Психбольницы закрываются? В чем суть реформы психиатрии и что настораживает

реформы психиатрии

Реформа медицины коснулась в том числе и психиатрии. Говорят, что психдиспансеры будут закрывать, а людей с нездоровой психикой никто не будет лечить. Насколько это отвечает действительности?

Опасность социальных болезней

Врачи-психиатры с большим опытом – не в восторге от изменений.

«Я много лет своей жизни посвятил организации психиатрической помощи и сердце разрывается от того, когда вижу, что все это у нас сейчас разрушается. К сожаленью, НСЗУ (Национальная служба здоровья Украины – ред.) не «видит» психиатрию, она у них падчерица, Золушка. С экранов телевизора нам еще показывают отличную Винницкую психбольницу им. Пирогова, и в Тернополе прекрасная больница, там кафедра медуниверситета. Есть такие хорошие больницы пока еще во многих городах. Но все идет к тому, что психдиспансеры будут закрываться. Они станут филиалами или составными частями многопрофильных больниц. Будут создаваться объединения, в которые войдут и стационар, и поликлиническая служба. Экономия будет за счет админаппарата. 22 года назад я создал первое в Украине психоневрологическое медобъединение, объединив в нем психиатрическое и наркологическое областные учреждения. До реструктуризации там было два главврача и 8 замов у них, а остался один генеральный директор и его 4 зама. Кроме того, еще сократили и другие единицы, которые дублировали друг друга. Это была ощутимая «оптимизация», в ней был смысл. И на лечебный процесс она не повлияла», — говорит известный психиатр, заслуженный врач Украины, генеральный директор Киевского областного психиатрически-наркологического объединения Геннадий .

Сейчас же, считает доктор, дело не только в объединении, а и в значительном изменении алгоритма лечения. В частности, у нас ликвидировали уже участковых психиатров. Это произошло еще до старта реформы. Были районные психиатры и участковые, и с ними работали медсестры. Они периодически ездили по селам вместе с другими специалистами и осматривали местных жителей. Сейчас же нет института участковых. Врач ждет, пока больной придет к нему сам. Вместе с тем, сейчас у нас появились мобильные мультидисциплинарные психиатрические команды, куда входит врач, медсестра и социальный работник. Вот они могут выезжать в глубинку для предоставления помощи.  Такие бригады есть и за границей. Но там и хорошие дороги, и нормальная обеспеченность транспортом, и высокие зарплаты. Да и населенные пункты вроде бы не так разбросаны, как у нас. Может быть, и у нас со временем это приживется. Но пока эти поездки будут очень сложными. Если медики туда и доедут, то встретят людей, которые 10-летиями не обращались к психиатру, с запущенными заболеваниями. Если раньше их направляли к психиатру или наркологу и местная власть, и милиция, и общественность, то сейчас к таким людям ни у кого нет дела. А сами они вряд ли поедут лечиться.

Читайте также на DOSSIER:  Бюро экономической безопасности может превратиться в мощный и нужный правоохранительный орган: что для этого нужно

«Еще в 2019 году в женском отделении у нас было 40 больных, а в двух мужских, соответственно – по 50 и 60. Сейчас женское отделение – на ремонте, а в мужских – всего по 15-20 пациентов. Это при том, что в селах у нас есть немало людей с алкоголизмом, много, в том числе, и женщин. А это социальная болезнь. Если она не лечится, общество деградирует. Рушатся семьи, употреблять спиртные напитки начинают даже подростки. НСЗУ выделяет определенные суммы на лечение больных в стационаре, но они достаточно скромные, даже если у человека есть сопутствующая болезнь, например, насморк, и то не за что будет его вылечить. Есть и сроки пребывания в стационаре, в которые не всегда можно уложиться, чтобы вылечить пациента. А ведь психические болезни – на третьем месте по распространению в мире после рака и сердечно-сосудистых. К тому же психиатрия, алкоголизм и наркомания, а также венерические заболевания и туберкулез – болезни социальные. Заболеть ими могут все, но чаще всего они поражают людей небогатых, которым не за что лечиться. Поэтому государство должно позаботиться о них и выделять достаточно средств на их лечение и реабилитацию. Иначе невылеченные или недолеченные люди могут представлять проблему и определенную угрозу для общества», — отмечает Г. Зильберблат.

