Почему не сидят друзья Порошенко. Как НАБУ спустило на тормозах "Свинарчукгейт" в "Укроборонпроме" - DOSSIER

Почему не сидят друзья Порошенко. Как НАБУ спустило на тормозах «Свинарчукгейт» в «Укроборонпроме»

Полтора года назад Владимир Зеленский победил на президентских выборах. Во многом это случилось благодаря прогремевшему перед выборами скандалу о хищениях в государственном концерне «Укроборонпром».

В обнародованном в феврале и марте 2019 года фильме-расследовании Bihus.info утверждалось, что сын ближайшего соратника Порошенко Олега Гладковского участвовал в продаже деталей предприятиям оборонного комплекса по завышенным в 2-4 раза ценам. Эти детали были либо завезены контрабандой из России, либо украдены из украинских воинских частей. Согласно данным журналистов, размер хищений составлял минимум 250 млн грн.

Журналисты тогда опубликовали переписку с участием сына Олега Гладковского, с владельцами фирм-прокладок, что кормились вокруг «Укроборонпрома». Они откровенно обсуждали, сколько денег можно «накрутить» на поставках в государственную корпорацию. В переписках указываются имена директоров оборонных заводов, которые «в теме», а главное – упоминалось имя Гладковского-старшего, который прикрывал схему сверху.

Олег Гладковский – давний и один из ближайших соратников Петра Порошенко. Тогда он занимал должность заместителя секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины (СНБОУ).

«Страна» публиковала эту историю в нескольких частях – первая, вторая, третья. Также мы писали о том, что размер одного «отката» Гладковского-старшего на деталях для АН-26 составил $30 тысяч, а также рассказывали о реакции окружения Порошенко на разоблачения.

Петр Порошенко тогда заявил, что ничего не знал о коррупции в «Укроборонпроме».

«Страна» решила выяснить, как развивалось расследование дел о хищениях в «Укроборонпроме» после прихода к власти Зеленского.

Причем тут Порошенко

Ключевой фигурант скандала Игорь Гладковский – это сын Олега Гладковского (Свинарчука), одного из ближайших соратников Петра Порошенко.

Петр Порошенко и Олег Свинарчук (это его первая фамилия, Гладковский – девичья фамилия матери, которую он взял в 2014 году) вместе служили в армии. В 1993 году они вместе с Игорем Кононенко  основали фирму «Автотранссервис», владельцем которой был Порошенко, а директором – Свинарчук.

Позже Свинарчук работал в бизнес-структурах Алексея Порошенко – отца будущего президента. Они выпускали автобус «Богдан», производство которого курировал Свинарчук. Далее он возглавил корпорацию «Богдан», которая выпускала эти автобусы и собирала легковые автомобили, включая российские Lada, а также была крупным импортером иномарок.

Кооперация с Россией была важным элементом работы «Богдана» под руководством Свинарчука: продолжалась она и после перехода соратника Порошенко на работу в СНБО. В РФ закупались жизненно необходимые для производства детали.

В 2014 году – с приходом к власти Порошенко – Свинарчук сменил фамилию на Гладковский и стал главой Межведомственной комиссии по военно-техническому сотрудничеству и экспортному контролю СНБО. А через год – первым замом Александра Турчинова, возглавлявшего Совбез.

«Свинарчук-гейт» возник из-за «дела Курченко»

Как рассказывала «Страна», поводом для «Свинарчук-гейта» стала серия журналистских расследований. Центральным звеном расследованных операций выступала фирма «Оптимумспецдеталь», которой «рулили» предприниматели Андрей Рогоза и Виталий Жуков. Получать подряды их компании помогал гендиректор «Укроборонпрома» Павел Букин. Ключевая роль в схеме была у Игоря Гладковского — сына первого замсекретаря СНБОУ.

