуманные контрмеры. Могу повторить то же самое. Мэр Черкасс не имея на минном поле никаких флажков говорит, чтобы все выходили и устроили большое торжество. Та же история. Но здесь есть чисто политическая вещь. Мэр Черкасс, кроме всего прочего, возглавляет Черкасскую областную организацию партии «Батькивщина». Он резко, на 180 градусов, поменял свое мнение, потому что партия готовится к местным выборам и им нужно показать какую-то свою принципиальность. Но все равно это танцы на минном поле, где не прошли саперы. Что Шмыгаль 22 мая, что Бондаренко с 1 мая я разницы не вижу.

Е.Н .: Что скажете о статистических данных по распространению коронавируса в Украине? 

Вспомним рассказы о том, что 14 апреля будет «пик» и после него начнется спад. Откуда они брали эти цифры? Никаких медицинских данных для этого не было. Так же как и о 22 мая никаких данных нет. Может случайно попадут пальцем в небо. Но думаю, что нет. Выход на минное поле реально был бы целесообразным в случае, если бы его перед этим прошли саперы. То есть перед этим произошло не полное, а массовое тестирование. Например, в масштабах Украины до 2-3 миллионов человек должны быть протестированы. Все контактные лица, все продавцы, все, кто выходит и организовывает эти вновь открытые предприятия, все кто обеспечивает работу транспорта … А без проведения массового тестирования контактных и рискованных групп выходить на минное поле полный абсурд.

Что делает власть? Они заботятся о том, чтобы была хорошая статистика. По одному пункту у нас действительно хорошая статистика. Количество установленных заболеваний положительно выделяется на фоне соседей, хотя соседнюю Польшу мы уже обогнали. Но при этом мы в последней десятке стран мира по количеству тестов на душу населения. Именно поэтому у нас такая красивая статистика. Потому что большинство у нас просто необследованы. Плюс мы, кажется, на первом месте в мире по количеству заболевших медиков на душу населения. Поэтому статистика на самом деле ужасная, но об этих вещах не говорят, а только о хороших показателях. Власть думает о показателях, так как в сериале должна быть картинка, а глубокий смысл в сериале не предусмотрен и не предвидится. Поэтому это все пока только имитация.

Е.Н .: Нет ли ощущения того, что власть пользуется ситуацией с эпидемией коронавируса для собственной выгоды? 

Надлом уже состоялся. И  мы все должны поблагодарить не слишком интеллектуального члена «Слуги народа» Николая Тищенко, который сделал все для того, чтобы произошел определенный социальный срыв под названием «ощущение несправедливости». Кто-то на этом играет чисто по политическим мотивам. Мы уже упоминали мэра Черкасс. Он опирается на одну крайность, что Тищенко можно, вельможам можно, а простым людям нет. До ситуации с посещением VIP-гостей ресторана «Велюр» на улицы с протестами не выходил никто. Все в принципе понимали, что надо потерпеть. Что угроза. Украинцы — люди дисциплинированные. До истории с Тищенко в масках ходили все, кто мог хоть как-то их купить. Никто не пробовал вести какую-то незаконную торговлю. Все смирились и никто не пытался прорываться на рынки и свои рабочие места. И никто не выходил на митинги и демонстрации. Потому что понимали, что нельзя. Что произошло после Тищенко? За несколько дней поменялось количество людей, которые ходят в масках и без масок. Соотношение с тем, что было в конце апреля примерно в десять раз. Но стала ли от этого меньше угроза вируса? Нет. Люди сработали по принципу «как я таксиста наказал: дал ему 100 гривен и не поехал». Или «назло кондуктору куплю билет и пойду пешком». Таким способом мы очень часто реагируем. Тогда и начались митинги под Кабмином. Не было же митингов до того. Но основным лейтмотивом было то, что «какая-то сволочь с властными полномочиями может себе зарабатывать, а нам нельзя, потому что он член правящей партии и личный друг президента, а мы простые люди». И это уже сломалось.

