«Нет денег даже на конверты». Почему из судов массово увольняются люди и чем это грозит

из судов массово увольняются люди
FavoriteLoadingДобавить в избранное

Местные суды по всей Украине оказались в долгах, а сотрудники их аппаратов массово увольняются. Delo.ua рассказывает, почему ситуация серьезнее, чем кажется и где искать выход

Судебная система Украины оказалась на грани катастрофы. Если еще год назад речь шла о том, что у многих украинских судов не хватает денег на материально-техническое обеспечение своей работы, то в 2021 году возникли сложности уже и с выплатой зарплаты сотрудникам аппаратов.

Получив по паре сотен гривен за работу, секретари и сотрудники канцелярий судов массово пишут заявления на увольнение. В то же время сами суды не могут рассылать постановления и повестки участникам процессов, оплачивать коммунальные услуги, связь и интернет. Все это только лишний раз затягивает и без того зачастую небыстрые темпы рассмотрения дел: в системе могут застрять даже уголовные дела, требующие немедленного принятия решений. Разбирательства по несрочным делам в таких обстоятельствах вообще могут растянуться на годы.

Главной причиной происходящего является ограниченное бюджетное финансирование, которое даже на половину не перекрывает нужды всей системы. Но глобально выход из сложившейся ситуации стоит искать не только в статьях государственного бюджета, но и в полноценной реформе всей судебной системы, включающей в себя запуск эффективного электронного суда.

Delo.ua рассказывает, как получилось так, что суды погрязли в долгах, а вся система оказалась на грани коллапса, кто от этого страдает больше всего и где искать выход из сложившейся ситуации.

Дефицит: цифры и последствия

В последние месяцы на сайте Судебной власти Украины один за одним начали появляться сообщения от региональных судов со всей страны о проблемах, связанных с дефицитом государственного финансирования: некоторые из них заявляли о невозможности отсылать корреспонденцию, о сложностях с доступом к интернету, а другие — о задержках заработной платы.

Как рассказал Delo.ua судья Верховного суда, член Совета судей Украины Владимир Кравчук, на самом деле проблемы с дефицитом бюджетного финансирования работы судебной власти начались еще в 2017 году. Но к 2021 году они привели уже к реальной катастрофе: показатели, заложенные в бюджет, не соответствуют нуждам даже наполовину.

Следует отметить, что система финансового обеспечения работы судов в Украине устроена таким образом, что Верховный Суд и высший специализированный суд контролируют этот вопрос самостоятельно, а главным распорядителем бюджетных средств для остальных судебных инстанций, в том числе и для местных судов, с которыми чаще всего и сталкиваются рядовые украинцы, — Государственная судебная администрация Украины (ГСА). В ГСА Delo.ua сообщили, что в государственном бюджете на 2021 год на обеспечение правосудия местными и апелляционными судами, а также на функционирование органов системы правосудия было выделено 15,6 млрд грн. Однако, эта сумма составляет всего 38,4% от потребностей ГСА как главного распорядителя бюджетных денег. По оценкам судебной администрации, для нормальной работы в 2021 году ей необходимо 40,7 млрд грн.

Недостаточное финансирование, как объясняют в ГСА, в первую очередь приводит к существенному падению уровня оплаты труда сотрудников аппаратов судов. Кроме того, у судов не остается денег на необходимые материалы и расходы: на то, чтобы отправлять повестки по почте, покупать бумагу для печати, обслуживать оргтехнику и информационные системы, осуществлять выплаты присяжным, полностью оплачивать коммунальные услуги и так далее. В более широком смысле дефицит денег приводит к тому, что останавливаются работы по строительству или ремонту зданий судов, а также к прекращению развития информационных систем судов.

Как сообщили Delo.ua в Высшем совете правосудия, с начала 2021 года к ним поступило уже 164 обращения судов относительно недостаточного финансирования. Это на 55% больше, чем то количество подобных обращений, которое ВСП получил за весь 2020 год.

В подобных обращениях суды как раз и заявляют о прекращении рассылки корреспонденции участникам судебных разбирательств, об отсутствии денег на закупку бумаги, оплату интернета, содержание оргтехники, а также о необходимости работать в ненадлежащих условиях. Но одной из главных проблем является то, что суды не могут оплатить работу сотрудников своих аппаратов. Отметим, что речь идет именно о них, ведь зарплаты самих судей — судейское вознаграждение — гарантируются государством и выплачиваются относительно стабильно.

Отсутствие выплат зарплат, в свою очередь, приводит к тому, что сотрудники аппаратов массово увольняются. По словам Владимира Кравчука, речь уже идет не о критическом недофинансировании, а о невозможности государства обеспечить базовые нужды для работы судебных инстанций, которые без аппарата работать не смогут. По словам судьи ВС, если у высших судов есть отдельное бюджетное финансирование, потому для них проблема стоит не так остро, то районные суды оказались перед угрозой прекращения работы. Это может привести к тому, что в системе застрянут в том числе и сотни уголовных дел, решения по которым необходимо принимать немедленноНесрочные дела в таких обстоятельствах будут рассматриваться годами, говорит Кравчук.