Силовики вышли на это дело, расследуя историю о мошенничестве в отношении экс-замминистра экономики Александра Сухомлина. В 2016 году он был задержан Главной военной прокуратурой по так называемому «делу Курченко» и помещен под арест с залогом в размере 100 млн грн.

Гражданская жена арестанта якобы решила «вызволить» мужа из-за решетки, и обратилась за помощью к коммерсанту Андрею Рогозе. Последний пообещал содействие, но де-факто, подключив двух сотрудников СБУ, банально «качал деньги» у супруги Сухомлина, которая вручила этой троице около 20 млн грн, но выйти на свободу ее мужу «решалы» так и не помогли. Раскусив обман, Сухомлин пошел на сделку со следствием, а параллельно — подал заявление о том, как его «развели».

Читайте также на DOSSIER:  Выпить "Укрспирт" до дна. Подорожают ли лекарства после приватизации госконцерна

Итогом стало задержание СБУшников и коммерсанта, в телефоне последнего и была обнаружена переписка с «компаньонами», где речь шла о схемах заработков на заказах «Укроборонпрома».

Разматывая эту цепочку, сотрудники военной прокуратуры и МВД вышли на второго фигуранта дела Виталия Жукова. Два его телефона оказались в их распоряжении. Вскрыв содержимое аппаратов, они сложили паззл того, как работала схема под патронатом семьи Гладковских.

Впоследствии силовики признали, что именно на материалах этих переписок Рогозы с Жуковым и другими фигурантами как раз и строилась серия расследований журналистов Bihus.info. Источник «слива» этих данных в СМИ официально так и не был объявлен.

«Страна» подробно рассказывала, что известно о «грабителях оборонки» Гладковском-младшем, Рогозе и Жукове.

О схеме знали все силовики

К февралю 2019 года о разных аспектах дела были осведомлены военные и гражданские прокуроры, сотрудники МВД, СБУ, НАБУ и налоговой. Но никто из них, вплоть до момента выхода материалов журналистских расследований, не посмел начать серьезное расследование против сына всесильного ближайшего соратника Порошенко Олега Гладковского (Свинарчука).

К примеру, главный военный прокурор Анатолий Матиос передал часть материалов дела о хищениях в «Укроборонпроме» в Национальное антикоррупционное бюро (НАБУ). Однако это ведомство поручило проверить информацию своему детективу Дмитрию Литвиненко, который раньше сам помогал решать проблемы «Оптимумспецдетали» и обсуждал это в переписке с Рогозой.

Обнародование журналистами скандальной информации о хищениях в «Укроборонпроме» (скандал получил название «Свинарчук-гейт») запустило эффект снежного кома. Силовики принялись сваливать друг на друга вину за отсутствие расследования, заодно пытаясь «показать свою работу».

К примеру, в НАБУ провели внутреннюю проверку, итогом которой стало «замечание» первому замдиректора ведомства Гизо Углаве, а также выговоры двум сотрудникам.

Гизо Углава отметился в деле «Укроборонпрома» тем, что за его подписью фирма «Оптимумспецдеталь» получила письмо о том, что она не относится к фиктивным. Это вернуло фирме контракты с оборонными заводами.

Генпрокуратура вынесла два подозрения фигурантам скандала, но по совершенно постороннему делу – о неуплате налогов на 26,6 млн грн. В результате коммерсанты просто внесли в бюджет недоимку.

Специализированная антикоррупционная прокуратура (САП) тогда заявила, что НАБУ, расследуя факты хищения в оборонке, неоднократно нарушало закон. А в СБУ отчитались, что фигурант расследования сотрудник СБУ Москаленко, с 2017 года был «выведен в распоряжение», и его дело находилось в суде по обвинению в мошенничестве.

Затем, уже в июне 2019 года, генпрокурор Юрий Луценко, замдиректора Госбюро расследований (ГБР) Ольга Варченко и руководитель САП Назар Холодницкий провели брифинг, где попытались переложить вину за отсутствие расследования дела на НАБУ. Они раскритиковали смежное ведомство за саботаж расследования коррупции в «Укроборонпроме» и сообщили о трех подозреваемых.