Е.Н .: Насколько реальна угроза нового «Майдана», ведь число недовольных нынешней властью растет, хотя карантинные мероприятия еще пока многих ограничивает в действиях? 

На самом деле вопрос митингов уже сейчас ничем не регламентируются. То есть они регламентируются постановлением Кабмина и грубой силой Нацполиции. Но на грубую силу всегда найдется контрсила. Вспомним, что очень хлипкие и почти бесперспективные акции 2013 года, которые были в защиту Соглашения об ассоциации с ЕС переросли в  революцию после избиения жестко разогнанных студентов, которые были на Майдане. Если власть пойдет на очень жесткие акции противодействия массовым акциям, выступлениям и протестам, то она получит начало новой революции. И для этого все социальные основания есть. Недовольных сегодня больше, чем в 2013 году. Тогда по крайней мере был экономический рост. Тогда спада не было. И в холодильнике было очень даже неплохо. Поэтому на самом деле для власти угроза очень велика. И играя исключительно в телевизор  можно нарваться. Поэтому они начали быть осторожными, подыгрывать настроениям населения с тем же ослаблением карантина.

Но вместо того, чтобы отменить абсолютно идиотские запреты на прогулки в парках, занятиях спортом на улице, открытие небольших точек уличной торговли, где заразиться невозможно, у нас делают все наоборот. У нас мелкая торговля не имеет лоббистов, а супермаркеты и крупные торговые центры имеют. И чем ближе к власти, тем больше лоббизм. В частности, показательны  не продуктовые супермаркеты — по всему миру их закрыли, а мелкая торговля работала, у нас все диаметрально противоположное.

Читайте также на DOSSIER:  Если Турчинов давал приказ отступить, то именно он виновен в сдаче Крыма и должен ответить за это преступление. Кузьмин

История с «Эпицентром». Всем запрещено, а здесь — друг президента. Но надо отдать должное семьи Гереги. Они были очень хорошими друзьями Ющенко, и при Януковиче стали вдруг очень близкими и теперь при Зеленском. Это умение. Это талант. Поэтому при полукарантине, когда кому-то позволено, а кому-то нет, массовые акции могут взорваться в любой момент. Если бы Тищенко засветился еще до закона о земле, думаю, что массовые акции возникли бы еще тогда.


Е.Н .: Сейчас внешние кредиторы требуют, чтобы Украина открыла возможность юридическим лицам участвовать в рынке земли для обеспечения здоровой конкуренции, и ослабить ограничения на общую площадь земельных участков, которые можно приобрести в собственность. Почему внешние кредиторы остались недовольны открытием рынка земли в Украине? Значит ли это, что МВФ может затянуть с финансовой помощью? 

На самом деле требование о рынке земли было дополнительным. И оно никогда раньше не фигурировало. Его начали вспоминать только после того, как наша власть начала кочевряжиться по «антиколомойському» закону. Мол, давайте что угодно, только Коломойского не двигайте. Он у нас «папик». Но МВФ не понимает, что такое «папик» и почему они должны давать кредит стране, в которой существуют «папики» . Требования рынка земли в момент их внесения в Украине не содержали конкретизации. Но сейчас добавились. Они выразили свою обеспокоенность  некоторыми вещами. Однако на это есть адекватное объяснение, которое вполне может их удовлетворить. У нас существуют проблемы с судебной системой. Если мы сейчас полностью откроем земельный рынок весь российский бизнес поплывет к нам. Кроме этого, у нас состоится легализация олигархического капитала. Поэтому нельзя этого делать, пока фермеры первыми не воспользуются земельными привилегиями перед тем как запускать корпоративный капитал. Практически ни в одной стране мира стопроцентного либерального рынка земли нет. В соседней Польше вводили очень жесткие ограничения. На них нажал ЕС и эти ограничения несколько ослабили. Но украинец приехать и купить польскую землю не сможет. Европеец — только если выполнит ряд условий по его принадлежности быть резидентом Польши, то сможет получить.

