Так почему же мы не в НАТО?

НАТО
FavoriteLoadingДобавить в избранное

НАТО — это вопросы безопасности, военные, а также экономические возможности. А в этом направлении еще очень много работы

72 года назад, собственно 4 апреля 1949 в Вашингтоне подписан Североатлантический договор, который положил начало создания международной межправительственной политико-военной организации НАТО, которая объединяет сегодня 30 государств Северной Америки и Европы.

Вспоминаю семинар на тематику безопасности образца до 2014 года и разговор с участницей, когда конфиденциально она говорила мне, что поддерживает европейский вектор развития и членство Украины в ЕС, однако против членства в НАТО. Ведь у нее сын школьник и когда мы будем в НАТО, то его пошлют куда-то воевать, а этого она как мать, не хочет. Я сказал ей что НАТО создано и развивает свой потенциал именно для того чтобы не воевать. Время прошло. Украина, которая вне НАТО, имеет войну с РФ, а в странах — членах НАТО войны нет. Я потерял связь с этой женщиной, не знаю где ее сын, но верю, что защищает родину, как и большинство молодых украинцев.

Под влиянием многолетней системной советской и российской пропаганды при звучании слова «НАТО» в сознании всегда возникала смесь мифов и негативизма. Шквал эмоций подавлял любую логику.

С 2014 года продолжается война за восстановление территориальной целостности государства, и все больше граждан положительно оценивают преимущества вступления в НАТО, организацию которая обеспечивает мир для всех своих участников. Отношение к НАТО за это время изменилось. В 2012 году членство Украины в НАТО поддерживало 13% украинцев, а в декабре 2020-го — 41% (данные КМИС).

Однако интересно было бы узнать результаты оценки отношения к НАТО среди чиновников, отвечающих за евроатлантическую интеграцию. Тех, кто осуществлял движение к НАТО в предыдущие годы и делает это сегодня. Как они на самом деле воспринимают НАТО? От этого зависит собственно успех реформ, тщательность и настойчивость в их реализации, в частности достижение стандартов и критериев НАТО в Украине.

Нет этого ответа и у самого Зеленского

Один из руководителей областного уровня как-то заметил мне, что нет особых потребностей в информировании государственных служащих, ведь они и так все сделают, что требует закон, в частности Годовая национальная программа (РНП — укр.) сотрудничества Украины с НАТО. Но работает ли такой алгоритм? Если нет понимания и какой-то личной убежденности в важности и правильности того, что делаешь, можно ли достичь прогресса в реформах?

Читайте также на DOSSIER:  Тарана скоро отправят в отставку: Зеленский ищет замену министру обороны – Бутусов

Возможно реформы не реализовывались из-за того, что те малые и большие руководители, отвечавшие за евроатлантический курс, сами были противниками членства в НАТО, не понимали и не понимают значения и важности этого вектора для безопасности, экономики, наконец успешности государства, подыгрывают России или, по меньшей мере, недостаточно информированные о преимуществах вступления в Альянс.

Вспоминается рассказ зарубежного коллеги, который был в составе делегации НАТО на встрече в секретариате президента Украины с ответственным руководителем этого уважаемого учреждения времен Ющенко. Так он после завершения основного спича об успехах и евроатлантическом движении, в конце разговора уже не протокольно сказал, что мы (то есть украинская сторона) рассматриваем и возможность членства в ОДКБ (где Россия за главного), ведь там тоже есть какие-то преимущества. Этим нивелировалось все то, что было сказано до этого. Соответственно делегация НАТО осталась в раздумьях и в неведении, стремимся мы на самом деле быть в НАТО или только поговорить.

Другой деятель этого же учреждения, на международных конференциях и круглых столах говорил, что он не знает и не уверен, не выяснил для себя еще — нужно Украине приобретать членство в НАТО или нет. Затем этот выдающийся международник продолжил работу и в администрации президента, а теперь уже и в офисе президента Украины. Так широко он уже не высказывается, но в голове наверняка четкого ответа так и нет.

Президенты страны очевидно и не знают, какие «преданные» евроатлантисты представляли по данной теме и их позицию.

Но эти выкрутасы недалеких и непатриотичных приспособленцев теряли для всех нас время, упускалась реальная возможность достичь изменений и успеха, что и привело к слабости, к войне, к гибели тысяч людей и изгнания миллионов беженцев.

