Суд или преследование?

FavoriteLoadingДобавить в избранное

Игорь КАБАНЕНКО: «В войсках очень придирчиво отслеживают процесс над генералом Владимиром Заманой, потому что линки в военной среде очень простые: это может касаться каждого, кто носит офицерские погоны»

В конце февраля этого года военной прокуратурой совместно с СБУ был задержан бывший глава Генерального штаба Украины Владимир Замана по обвинению в государственной измене. По словам главного военного прокурора Украины Анатолия Матиоса, Замана рядом своих приказов лишил Украинское государство основной ударной силы Вооруженных сил — противовоздушной обороны. 19 апреля суд в очередной раз продлил ему арест до 17 июня.

Обвинения в сторону генерала Владимира Заманы даже у рядовой общественности вызывали много вопросов. Один из них — почему по уголовному делу о госизмене с апреля 2014-го года «крайним» оказался именно Замана. При этом через целых пять лет. Странная вялость следствия и странная избирательность. Нельзя не отметить еще и то, что задержали Заману как раз во время предвыборной кампании, что, кстати, не могло не настроить генералитет против самого Порошенко. Но что бы там ни было, дело Владимира Заманы, особенно после смены власти, может пролить обществу светл на реальные события февраля 2014 года. И тогда показания конкретных людей с соответствующей доказательной базой могут обернуться уже против самого обвинения. Не потому ли так долго держат за решеткой Заману и ограничивают доступ к конкретной документации?

«МНОГИЕ ОФИЦЕРЫ И ГЕНЕРАЛЫ НЕ ПОНИМАЮТ, ЗА ЧТО И ПОЧЕМУ СУДЯТ ГЕНЕРАЛА ВЛАДИМИРА ЗАМАНУ»

Игорь КАБАНЕНКО, адмирал:

— В Вооруженных Силах Украины хорошо знают: в начале 2012 года генерал Владимир Замана получил армию с укомплектованностью боевых соединений на уровне 10-50% и со сроком готовности к боевому применению 6-12 месяцев, крайне заниженными запасами горючего для ведения операций и огромными проблемами с исправностью вооружения и военной техники. В то же время существовал огромный комплект органов управления и структур обеспечения с непонятными задачами, например, боевым использованием одной из боевых бригад, которая была укомплектована всего на 16%,  руководили 4 органа управления. Почему так произошло? Потому что законами Украины ежегодно определялась численность Вооруженных Сил Украины — каждый год она снижалась (!), в то же время уменьшался бюджет обороны — его хватало лишь на удовлетворение минимальных потребностей по содержанию Вооруженных Сил, то есть проедание. Хорошо помню, какие именно всесторонне обоснованные цифры потребностей армии предоставлялись Генштабом в правительство в рамках бюджетного планирования — ни разу они не были удовлетворены, процент бюджетного обеспечения составлял не более 33-35% от минимальной потребности…

 Какой выход? Наблюдать за стагнацией национальной армии в условиях хронического недофинансирования его потребностей, ожидая манны небесной относительно их удовлетворения, или качественно трансформировать Вооруженные Силы Украины для обеспечения готовности адекватно реагировать на угрозы национальной безопасности Украины в военной сфере, в первую очередь на ранних стадиях их возникновения? Специалисты по кризисному реагированию хорошо понимают спектр возможностей нейтрализовать, локализовать и ликвидировать вооруженный конфликт адекватными действиями именно на ранней стадии его возникновения, не ожидая перерастания кризиса в масштабное вооруженное противостояние. Подъем по тревоге частей боевого состава с целью проверки уровня боевой готовности показал реальную глубину проблем — было принято решение сформировать качественные, укомплектованные и подготовленные к боевым действиям стратегические группировки Вооруженных Сил Украины в составе Сил немедленного реагирования и Сил быстрого реагирования с возможностью их пополнения Силами резерва.

 Важно отметить, что генерал Владимир Замана не вытаскивал идею из воздуха — он провел ряд встреч с руководством военной организации НАТО, были активизированы существующие на то время форматы военного партнерства Украина-НАТО и добавлены новые. На базе Национального университета обороны Украины была проведена мощная научно-практическая конференция Украина-НАТО  на тему «Современные тенденции трансформации вооруженных сил и опыт по внедрению странами Центрально-Восточной Европы евроатлантических стандартов». Хотел бы напомнить, что именно благодаря усилиям Владимира Михайловича флагман ВМС Украины фрегат «Гетман Сагайдачный» был направлен для участия в операциях НАТО и ЕС в районе Африканского Рога. Кстати, этот фрегат сохранен для Украины именно благодаря участию в упомянутых операциях НАТО — он не был захвачен в Севастополе и после участия в операциях НАТО и ЕС прибыл в Одессу.