Е.Н .: Что в этом законе плохого, по Вашему мнению? 

В первую очередь, вопрос происхождения средств. Должна быть четкая проверка и декларация происхождения средств. Этого в законе нет. На мой взгляд, это очень опасно, что дает возможность заходить и олигархическому капиталу, и русскому. Закон не содержит прямых мер против скупки украинской земли. Вторая проблема. Чтобы рынок земли не стал рынком спекулятивного капитала, на рынке производителей, то есть тех, кто непосредственно работает в аграрной сфере, надо ввести в закон декларирования подтверждение опыта работы в аграрной сфере. А в данном случае закон половинчатый. К этому времени наши кредиторы не обращали на это внимание. Но сегодня они требуют по максимуму. Дайте максимально либеральный закон. Но все страны говорят, что максимально либерального не дадим.

Рынок земли ввели, потому что это нужно. Но ввели вот на таком уровне. Требование о рынке земли никогда не была среди предпосылок соглашения с МВФ.  Все эти замечания международных кредиторов пожеланиями к которым стоит прислушаться и, возможно, лет через десять, когда Украина будет готова, можно ввести действительно либеральный рынок земли. Но я бы из этого не делал проблему. Ключевым для МВФ был «антиколомойский» закон. Плюс сбалансированность бюджета — это может стать самой большой проблемой.

Е.Н .: Сегодня Верховная Рада приняла так называемый «антиколомойский законопроект». Какие подводные камни скрыты в документе? И какими последствиями может обернуться для страны принятие данного закона? 

Сам по себе «антиколомойский» закон несет только положительные последствия. Это один из тех законов, над которым проработали и эксперты, и власть, и оппозиция, а также международные партнеры. Законопроект по всем пунктам ситуацию в стране улучшает. Вопрос: окончательно или только частично? Можно ли его обойти или нет? И в этом есть проблема. Если будет введен закон и его не будут обходить, то он ситуацию улучшит. Это означает, что тот самый Коломойский два раза обокрасть Украину уже не сможет. И мы сможем получить транш кредита от МВФ, который спасет гривну и страну от дефолта. Дефолт — это коллапс. При дефолте очень богатые становятся невероятно богатыми, бедные становятся просто нищими, а средний класс становится бедным. То есть от дефолта выигрывают только самые богатые люди в стране, а все остальные проигрывают многократно. Поэтому это закон, который должен спасать нас от дефолта. В том числе от ограбления страны олигархами как одного из каналов дефолта.

Е.Н .: А вообще нужен «Приватбанк» Игорю Коломойскому? 

Скорее всего, что нет. На самом деле если мы возвращаем банк Коломойскому государство забирает 150 млрд .грн., которые влили в него в процессе докапитализации. Правда, сейчас может забрать 50 млрд, так как остальные были использованы для того, чтобы покрыть долги и восстановить платежный баланс банка. То есть реально эти деньги не заработанные, чтобы их можно было забрать назад. Но государство забирает все что есть и банк становится банкротом, обваливая при этом всю украинскую финансовую систему. Таким образом, использовать банк снова его предыдущие владельцы не смогут. Но почему люди Коломойского все же за этот закон цеплялись и не хотели его принятия? Потому что в таком случае, получив назад «Приватбанк» Коломойский ставит туда своих менеджеров и пусть они даже пробудут там один день, но они отзывают все иски против олигарха в Лондонском суде. Для Коломойского это было очень важно, потому что в таком случае это развязывает олигарху руки. Его огромный ресурс на сегодня ограничен. Он может пользоваться только «левыми» поступлениями. А все то, что находится в собственности заморожено. Для него это проблема. Поэтому банк нужен именно для этого. Но теперь он не сможет этого сделать благодаря данному закону. В то же время закон не запрещает ему получить компенсацию. И в законопроекте есть хитрая фраза, которая в принципе хорошая, но может оказаться и наоборот. Все зависит от субъективного фактора государственной власти. Потому что компенсацию он может получить, если будет доказано в суде, что банк был национализирован незаконно. Коломойский это пытается доказать, что очень опасно. Потому что тогда он может требовать что угодно. Но в законопроекте сказано, из-за чего у Коломойского и нервничают, что решение суда не может быть просто так. Оно может быть только после заключения о незаконности национализации в результате внешнего аудита. А это существенно. А дальше возникает субъективное вопрос: кто будет назначать внешний аудит? А если у Зеленского решат, чтобы внешним аудитором была не фирма «Кроу», которая уже проводила аудит и признала законность национализации? А скажем, представители международных трех-четырех компаний, которые на самом деле аффилированны с Коломойским, которые в один голос споют, что национализация была незаконной и государство должно банку 100 млрд. грн. Это возможно? Да. Закон это запрещает? Нет, не запрещает. Поэтому закон половинчатый. И в этом его риск.

