Реформаторы в «лесотень» не ходят

Реформаторы
FavoriteLoadingДобавить в избранное

Имитируя реформу, чиновники создают очередную монополию и заставляют цены расти.

Министерство защиты окружающей среды и природных ресурсов объявило о реформе так называемого рынка необработанной древесины (на самом деле речь идет о рынке продукции лесозаготовок). Новые правила заставляют лесохозяйственные предприятия (продавец) и деревоперерабатывающие (покупатель) торговать только через систему «Prozorro. Продажи». Ее электронная площадка становится монопольной «крышей» реализации лесоматериалов. Тех, что остаются после масштабных незаконных рубок, лесных пожаров и спиливания колод самими лесхозами. Зато сегмент нелегального оборота леса министерские чиновники не трогают.

Утопия и популизм

Впечатляющий размах нелегальных рубок, разоблаченных, например, в Закарпатской, Волынской, Харьковской областях (ZN.UA от 19 июля 2019 года «Под чьей «крышей» работают черные лесорубы»), свидетельствует, что для реального показателя ежегодной лесозаготовки ее официальную цифру в 19,6 млн кубических метров надо умножить хотя бы на пять.

«Мы не знаем, сколько на самом деле заготавливают леса, потому что у нас есть теневой рынок», — откровенно признает первый замминистра защиты окружающей среды и природных ресурсов Богдан Боруховский, расписываясь тем самым в невозможности своего министерства защитить природный ресурс и заставить подчиненное ему Государственное агентство лесных ресурсов Украины (ГАЛРУ) положить конец массовому расхищению леса.

Теневой рынок в каких-либо реформах, конечно же, не нуждается. Так что исполнительная власть взялась наводить порядок на рынке легальном. «Ко мне приходят деревопереработчики и жалуются, что не могут приобрести у лесхозов древесину, потому что там уже налажены поставки, — объясняет Богдан Боруховский. — Поэтому мы вводим в стране единую торговую систему национального масштаба, где каждое предприятие сможет зарегистрироваться и иметь свободный доступ к сырью».

Свободный доступ всех желающих к продукции лесозаготовок и стопроцентное обеспечение ею всех деревопереработчиков — это утопия и популизм. Объем лесоматериалов (на рынке легальном) строго ограничен документами лесоустройства. Они определяют каждому лесхозу отдельно, сколько он может в год изъять древесины из лесной экосистемы, не нанося ей вреда.

К тому же деревоперерабатывающие предприятия конкурируют между собой не за обезличенный куб, а за пиловочник, фансырье или техсырье определенных древесных пород в зависимости от того, под что заточены их производственные линии. Кто-то всегда будет недоволен — ценой или нехваткой на рынке нужного ему сортимента. Сегодня, например, продолжаются баталии за дуб высших классов качества. Стоимость кубометра превышает 30 тыс. грн. Резкий скачок цен наблюдается в продажах ликвидных лесоматериалов других пород. Хотя еще не так давно участники рынка отмечали его неслыханное падение.

Часто бывает так, что в убытке оказывается как раз лесхоз, когда на лесоматериалы нет покупателей. Ведь работа деревообработчиков и мебельщиков зависит, в свою очередь, от рынка спроса на их изделия. Если нет спроса на доску, черновую мебельную заготовку или мебель, то нет необходимости покупать лес у гослесхозов.

Сначала следует разобраться с ГАЛРУ

Традиционно из уст реформаторов системы продаж колод звучит тезис о том, что, дескать, добросовестной конкуренции на рынке лесоматериалов мешает его непрозрачность и недоброчестность: не идентифицированы все покупатели-деревопереработчики, продукцию лесхозов покупают спекулянты, а ее стартовые цены завышены в несколько раз, отсутствуют планирование и учет заготовленной древесины.

Однако все без исключения производственные операции со стороны продавцов колод, гослесхозов, находятся под жестким контролем Гослесагентства и не должны быть секретом. Государственные лесохозяйственные предприятия регулярно отчитываются ГАЛРУ и его структурным подразделениям — областным управлениям лесного хозяйства об объемах продажи заготовленной ими древесины в кубометрах и гривнях: кому, сколько и на каких условиях.

И если, по словам Богдана Боруховского, на рынке древесины происходят сумасшедшие злоупотребления, а прямые договоры между гослесхозами и деревопереработчиками — это сплошные коррупционные договоренности, то спрашивать надо прежде всего с Гослесагентства. Получается, что его специалисты либо неспособны проанализировать работу подчиненных им лесхозов и областных управлений лесного хозяйства, либо, вероятно, крышуют их коррупционные схемы, о которых говорит министерство. В обязанности ГАЛРУ входит также обеспечение объективной стартовой цены лотов, выставленных лесхозами на продажу.

Кто вообще когда-то предметно анализировал и оценивал работу этой отраслевой управленческой структуры с безграничными полномочиями пользоваться национальным лесным ресурсом, которая давно превратилась в бизнес-офис торговли лесом по-белому и по-черному? Никто и никогда. А без этого фрагментарные административные изменения площадки торговли напоминают перестановку кроватей в известном анекдоте.

