Распродажа начинается. Какие риски и перспективы открывает Большая приватизация

FavoriteLoadingДобавить в избранное

Парламент разблокировал проведение Большой приватизации. Первые предприятия могут продать уже в 2021 году. В таком случае в госбюджет поступит порядка 9 млрд грн.

В конце марта народные депутаты проголосовали за прекращение моратория на проведение Большой приватизации, который они вводили весной 2020 года из-за пандемии COVID-19. Всего в списке Фонда госимущества 23 объекта государственной собственности, которые планируется продать на открытых торгах. В Фонде считают, что в целом в текущем году в госбюджет от приватизации поступит 12 млрд грн, из которых 9 млрд грн — от продажи предприятий из списка Большой приватизации.

«Мы ожидаем, что уже летом сможем провести аукционы по приватизации «Объединенной горно-химической компании» и «Первого киевского машиностроительного завода» («Большевик»). На этих предприятиях работают инвестиционные советники, подготовка [к приватизации] находится на завершающих этапах. Аукцион по приватизации «Президент-Отеля» ожидается в III квартале 2021 года. Это будут первые предприятия Большой приватизации за последние 15 лет со времен «Криворожстали», — заявляют Фокусу в Фонде госимущества. Реализация этого плана выглядит перспективной, учитывая заявления премьер-министра Дениса Шмыгаля о том, что приватизации быть, а в 2021 году в рамках Большой приватизации продадут шесть крупных предприятий.

Впрочем, у подобных планов есть риски, и из запланированных 12 млрд грн в реальности государство может выторговать лишь несколько сотен миллионов.

«Нужно учитывать пандемию, которая может разгореться в Украине с новой силой, разногласия между правительством и парламентским большинством (программа правительства не утверждена), а также сильное противодействие прозрачной приватизации со стороны всех возможных групп влияния», — отмечает Богдан Прохоров, экономист Центра экономической стратегии.

Старые планы

Наполеоновские планы по приватизации госимущества у правительства Украины были и прежде. Например, правительство Владимира Гройсмана собиралось в 2016 году получить не менее 17,1 млрд грн, но за год продало лишь на 187,5 млн грн — это 1,1% от запланированного. Небольшой прорыв в приватизационном вопросе случился в 2017-м, когда при плане 17,1 млрд грн госбюджет получил 3,37 млрд грн, то есть план выполнили на 19,7%. Однако в 2018 и 2019 годах приватизация сошла на нет. В 2018 году планировали продать на 21,3 млрд грн, а в 2019-м — на 17,1 млрд грн. Реальные поступления, согласно данным ФГИУ, — 268,65 млн грн и 546,8 млн грн соответственно. Иными словами, несмотря на многочисленные заявления чиновников и политиков, составление списка подлежащих приватизации предприятий, проведение огромной работы по упорядочиванию данных о госимуществе, смене менеджмента на гос­предприятиях, приватизация шла слабо.

Успех приватизации зависит, кроме прочего, от судебной системы —открытые по многим госкомпаниям дела попросту блокируют запуск их продажи

Этому есть объяснение. Прежде всего — громоздкая бюрократическая машина, когда разные госпредприятия находятся в управлении различных министерств и ведомств и передача предприятий ФГИУ затягивается на месяцы и даже годы. Например, в отчете Счетной палаты о результатах деятельности Фонда госимущества в 2017 году указывается на то, что Мин­агрополитики, Минэкономразвития, Мининфраструктуры, Минэнергоугля, Укравтодор, нарушая Закон Украины «О приватизации госимущества», не передали ФГИУ функции по управлению предприятиями, которые будут приватизированы. «Установлено, что уполномоченные органы управления определенное к приватизации госимущество передавали в органы приватизации со значительным опозданием или вообще не передавали, что делало невозможным выполнение задания по поступлению средств в госбюджет», — говорится в отчете.

Читайте также на DOSSIER:  Шмыгаль рассказал, что обогатит Украину

Среди причин, которые тормозили приватизацию в последние пять лет, эксперты называют также слабую заинтересованность со стороны правительства и политических кругов и недостаточную компетентность Фонда гос­имущества.