«У судей зарплата существенно выше и сейчас они вынуждены фактически финансировать сотрудников секретариата, скидываться деньгами и искать способы, чтобы люди просто оставались на работе, — рассказывает Кравчук. — Например, в районном суде Киева зарплата судьи порядка 65 тысяч грн. С этих денег порядка 20-25 тысяч они отдают секретарю, помощнику для того, чтобы у них просто был прожиточный минимум, поскольку зарплата секретаря — 7 тысяч, помощника — до 11 тысяч грн. И то их не то, что в полном объеме не платят, а даже на треть. В феврале 2021 некоторые суды заплатили им по 300-500 грн зарплаты. Я уже не буду говорить о том, что судьи за свой счет оплачивают интернет и телефон, покупают бумагу, конверты, что иногда истец ответчику направляет сам документы и наоборот. Стороны делают то, что суд должен делать, но не может. У государства есть конституционная обязанность финансировать судебную власть в необходимом объеме, но оно, к сожалению, не то, что ее не выполняет, но и не собирается в ближайшее время этот вопрос решать».

Читайте также на DOSSIER:  Тарана скоро отправят в отставку: Зеленский ищет замену министру обороны – Бутусов

300 грн зарплаты. Как такое возможно?

За последние полгода из Винницкого городского суда уволились 63 сотрудника — треть от всего аппарата. После того, как за февраль 2021 года сотрудники суда получили по несколько сотен гривен зарплаты, только за одну неделю работу покинули три человека, рассказывает заместитель главы Винницкого городского суда Винницкой области Ирина Курбатова.

Среди всех уволившихся — 19 секретарей (а это половина всех секретарей судебных заседаний этого суда) и 13 помощников судей (треть от всех). Все они — люди с высшим юридическим образованием и опытом работы. Причиной такого положения дел стала затянувшаяся проблема с выплатой зарплат в судах первой инстанции. Больнее всего эта проблема ударила как раз по секретарям судебных заседаний, рассказывает Курбатова.

В частности, как отмечает судья, в аппарат суда входят помощники судей (патронажная служба) и секретари судебных заседаний, которые осуществляют их фиксацию, сообщают сторонам о дате и времени рассмотрения дела, ведут все дела. Если оклад сотрудников первой категории составляет 9 991 грн, то с секретарями ситуация сложнее: их позиция относится к государственной службе, а уровень оплаты труда регулируется Кабинетом министров.

Так, оклад секретаря судебного заседания составляет 4 440 грн «грязными», то есть до удержания налога на доходы физлиц (18%) и военного сбора (1,5%). Это означает, что оклад секретаря суда меньше, чем минимальная зарплата в Украине, которая на 2021 год составляет 6 тысяч грн.

«Выплачивать зарплату, которая меньше минимальной, — это грубое нарушение законодательства о труде. Из этой проблемы выходили, применяя две стимулирующие выплаты — премию в процентном значении и надбавку за интенсивность. В 2019 году за счет этого зарплата секретаря судебного заседания становилась выше, были времена, когда он мог получить 10-11 тысяч грн», — рассказывает Курбатова.

Однако начисляться эта надбавка и премия могут только в рамках бюджетного финансирования. На данный момент оно покрывает менее 40% от потребностей судебной системы, поэтому денег на стимулирующие выплаты нет, объясняет судья. По ее словам, в такой ситуации секретарь судебного заседания «на руки» получает 3 574 грн: по 1 787 грн аванса и зарплаты.

«Зарплату без надбавок секретари судебных заседаний получали почти весь 2020 год. Премию и надбавку в нашем суде они получили только в ноябре и декабре. В 2021 году недофинансирование настолько серьезное, что даже на выплату оклада денег нет, а взамен есть задолженность. Некоторые из секретарей получили по 80 грн, в нашем суде — по 600 грн, в некоторых — по 300 грн, а в некоторых — ничего. То есть финансирования нет даже на выплату мизерного оклада, который ниже даже, чем минимальная зарплата в Украине», — рассказывает судья.

Как подчеркивает Курбатова, поскольку по такой же схеме финансируются все местные суды в Украине (а это 90% от всех судебных инстанций в стране), ситуация может коснуться каждого из них.

Более того, на сегодняшний день в Украине наблюдается дефицит кадров в судебной системе. По данным Высшей квалификационной комиссии судей, по состоянию на февраль 2021 года в апелляционных и местных судах есть более 1 800 вакантных должностей судей. По словам Курбатовой, дефицит кадров приводит к тому, что нагрузка на каждого судью увеличивается — он должен успеть рассмотреть дела за двоих, а то и за троих. Это означает, что так же растет нагрузка на каждого секретаря судебного заседания. И новые сотрудники, приходя на работу, с ней еле справляются.

Как отмечает Курбатова, местные суды финансируются по остаточному принципу. На оплату труда уходит порядка 90% бюджетных денег. 10% остаются на обеспечение осуществления правосудия — рассылку корреспонденции, оплату интернета, коммунальных услуг и так далее. И в этом моменте кроется вторая серьезная проблема судебной власти в Украине.