Подозреваемые тогда появились по эпизоду о поставке прицелов на Харьковский бронетанковый завод одной из фирм из орбиты Гладковских. Детектива НАБУ Завгороднего, который уволился еще в 2017 году, обвинили в сокрытии преступления за то, что он отозвал постановление на проведение экспертизы. А бывшего гендиректора завода и его заместителя обвинили более тяжкой статье о растрате имущества (ч.5 ст.191 УК Украины).

Читайте также на DOSSIER:  История о «Свинарчуках» больше не жмет: «Укроборонпром» закупил 6 бронемашин в «Богдан Моторс» – в кампании Олега Гладковского

Часть танковых прицелов, по версии силовиков, оказались ворованными со склада самого Харьковского бронетанкового завода. Но за них предприятие перечислило деньги на счета фирм Рогозы и Жукова. Бывшее руководство предприятия обвинили в хищении около 10 млн грн.

А вот по эпизоду с телефонной перепиской, где фигурировал сын Гладковского, НАБУ пыталось забрать у военной прокуратуры телефоны, через которые она велась. 3 июня 2019 года Соломенский райсуд обязал военных прокуроров передать подчиненным Сытника телефоны Рогозы и Жукова.

Но данное решение так и не было исполнено: прокуроры отказались его исполнить из-за того, что им якобы предъявили не оригинал, а копию. Главный военный прокурор Анатолий Матиос даже выпустил видео, где сообщил, что в НАБУ передали выводы экспертов об аутентичности переписок фигурантов. Поэтому отдавать сами телефоны прокуроры не захотели.

Поймать и отпустить

После победы на выборах Зеленского скандальный экс-чиновник долго оставался на свободе. 4 июля прошлого года Олег Гладковский снова стал главой корпорации «Богдан», которую он возглавлял с момента ее создания в 2005 году до того, как стал госслужащим.

А в августе «Страна» сфотографировала Свинарчука на отдыхе в Испании.

Олег Гладковский со спутницей на набережной Сагаро, фото: «Страна»

17 октября 2019 года Олег Гладковский пытался вылететь из Украины, но его не выпустили из страны. После этого он был задержан сотрудниками НАБУ в районе ресторана Kidev на Бориспольской трассе. В НАБУ подтвердили задержание экс-первого заместителя секретаря СНБО по подозрению в злоупотреблении служебным положением (ч.2 ст. 364 УК Украины).

На следующий день, 18 октября, генпрокурор Руслан Рябошапка объявил, что прокуратуры готовы предъявить подозрение Олегу Гладковскому в совершении ряда преступлений, включая махинации в оборонном комплексе.

Но задержание Гладковского (Свинарчука) произошло не по этому делу, а по закупкам автомобилей для Минобороны. Их поставляла корпорация «Богдан», которой управлял Гладковский, а после перехода в СНБО – остался ее владельцем. Также по словам генпрокурора Рябошапки, Гладковского еще подозревали в недостоверном декларировании.

На следующий день, 19 октября, суд арестовал Гладковского, но с возможностью выйти под залог в размере 10 миллионов гривен. Это было в десять раз меньше, чем просила прокуратура. Сумма была вполне посильна для такого крупного бизнесмена. Чем он сразу и воспользовался.

В апреле 2020 года Олега Гладковского обязали жить без загранпаспорта и прибывать к прокурору по первому требованию.

А в начале июня этого года пресс-служба Специальной антикоррупционной прокуратуры сообщила, что НАБУ завершили следствие по делу в отношении Олега Гладковского. Его подозревают в нанесении ущерба государству на общую сумму 17,44 млн гривен. По делу проходят также экс-заместитель министра обороны и директор департамента Министерства обороны.