Реформирование психиатрии предполагает, что первичный прием больных с психическими заболеваниями должны вести семейные врачи. Хватит ли у них для этого знаний, имеют ли соответствующую подготовку?

На выздоровление — месяц

В Министерстве здравоохранения утверждают, что психиатрические больницы министерство закрывать не собираются.

«В настоящее время эти больницы находятся в собственности местных территориальных общин или областных советов, а значит, вопрос об их закрытии могут поднимать только местные или областные власти, а никак не Минздрав», — сообщает пресс-служба министерства. И утверждает, что Минздрав не инициировал и не планировал оптимизацию, сокращение или ликвидацию психбольниц. Министерство выступает за формирование саморегулирующейся системы психиатрической помощи. Количество учреждений, призванных помочь человеку с преодолением ментальных заболеваний, должно соотноситься с потребностями самого населения. То есть, этот вопрос должен решаться на уровне общин. Также местные власти вправе перепрофилировать больницы в учреждения социальной поддержки.

Читайте также на DOSSIER:  Что собой представляет энергосистема Украины накануне военной зимы

«Довольно часто психиатрические больницы оказывают не сугубо медицинскую, а и социальную помощь, заботясь о людях, которым некуда больше идти. Социальные службы работают уже более 20 лет и финансируются именно местными бюджетами. Следовательно, государство не должно их создавать», — говорится в сообщении.

Минздрав разрабатывает единые нормы по оказанию профессиональной помощи, чтобы пациенты получили современное квалифицированное лечение. Национальная служба здоровья, в свою очередь, контрактирует соответствующие учреждения, уполномоченные давать психиатрическую помощь.

Отмечается, что 1 апреля 2020 года начался второй этап медреформы, который распространился и на психиатрическую отрасль.

«За 3 года до этого Кабмин одобрил Концепцию развития здравоохранения на период до 2030 года, которая предусматривает смещение акцента со стационарного лечения в профильных больницах на амбулаторное. До 30% ранее госпитализированных людей вообще не нужно было ложиться в больницы. Они нуждались только в адекватной медикаментозной терапии», — объясняет пресс-служба.

Отмечается также, что, по рекомендациям ВОЗ, стационарное лечение пациентов (при необходимости) должно длиться около 30 дней. От таких нормативов и отталкиваются в НСЗУ и Минздраве.

«На этот срок выделяется соответствующее финансирование на лечение. Пациенты также могут получать психиатрическую помощь не только в специализированных заведениях, а и в многопрофильных больницах, поскольку очень часто они имеют и другие заболевания, которые легче лечить в одном заведении», — отметили в Минздраве.

Кроме того, с 2021 года появилась возможность получить специализированную медицинскую помощь по месту жительства, которая будет предоставляться мобильными мультидисциплинарными командами. После острого течения болезни и лечения в стационаре пациенты должны продолжать лечение амбулаторно. А при необходимости мобильная мультидисциплинарная команда приедет к ним и предоставит помощь на дому.

Читайте также на DOSSIER:  НАБУ — без руководителя: кто во власти пытается сорвать антикоррупционную реформу

«У людей есть опасения, что из-за недофинансирования со стороны НСЗУ пациенты психиатрических больниц, направленных туда за убийства и другие преступления, выйдут на улицы. На самом деле НСЗУ не имеет никакого отношения к лечению таких лиц. Пациенты, совершившие общественно-опасные деяния, получают помощь в отдельных специализированных учреждениях, финансируемых по медицинской субвенции», — резюмируют в Минздраве.

Алла Рыбалко

FavoriteLoadingДобавить публикацию в закладки