Читайте также на DOSSIER:  Николай Мельниченко: "Записывать Кучму я решил, проведя полдня в шкафу у него в кабинете"

Е.Н .: Зачем  нужно такое количество поправок к  законопроекту и изменения в регламентный закона? 

У власти был способ быстро и без правок принять сразу в целом такой важный закон. Нарушение регламента при этом возможно, но это не нарушение Конституции и, как правило, у нас на это все глаза закрывают, в том числе и Конституционный Суд. Это надо было тогда, когда было внеочередное заседание, и пришли в этот закон так же без обсуждения сразу проголосовать за него в целом. Все законы, кроме этого, были приняты без обсуждения в целом. А почему только по одному «антиколомойському» допустили демократическую процедуру, дали поговорить. После того всякие там «дубинские» и представители Коломойского, начали говорить, что хотят внести поправки. Но это их святое право. По другим законам, таких как изменения в бюджет, никакой демократии почему-то не было. Об этом не вспоминали. А тут вдруг решили поиграть в демократический законотворческий процесс. И фактически открыли этот шлюз, в котором набралось  16 000 поправок. Все. Кажется ситуация заблокирована на два года. Но нет. Сохранялся еще один вполне законный вариант. Наши растяпы, которые полностью игнорируют любую процедуру, умудрились зарегистрировать и правительственный и депутатский законопроекты на ту же тему, но под разными номерами. То есть эти законы не являются альтернативными. Почему-то у них есть очень большая нелюбовь к правительственным законопроектам. Они за правительственные законопроекты не голосуют, а голосуют за альтернативные депутатские.

Е.Н .: Что нужно было сделать?

Спокойно проголосовать правительственный законопроект в целом. Голосов на это хватало. По крайней мере две оппозиционные фракции «Европейская солидарность» и «Голос» и около 180 «Слуг народа» проголосовали бы «за». Но этого почему-то не сделали. Был второй вариант — использовать норму, которая есть в регламентах пожалуй всех стран мира, поправки вообще не рассматриваются в парламенте. Поправки рассматриваются только на комитете. Рассматриваются все, но только в комитетах, и в зал выносится редакция комитета. Такая практика в США. Я предлагал в свое время изменения в регламент, которые предусматривали, что поправки должны рассматриваться в комитетах. Это не было бы нарушением Конституции, потому что поправки, которые вносились пройдут необходимую процедуру. В Конституции не написано, что поправки должны рассматриваться в зале парламента. Конституционный Суд только определил, что они имеют статус законодательной инициативы на уровне с законопроектами. Вместо этого они проголосовали изменения в регламент, которые напрямую антиконституционные. Они дают право комитета, или кому-то другому в ВР определять, что из 16 тыс. поправок от фракции могут быть только пять, а все остальные не рассматриваются. Для меня депутат Антон Поляков — человек абсолютно негативный, это олицетворение парламентской коррупции в высшей степени, плюс некомпетентности дикой и хамовитой. Но он имеет право на свои шесть тысяч поправок. И когда ему говорят, что он имеет право только на одну — это прямое нарушение решения Конституционного Суда, который определил, что поправка — «это законодательная инициатива, которая предусмотрена в Конституции».