Конечно, на рынке лесоматериалов не без проблем. Но более-менее стабилизировавшаяся в последние годы робота товарных бирж, действующих в каждой области, наличие большой сети электронных торговых сервисов позволяют лесоводам, деревопереработчикам и мебельщикам без лишних хлопот найти друг друга и нужный товар. Окончательную цену кубометра определяет соотношение предложения и спроса, в том числе при прямых поставках, по которым сегодня лесхозы продают половину своей лесопродукции.

«Так торгуют лесом все страны, — объясняет доктор технических наук, профессор Национального лесотехнического университета (г. Львов) Орест Кийко. — Контрактование необходимого объема лесосырья — гарантия постоянной работы предприятий по обработке древесины. Это и есть эффективная поддержка отечественного товаропроизводителя».

«Никаких региональных бирж, а тем более никаких прямых договоров, — сказали в Министерстве окружающей среды. — Все 100% лесозаготовки пойдут через систему «Prozorro. Продажи».

Даровой барыш монополисту

«Мы еще не оценивали риски такой реформы, какие-либо документы о новациях на рынке древесины до нас не доходили. Но мы должны это сделать, поскольку ГП «Prozorro. Продажи» становится на нем стопроцентным монополистом», — отмечает начальник отдела рынков Антимонопольного комитета Украины Юлия Король.

Почему вообще Министерство защиты окружающей среды уделяет такое внимание колодам? Ведь это — продукция промышленной деятельности лесохозяйственных предприятий, а не «природный ресурс, который находится в собственности народа Украины», как указано в сопроводительных документах к законопроекту №4197-1 «О рынке древесины», разработанному по инициативе экологического министерства и одобренному на днях в комитете по вопросам экологической политики и природопользования Верховной Рады.

Пока что лесхозы обязаны (в рамках эксперимента, продолжающегося уже более года) выставлять на «Prozorro. Продажи» 25% своей продукции (а весь объем — только через электронные аукционы).

«Это какая-то странная традиция в лесохозяйственном комплексе — экспериментировать без объективного обоснования действий и ясной конечной цели сразу в национальном масштабе над важной отраслью экономики страны, где задействовано большое количество промышленных предприятий, — отмечает участник правительственной рабочей группы по вопросам реформирования подходов к управлению лесными ресурсами Даниил Маландий. — Показательный пример — известный приказ №42 Госкомлеса времен его руководителя Виктора Сивца. В 2007 году Госкомлес (переименованный позже в ГАЛРУ) волевым решением заставил лесхозы реализовывать необработанную древесину через аукционы. А в 2018 году судебным решением приказ был отменен как незаконный, поскольку ограничивал лесохозяйственным и деревоперерабатывающим предприятиям свободу предпринимательской деятельности. Десять лет отрасль работала по незаконному нормативно-правовому акту. И вот центральная власть снова наступает на ту же бензопилу, выдумывая какие-то сомнительные эксперименты там, где есть все предпосылки для нормальной работы на уже существующем базисе».

«Первые же торги подтвердили наши наихудшие прогнозы, — говорится в обращении в Министерство окружающей среды ассоциации предприятий деревоперерабатывающей и мебельной отраслей Львовской области. — Prozorro и его торговые площадки исправно выставляют предприятиям счета за регистрацию, за процент от продажи лотов и прочие, иногда надуманные, платежи. Стоимость таких услуг в десятки раз больше, чем на региональных биржах. При этом деревопереработчики имеют возможность лишь провести регистрацию и поторговаться за лот, без гарантии получить товар. Нам создают монополию посредника без каких-либо обязанностей и ответственности».

Зато этот посредник монопольно получит гарантированный куш от продавцов и покупателей с ежегодной реализации на внутреннем рынке 20 млн кубометров лесоматериалов. Глава комитета деревообрабатывающей и мебельной отрасли Европейской бизнес-ассоциации Богдан Цуприк на одном из мероприятий, посвященном обсуждению указанного законопроекта, подчеркнул, что только комиссия на монополизированных аукционах обойдется участникам торгов в дополнительные 8 млн грн в год. Фактически выброшенных на ветер. Это еще больше поднимет стоимость древесины и негативно скажется на деревообрабатывающей отрасли, прежде всего на малом бизнесе.

Обратный отсчет для его представителей уже начался. «По всей стране массово закрываются малые и средние деревоперерабатывающие предприятия. Это экономическая и социальная трагедия для их работников, для многих районов страны, в частности для горных Карпат, — отмечает профессор Орест Кийко. — Причин этому много. Лесохозяйственный и лесопромышленный комплексы неразрывны между собой. Они объединяют важные для государства экономические, социальные, экологические аспекты и давно нуждаются в системных реформах. Вопрос продажи древесины вообще не первоочередной, тем более если его стараются решать без учета экономических, производственных требований. Убежден, ситуацию изменит к лучшему создание совета лесного сектора при Кабинете министров. Это будет совещательный орган, в который войдут специалисты из всех сфер, имеющих отношение к лесу. Совет лесного сектора обеспечит наработку конструктивных предложений, законодательных инициатив, исполнительных решений, которые будут способствовать эффективному развитию всего лесного сектора на основе учета национальных интересов в парадигме постоянного развития».

  • Светлана Исаченко