«Прошлое руководство ФГИ не было заинтересовано в приватизации. Это особенно заметно сейчас — на контрасте с менеджментом Фонда, который сместил фокус с управления активами и оценочной деятельности на прозрачную приватизацию и аренду. Ранее, несмотря на новое законодательство, ФГИ не был драйвером приватизации. Эта функция Фонда была размыта более коррупциогенными: оценкой, арендой и управлением корпоративными правами. Сейчас, с приходом нового менеджмента, Фонд вернулся к той деятельности, ради которой его создавали, — приватизации», — отмечает Богдан Прохоров. По его словам, после смены руководства в ФГИ привлекли профессионалов с целью повысить эффективность всех процессов: максимальный переход к электронному документообороту, наполнение новым смыслом реестра госсобственности, законодательные инициативы.

Завод "Большевик" входит в ТОП-3 объекта начинающейся Большой приватизации
Завод «Большевик» входит в ТОП-3 объекта начинающейся Большой приватизации
Фото: УНИАН

Еще одним стоп-фактором для приватизации эксперты называют коррупционные схемы, при которых менеджмент госкомпаний помогает зарабатывать на госсобственности крупному частному бизнесу, реализуя его задачи, а не задачи государства. По мнению Тимура Бондарева, управляющего партнера, руководителя практики недвижимости и строительства АО Arzinger, заморозка приватизации в 2020 году произошла именно по причине незаинтересованности в продаже госкомпаний со стороны бизнес-групп.

«Основной причиной для заморозки Большой приватизации были интересы отдельно взятых бизнес-групп, которые, понимая, что их монополия подходит к концу, предпринимали все усилия и применяли все возможные аргументы для того, чтобы как можно дольше сохранить влияние относительно активов», — считает Бондарев.

В Фонде госимущества подтверждают, что проблема напрямую связана с группами влияния.

«Говоря об отсутствии Большой приватизации в прошлые годы, нужно понимать, что такие активы являются объектом интересов различных групп влияния, которые привыкли за счет налогоплательщиков и государства обеспечивать собственные финансовые интересы. Поэтому отсутствие приватизации непрофильных государственных активов, которые не являются стратегическими, можно объяснить в первую очередь отсутствием политической воли. Сегодня такая воля есть — об этом свидетельствуют не слова, а реальные действия. Даже во время запрета на проведение аукционов Большой приватизации Фонд госимущества организовал подготовку, работу приватизационных советников и стабилизацию этих активов, что приводит к увеличению их стоимости», — отметил заместитель главы ФГИУ Тарас Елейко.

Новые перспективы

В 2020 году, как уже было отмечено, Большая приватизация была заморожена по причине пандемии. Хотя ранее планировалось привлечь в госбюджет от приватизации 12 млрд грн, итоговая сумма в 2020 го­ду — 1,8 млрд грн. Большая часть (1,1 млрд грн) — поступление от продажи киевского ­отеля «Днепр».

Читайте также на DOSSIER:  Более 100 аукционов запланировано в Украине на май-июнь в рамках большой и малой приватизации - замглавы ОП

«Это результат комплексной работы по приведению данного объекта в нормальное состояние. Официально отель за год зарабатывал на уровне аренды двухкомнатной квартиры в Киеве. Поэтому Фонд при поддержке международных партнеров организовал проведение финансового, юридического и технического аудита этого актива. Была восстановлена вся документация, проведена коммуникативная работа с потенциальными инвесторами и предоставлена исчерпывающая информация об объекте. 29 участников соревновались за право собственности на открытых торгах, которые повысили цену до 1,1 млрд грн», — сообщил Тарас Елейко.

Одним из стоп-факторов приватизации являются схемы, при которых менеджмент госкомпаний помогает зарабатывать на госпред­прия­тиях частному бизнесу, а не акционеру в лице государства

В списке Большой приватизации сегодня 23 предприятия, общая сумма поступлений в госбюджет при условии проведения по ним прозрачных аукционов может превысить $1 млрд. Среди перспективных объектов, в которых заинтересованы как украинские, так и иностранные инвесторы, — Объединенная горно-химическая компания (ОГХК), Запорожский титано-магниевый комбинат, «Президент-Отель» и др.

«Кроме ОГХК и «Большевика», в этом году рассчитывают продать «Президент-Отель» в Киеве и начать подготовку к продаже обл­энерго. Мы не только получаем обращения от потенциальных покупателей, но проводим проактивную работу в направлении коммуникации с потенциальными инвесторами, предоставляем информацию об активах и консультируем по процедурам. ОГХК интересовались 16 потенциальных инвесторов, из которых 13 — зарубежные», — отметил Тарас Елейко.