Читайте также на DOSSIER:  Земельный вопрос станет турбодрайвером тысяч конфликтов между украинцами

 То есть многие офицеры и генералы не понимают, за что и почему судят генерала Владимира Заману — они знают и помнят, что именно он делал и чего требовал от войск, видят несоответствие политических оценок реальным его действиям и вкладу в построение эффективной обороны государства. Будьте уверены: в армии очень придирчиво отслеживают этот процесс, потому что линки в военной среде очень простые: это может касаться каждого, кто носит офицерские погоны. В то же время офицеры с опытом помнят оборонные уроки новейшей истории Украины: если победы — то это политиков, если поражения — то это военных. Хотя в действительности поражения довольно часто имели место из-за непрофессиональных политических решений или отсутствия таковых вообще именно тогда, когда ситуация требовала этого. К величайшему сожалению, это один из неизученных уроков новейшей истории Украины.

 Следует напомнить, что в 2014 году ряд опытных генералов попали под автоматическую «политическую люстрацию», то есть без каких-либо расследований — виновен и все, потому что так определил закон. Хотел напомнить — проект Закона Украины «Об очистке власти» был обнародован 24 июля 2014 года, принят Верховной Радой Украины — 31 августа 2018 года.  То есть генералитет знал, что готовятся немотивированные политические преследования против военных, которые по действующему законодательству Украины не должны быть политиками или политическими назначенцами. Все это происходило в горячие времена — не буду напоминать трагические события на Донбассе, которые произошли в этот период, — они еще свежи в памяти.  Венецианская комиссия жестко раскритиковала Украину за данный Закон, попрание неотъемлемых прав гражданина, в первую очередь презумпции невиновности, так как вина должна быть доказана в каждом частном случае, обеспечено право на обжалование в суде и т.п.

 Потом была отработка «назад» — 27 января 2015 года Верховная Рада позволила Президенту Украины отменять люстрацию военных и силовиков. За всеми этими политическими «процедурами» были потеряны драгоценное время и возможности, добавляя слабости системе обороны государства. Конечно, опытные офицеры умеют сжимать зубы и все равно служить ратному государственному делу — этому их научили десятилетия службы и жизнь. Но риторический вопрос к читателю в связи с этим: положительно ли психологически влияли на высшего офицера «люстрация» без какого-либо расследования и судебного решения, а через несколько месяцев его возвращение на военную должность с оставлением в личном деле штампа «люстрирован по закону Украины «Об очистке власти»? И как вычеркнуть из памяти такую «благодарность» власти за безукоризненную службу? Не считайте, что «процесс» над Заманой является чем-то иным — он в этом же ряду, добавляя никак не силы, а слабости системе…

 …Во время Первой мировой войны Черчилль считал Турцию слабым противником, «даже слабее, чем россияне» и настаивал на проведении в 1916 году Дарданелльской операции — кровавая битва в Галлиполи показала, что он серьезно ошибся. Для Гитлера в 1941 году СССР выглядел слабым из-за уничтожения репрессиями высшего командного состава РККА и РККФ, именно это спровоцировало нападение третьего рейха. В этом контексте один из важных уроков: не следует провоцировать врага слабостью, потому что сила все равно себя проявит, но наихудшим вариантом этого прояления является война — она никогда не прощает ошибок…

Читайте также на DOSSIER:  Земельный вопрос и тревожные предчувствия

«Я НЕ ИСКЛЮЧАЮ БАНАЛЬНУЮ ОБИДУ И ЛИЧНУЮ МЕСТЬ»

Нато ДВАЛИ, журналист:

— Занимаясь «делом Заманы», я хочу объяснить, что это дело «шито белыми нитками». Но есть определенный уровень, которого нужно придерживаться даже в чисто процессуальном смысле. Был ряд интервью, которые, по нашей информации, вызвали недовольство в украинской провластной верхушке. У меня много версий относительно этого, но я вижу, что общество очень напряжено. Когда я интересовалась, почему дело Заманы возникло в настоящий момент, то не могла окончательно добиться конкретного ответа. Они же не могли не понимать, что накануне выборов этот процесс будет не на пользу власти. Потому что ребята, которые находятся в окопах и прошли пять лет войны, Заману очень хорошо знают. Простите, он на фронте с ними по земли на животе прополз. Это не «паркетный генерал», который при этом очень квалифицированно объяснял уважаемым советникам НАТО ситуацию в зоне АТО. В частности, он им показал доклад уже начала 2014 года, который переломил ситуацию в среде американских военных и политических кругов по Украине и вводу следующих санкций против РФ. Я одного из таких экспертов спросила о том, что США серьезно изменили политику относительно РФ после факта уничтожения Малайзийского боинга. Он ответил, что нет — политика изменилась именно после упомянутого доклада Заманы про реально положение вещей по оккупации украинских территорий.