Подельников подозревают только в злоупотреблениях при поставке военных грузовиков для Вооруженных сил. По данным следствия, Гладковский использовал служебное положение, включив продукцию своей автомобильной компании «Богдан Моторс» в государственный оборонный заказ.

Еще Олега Гладковского подозревают в декларировании недостоверных данных: он не внес в декларацию доходы жены от сдачи в аренду недвижимости в центре Киева на общую сумму более $160 тыс:


По итогу, громкие обвинения в адрес ближайшего соратника Порошенко обернулись «пшиком»: нынешние упреки о включении в оборонзаказ грузовиков и, особенно, недостоверном декларировании не идут ни в какое сравнение с громкими обвинениями в организации коррупционных схем, которые звучали во время медийного скандала в начале 2019 года.

Читайте также на DOSSIER:  Приватизация “Днепра” переплюнула коррупционность продажи “Укртелекома” при Януковиче

Как САП и НАБУ «забыли» о хищениях

В течение 2020 года новости сайта НАБУ о скандальном деле сводились к тому, что к делу о неуплате налогов со скандальных сделок было добавлено обвинение в отмывании преступных средств. Тем самым, вместо основных обвинений в адрес окружения Порошенко, из-за которого в начале вспыхнул предвыборный скандал, НАБУ ограничивается расследованием второстепенных эпизодов.

30 апреля этого года НАБУ сообщило, что четырем фигурантам, связанным со скандальной фирмой «Оптимумспецдеталь», ведомство выдвинуло подозрение в неуплате налогов и «отмывании» средств. Затем подозрения были вручены еще троим фигурантам.

В июле из уголовного производства было выделено новое, под № 52020000000000419, по двум подозреваемым. Об этом НАБУ само сообщило на своем сайте:

Затем в августе из «общего» уголовного производства было выделено еще одно – под № 52020000000000521, где фигурируют еще три подозреваемых, связанных с фирмой «Оптимумспецдеталь». НАБУ это дело не афиширует, но согласно сведениям из реестра судебных решений, подозреваемыми по нему проходят двое второстепенных персонажей – бывшие формальные директор и главбух этой фирмы-прокладки.

Также по новому уголовному производству подозреваемым является один из авторов скандальных переписок коммерсант Виталий Жуков. С недавних пор он числится директором фирмы «Специальное конструкторское бюро «Вектор-В». Несмотря на серьезное название, на самом деле эта фирма была создана недавно, и уже успела сменить учредителей.

Виталий Жуков 5 мая получил меру пресечения в виде залога 5,2 млн грн, причем по тем же второстепенным обвинениям о неуплате налогов и отмывании средств. Хотя в определении суда, которым был установлен залог, прямым текстом говорилось, что товары, которые поставляло ООО «Оптимумспецдеталь», ввозились на территорию Украины вне таможенного контроля с территории РФ и Беларуси. То есть речь шла о банальной контрабанде:

А в определении суда от 31 августа, которым была продлена мера пресечения Жукову, прямым текстом говорилось, что тот договорился с директором государственного «Изюмского приборостроительного завода» о дележе доходов от фиктивных поставок в пропорции 68 %/ 32%, в результате чего директор оборонного предприятия получил почти 900 тыс грн. в качестве неправомерной выгоды:

Получается, что даже имея подтверждения контрабанды, коррупции и фиктивных поставок на оборонный завод, НАБУ вместе с САП ограничивались обвинениями только в неуплате налогов и «отмывании», причем в адрес второстепенных фигурантов скандальной схемы.

И это один из примеров как антикоррупционные структуры «сливают» дела против Порошенко и его окружения.

Например, нет никакого движения по делам, связанным с Александром Грановским, которого во времена Порошенко называли «смотрящим» за судами и прокуратурой.

Любопытно, что журналисты в свое время сняли тайный ночной визит Сытника домой к Порошенко в момент, когда там присутствовал Грановский. Вразумительных пояснений смысла такого визита глава НАБУ не дал до сих пор.