Несмотря на позитивный настрой, у реализации Большой приватизации немалые риски. Как отмечают эксперты, у каждого предприятия есть скелеты в шкафу. Речь идет о факторах, которые могут повлиять как на процесс продажи активов и их итоговую стоимость, так и в целом на возможность их продать. Среди них — долги госкомпаний, а также судебные дела, препятствующие приватизации.

Например, если говорить о предприятии «Азовмаш», которое в списке Большой приватизации: Хозяйственный суд Киева в начале 2019 года признал завод банкротом и разрешил ликвидацию. По «Сумыхимпром» (тоже из списка) с 2015 года идут суды — предприятие проходит процедуру санации, а ФГИ регулярно проигрывает в судах попытки закрыть дело о его банкротстве.

"Президент-Отель"
«Президент-Отель» в деловом центре Киева тоже входит в список Большой приватизации

У других компаний, на первый взгляд более благополучных, тоже проблемы.

«Одесский припортовый завод» — предприятие, которое ранее имело исключительные преференции: удачное расположение, хорошую инфраструктуру, современное оборудование. Оно из флагмана химической промышленности превратилось фактически в банкрота, так как ввиду участия в непрозрачных схемах производства продукции на давальческих условиях накопило огромную задолженность за газ. На данном этапе проблемы задолженности не решены, риски ее взыскания сохраняются и единственным форматом работы предприятия остается давальческая схема. В той или иной степени можно найти обстоятельства, которые помешали приватизировать и другие крупные госпредприятия», — рассказывает Сергей Тащи, адвокат, советник АО GORO legal. Даже такой лакомый объект, как расположенный в центре столицы «Президент-Отель», эксперты считают не самым простым для успешной приватизации.

Читайте также на DOSSIER:  Абсолютное большинство украинцев выступают против продажи земли и за референдум - социолог

«Президент-Отель» может отпугнуть инвесторов: он в аренде у частной компании до 2034 года, а туризм сейчас переживает не лучшие времена», — отмечает Богдан Прохоров.

Мечты и реальность

Эксперты уверены: если ФГИ и его новый руководитель Дмитрий Сенниченко продолжат политику максимальной прозрачности и конкурентности, то шансы и выгодно продать госкомпании, и увидеть в финале аукционов интересных иностранных игроков есть. Хотя, по мнению Тимура Бондарева, инвесторов могут отпугнуть украинские реалии и фактическое отсутствие верховенства права. С Бондаревым согласен Андерс Аслунд, аналитик Atlantic Council.

«В Украине нет верховенства закона, поскольку суды явно коррумпированы. Чтобы защитить свою собственность в Украине, нужно быть украинским олигархом. В этих условиях я был бы очень удивлен, если бы серьезные иностранные компании решились на Большую приватизацию», — отметил Аслунд.

Дмитрий Сенниченко
БУДУТ ПРОДАВАТЬ. Нынешний глава ФГИУ Дмитрий Сенниченко выступает за проведение Большой приватизации, а ее разблокировку называет проявлением политической воли
Фото: УНИАН

Еще один риск — организация продаж госпредприятий «под покупателя».

«Так как очень часто в приватизацию могут вмешиваться те или иные группы влияния, то есть риски, что условия конкурсов выпишут под конкретных покупателей. Надеемся, что ФГИ обеспечит прозрачность проведения конкурсов и равноправие участников. Это в интересах государства, так как все выявленные нарушения приведут к оспариванию результатов торгов, судам и не дадут возможность получить максимальный эффект от приватизации», — объясняет Сергей Тащи.

Важно и то, как именно государство будет защищать нового владельца уже после приватизации.

«Даже если реальные инвесторы смогут выиграть соответствующие конкурсы, есть масса сомнений, насколько быстро и эффективно они смогут войти в права собственников и в дальнейшем управлять активом. Именно на этапе операционного менеджмента и получения операционного контроля начинаются самые интересные нюансы — старый менеджмент, ручные профсоюзы, правоохранительные, равно как и десятки иных контролирующих органов, суды, фактически контролируемые местными бизнес-группами, точно помогут новому инвестору в полном объеме получить «удовольствие» от удачной покупки и заставят задуматься относительно целесообразности дальнейшего инвестирования в Украину», — заключает Тимур Бондарев.