Что еще у меня вызывает сомнения. По словам процессуального руководителя, заместителя Матиоса Виктора Кароля, который в настоящий момент представляет обвинение в суде против Заманы, было озвучено одно общее дело по снижению боеспособности, потере Крыма. По нему уголовное производство было открыто 24 апреля 2014 года. Выходит, что из этого одного большого дела подозрение вынесли после пяти лет 25 февраля 2019 года только бывшему начальнику Генштаба Владимиру Замане.

Дальше процессуальные моменты. С того момента Замане несколько раз выносили меру пресечения. Один на месяц — под первый тур выборов. Другой судья опять вынес меру пресечения ровно на месяц под второй тур выборов. И теперь, когда прошел второй тур выборов, для людей, которые приходят в суд, есть надежда что Заману отпустят. Хотя бы не будут держать под стражей. Замана сам сказал, что если бы ему не приходилось сидеть в СИЗО, то у него была бы возможность доказать, в чем заключается ложь прокуратуры. А так он даже не может полноценно защищаться.

В апелляционном суде (причем коллегия судей была достаточно адекватной) начали расспрашивать прокуратуру о том, что если пять лет длится уголовное производство, то кому еще вынесли подозрение? Прокурор ответил, что Замана первый. Потом оказалось, что один из судей — бывший военный прокурор и он понимает, что дело сомнительное. И когда военная прокуратура услышала, что апелляция по второй мере пресечения может вынести решение не в их пользу, она начала вести себя достаточно вызывающе. Она сделала все, чтобы Замана не оказался на свободе. И такая потасовка была четверо суток подряд. Закончилось тем, что 18 апреля суд постановил держать Владимира Заману под стражей до 17 июня включительно. Для чего нужны такие переносы и зачем прокуратуре понадобилось два месяца ареста? А потому, что есть информация, что Заману могут вывезти вроде бы на «сердечную» беседу с прокуратурой. Вероятно, его будут «ломать» с целью пойти на соглашение со следствием.

Моя личная оценка, почему Заману начали преследовать в начале февраля. Из своих источников я знаю, что в упомянутом подозрении были два лица — не только Замана, но и адмирал Игорь Кабаненко, который был когда-то заместителем Заманы. В первом моем интервью с Заманой он мне объяснил, что они вместе и Игорем Кабаненко в августе 2013 года нашли на дне Черного моря секретный российский буй. Таким образом они сорвали операцию России. Для чего нужен буй? У каждого корабля свой шум двигателя. Это уникальный звук, как отпечатки пальцев. Чтобы не было случайных попаданий торпед, у каждого корабля фиксируется свой уникальный звук. Все эти буи регистрируются странами. Но был российский буй, который нигде не зарегистрирован. Выходит, что Владимир Замана и Игорь Кабаненко не только нашли этот буй, но и разработали план по его изъятию. Но в начале спецоперации буй исчез. Это говорит о том, что была утечка информации из Генштаба россиянам и они после этого этот буй изъяли. Именно после этого началось огромное давление на Заману. На него открыли уголовное производство, состоялись обыски. Замана говорит о том, что это впервые в Генштабе провели обыски. Уголовное производство открыли, в частности, и против Кабаненко, ему пришлось уволиться. То есть давление было очень мощным. Янукович негодовал. Вероятно, было сорвано что-то очень серьезное и ему дали в России «по голове». Так как в обвинении Заманы не было никаких признаков вовлечения его в какие-то коррупционные дела (проверили все счета), то они обвинили его в государственной измене — якобы бы он работал на иностранную разведку. В результате доказать обвинение ничего не может, и они написали, что мотивацией государственной измены было поднятие по карьерной лестнице. Но по такой мотивации тогда можно вынести подозрение и Виктору Муженко, и кому угодно.

Читайте также на DOSSIER:  Земельный вопрос станет турбодрайвером тысяч конфликтов между украинцами

Кроме того, я знаю, что несколько серьезных штабов хотели на выборы получить себе в список Заману и Кабаненко. Это были не «региональные», но оппозиционные к власти силы. Одной из версий есть то, что Порошенко вместе Турчиновым последовательно «выбивали» любого кандидата, который в течение последнего времени получал какие-то рейтинги.

Еще одно, но, опять же, это моя личная оценка. Что после первого интервью Заманы, которое он мне дал, и особенно после второго интервью «о мокрых штанах» соответствующие мотивы обиды появились у пана Турчинова. Потому что в первом интервью Замана рассказывал о Крыме еще до «референдума», о том, как он докладывал ситуацию, как требовал послать в Крым спецназ, где уже была подготовлена соответствующая группа для перекрытия перешейков. В то время в Верховной Раде по квотам делили портфели. Во втором интервью он рассказал о показаниях в суде по Януковичу, где он подтвердил ситуацию по Крыму. Видно, что эти показания очень оскорбили Турчинова, потому что когда он так же пришел в суд и давал показания, то как-то эмоционально реагировал на Заману и сказал, что последний сейчас такой герой, а тогда он сидел «с мокрыми штанами». Поэтому я не исключаю банальную обиду и личную месть.