43-летний Владимир Зеленский дал интервью американскому СМИ Axios через три дня после инаугурации Джо Байдена, который уже 48 лет в политике, если считать от должности сенатора. И наш сразу как опытный, авторитетный политик, который давно в теме, объявил свой первый вопрос еще совсем новоизбранному президенту США — «Господин президент, почему мы до сих пор не в НАТО?».

Пять депутатских шагов на пути к НАТО

Безапелляционность и некоторая провокационность вопроса заключается в том, что на него никто не имеет ответа. Нет этого ответа и у самого Зеленского. Однако на всякий случай Владимир Александрович приготовил возможный вариант Байденовского ответа, чтобы службы не заморачивались: «Господин президент, мы чувствуем Украину как стратегического партнера. Мы понимаем, что Украина реально имеет сегодня мощную армию в Европе и защищает на востоке страны не только украинских граждан, но и европейских. Поэтому за мою каденцию Украина должна быть в НАТО».

Читайте также на DOSSIER:  Обещанного годами ждут. Как Кабмин выполняет свои самые резонансные обещания 2020–2021 годов

То есть по мнению наших специалистов дипломатического дела (которые очевидно готовили текст) президент США просто обязан дать твердые гарантии и пообещать за всех 30-ти лидеров стран, входящих в НАТО. Но каждая страна имеет свой голос, а консенсус формируется при поддержке всех государств.

Перманентная дискуссия идет у нас о том, что Байден не звонит Зеленскому. Возможно один из моментов — это еще изучение того все ли уголовные дела в отношении человека с фамилией похожей на фамилию президента, от которого ждут звонка, являются закрытыми из-за отсутствия на самом деле того, из-за чего их открывали.

Счастье наше, что американская государственная машина, несмотря ни на что, работает на поддержку украинского народа.

По кадрам, которые решают сегодня насущные вопросы евроинтеграции, следует отметить серьезную положительную «трансформацию» позиции министра обороны. После назначения Андрей Таран заявил 11 марта 2020 о недосягаемости в ближайшее время цели полной адаптации ВС Украины к стандартам НАТО. А уже 1 декабря 2020 он призвал послов стран-членов НАТО к предоставлению Украине Плана действий по членству в НАТО (ПДЧ).

Важно, что страна получила 12 июня 2020 статус партнера НАТО с расширенными возможностями. Украина стала одной из шести государств с таким статусом, который предоставляет стране больше возможностей для ведения диалога и развития сотрудничества с государствами-членами Альянса.

Один из элементов такого сотрудничества предусматривает обмен разведывательной информацией. Конечно в 30 стран НАТО ее больше, чем в одной Украине.

А надежной ли является украинская сторона при передаче нам конфиденциальной, разведывательной информации, можно ли нам доверять после так называемого «вагнергейта». Ведь именно после доклада в офисе президента была фактически сорвана спецоперация по задержанию «вагнеровцев». Один из фигурантов этой встречи в офисе президента, как указано в Википедии, в свое время после победы Януковича стал куратором внешних отношений Украины с Россией и участвовал в совещании Кабинета министров Украины от 21 ноября 2013 года на котором принято решение об отказе от подписания Соглашения об ассоциации Украины с ЕС. То есть часто нашим гибким госслужащим все равно — или идти в ЕС, или идти от ЕС. То же самое и с НАТО.

Читайте также на DOSSIER:  Федерация работодателей заявляет о коррупции при закупке "пакетов малыша"

Возможно поэтому мы еще не в составе этих организаций?

НАТО — это вопросы безопасности, военные, а также экономические возможности. А в этом направлении еще очень много работы — продолжение судебной реформы, избирательные законы, снижение уровня коррупции, реформа силовых структур.

Процесс достижения стандартов и критериев НАТО дает возможность нам развиваться, становиться сильнее, эффективнее, реализуя уже работающие модели. Это прежде всего нужно нам самим. Достигнув эти критерии, мы будем полностью готовы к вступлению в НАТО. И тогда при определенном удачном геополитическом моменте, своеобразном «белом лебеде», мы в какой-то степени автоматически получим этот необходимый для нашей безопасности статус государства-члена НАТО.

Сергей ДжерджСергей Джердж
Кандидат политических наук, председатель Общественной лиги Украина-НАТО