Они заложили мину замедленного действия, которая дает возможность после того как мы проведем переговоры с МВФ и получим транш или нет, сей группе депутатов Коломойского добиться решения КС о неконституционности этих изменений в регламент, которые за собой тянут неконституционность процедуры при которой был принят «антиколомойський» закон. Он будет отменен КС рано или поздно. Это однозначно. Монобольшинство имело два варианта конституционного выхода из ситуации. Но выбрали единственный неконституционный. И заложили огромную мину в часовой механизм, который уже включен. И он начал тикать. Поэтому закон хороший, но последствия могут быть очень плачевными.

Е.Н .: В последнее время монобольшинству не хватает голосов для самостоятельного принятия решений. Есть ли угроза распада монобольшинства? 

Кажется, что монобольшинство уже развалилась. Коломойский держит своих людей, если есть интерес. Причем его группа занимает откровенно пророссийскую позицию. Но к этому надо быть готовым. Крупный бизнесмен будет занимать позицию своего государства. Олигарх — тех, с кем он может выгоднее договориться. Во фракции «Слуга народа» группа Коломойского, и тех на кого он может влиять или купить, достаточно заметна. С другой стороны, есть группа патриотически настроенных. Если Коломойский может контролировать до сорока человек, то и патриотические силы могут тоже контролировать где-то около сорока человек в монобольшинстве. Хотя, говорят и до 60. Но это уже те, кто по настроению патриотические, евроцентричные и проевропейские. Но те, кто принципиальные и готовы отстаивать свою позицию и даже уголовные дела получать, то таких около сорока. То есть когда принимается решение откровенно пророссийское, патриотическая сторона не проголосует. Учитывая разгильдяйство, то, что многие депутаты уже перестают ходить на заседания Рады, выходим где-то от 180-200 до 210 депутатов. Это тот разбег в котором проходят голосования, за которые голосуют или проевропейские силы, настроенные патриотически, или пророссийские, проолигархические.

Вот соответствии с тем или ином вопросом во фракции «Слуга народа» остаются голосовать только те, чьим интересам оно больше соответствует. Но без других сил все равно большинства нет. Поэтому монобольшинство уже ситуативное. Абсолютно послушных, то есть тех, которые действуют по принципу «так сверху  сказали» таких там 150 депутатов. Мы это увидели по теме Михаила Саакашвили. Зеленськиий не тянул последнего в правительство. Он предложил фракции, но прямых приказов не поступило. И они вдруг поняли, что могут сами определяться. В результате определилось 150 депутатов, которые будут голосовать по малейшему взмаху пальца. А остальные 50-60 человек — пока к ним не позвонят и не начнут прессинговать. В таком случае 200 голосов набирается. Те вопросы, которые нужны Зеленскому, за них будут прессинговать. Будем считать, что за них 180-200 голосов мобилизовать могут. Все остальные надо подбирать. Пророссийские или проолигархические направления — могут рассчитывать на голоса «ОПЗЖ» и  иногда «Батькивщины». Последняя хоть и не пророссийская, но Коломойского поддержат.

Если законопроекты проевропейские — голосует «Европейская солидарность» и «Голос». Есть еще две депутатские группы. Одна «За майбутнє», которая более аффилирована с Коломойским. Вторая — «Довіра» —  более расхлябанная. Но там уже как договорятся. Любой  итог голосования зависит от предварительной согласованности. Если это нейтральные решения, ни тем, ни другим не мешают то в принципе мобилизовать 230 голосов они способны. По сути надо признать, что монобольшинства уже не существует. Оно прекращает существовать, если решения противоречат пожеланиям или пророссийски-олигархического или европейско-патриотического крыла.