Неужели письма из суда — это так важно?

Ежемесячно на рассылку корреспонденции Винницкому городскому суду необходимо порядка 100 тысяч грн. Поскольку суд не является распорядителем бюджетных денег, обеспечить эту услугу должно территориальное управление ГСА. Однако, по словам Курбатовой, уже давно в администрации отвечают, что сделать этого не могут из-за недостаточного финансирования. В результате, все документы, которые должны были быть разосланы участникам судебных процессов, лежат в канцелярии суда.

С подобной проблемой сталкиваются и многие другие суды первой инстанции по всей территории страны, и вопрос действительно серьезнее, чем кажется на первый взгляд. С одной стороны, на сегодняшний день получить информацию относительно постановлений или повесток каждый участник может из альтернативных источников: проверить на сайте Судебной власти, в Едином государственном реестре судебных решений, позвонить в суд, подписаться на уведомления специальных чат-ботов и так далее. С другой стороны — закон.

Например, как объясняет Курбатова, если по результатам рассмотрения дела суд присудил человеку штраф, то в дальнейшем он должен отправить это решение на выполнение. Срок такого выполнения — три месяца. Но на данный момент все подобные постановления просто не рассылаются. Ряд административных и уголовных правонарушений также имеют четкие сроки привлечения к ответственности: если за определенный срок дело не будет рассмотрено, человек освобождается от нее. В таких ситуациях, теоретически, судьи могут оплачивать рассылку корреспонденции за свой счет, отмечает Курбатова. Однако в Винницком городском суде такое не практикуется: подобную инициативу судей подозреваемые в совершении правонарушений могут расценивать как заинтересованность или предвзятость судьи.

Читайте также на DOSSIER:  В области начали перечислять деньги на внедрение Новой украинской школы: на что они пойдут

Страдают от сложившихся обстоятельств, к примеру, и семейные пары с детьми, которые хотят расторгнуть брак. Сделать они это могут только через суд, заплатив при обращении в государственных бюджет 908 грн судебного сбора. Но часто такие ситуации заканчиваются тем, что на заседании истец узнает, что вторая сторона не была уведомлена о нем и не явилась. Суд, в свою очередь, не может принять решение по этому иску, потому что у него нет данных о том, что вторая сторона была уведомлена о заседании надлежащим образом, объясняет Курбатова.

Надлежащее уведомление — это едва ли не ключевой момент во всей проблеме с судебной корреспонденцией. Как объясняет судья, процессуальные нормы предусматривают, что повестки должны рассылаться рекомендованной корреспонденцией. Человек считается уведомленным тогда, когда на адрес суда вернулся почтовый «корешок», на котором он лично расписался в том, что повестку или другой судебный документ получил. Если такое подтверждение есть, то суд может рассматривать дело или принимать некоторые решения и без личного присутствия этого человека. Если его нет — дело стопорится.

В такой ситуации суд вынужден искать альтернативные способы уведомлять стороны о ходе дела: по телефону, в мессенджерах, по электронной почте. Но опять же, даже для того, чтобы уведомлять участника процесса через СМС, суду нужно его заявление о том, что он согласен получать такие сообщения. Если такого заявления нет, то не поможет даже звонок: да, суд будет считать это сообщением, но, согласно букве закона, оно не будет надлежащим.

«Все законные способы уведомления людей о дате и времени рассмотрения дела определены в процессуальных кодексах. Они говорят о том, что уведомление осуществляется путем направления повестки по указанному адресу проживания или при помощи СМС-сообщения в случае наличия заявления от лица о согласии на получение сообщений, — объясняет Курбатова. — У суда есть обязательство уведомить о дате и времени рассмотрения дела. Это обязательство и способ его выполнения определены во всех кодексах…Если человек в дальнейшем будет не согласен с решением, он может использовать и такое обстоятельство — уведомление не тем способом, который определен законом, — и утверждать о том, что это было ненадлежащее уведомление».

Как подчеркивает судья, если суд не выполнил свое обязательство относительно уведомления участника процесса, это можно расценивать как нарушение требований процессуальных кодексов, и это может стать основанием для отмены любого решения судом высшей инстанции.

Как отмечает судья Верховного суда Владимир Кравчук, к подобному исходу может привести и то, что суд по почте не отправил участникам процесса текст принятого решения.

«Не все стороны заинтересованы в том, чтобы получать решение. Если суд его принял, в Единый реестр отправил, а стороне письмом не направил, то незаинтересованная сторона может заявлять о том, что такое решение не вступило в силу, обжаловать его, возобновлять сроки. Все это приводит к манипуляциям. В суде должен быть порядок, а он предусматривает четкое соблюдение процедуры, — объясняет Кравчук. — Несоблюдение процедуры — это несоблюдение стандартов, которое может привести к жалобам в Европейский суд по правам человека с высоким шансом на выигрыш, к дисциплинарным жалобам на судей и так далее».

О том, что отсутствие почтовых рассылок, которые суд формально обязан делать, открывает возможности для манипуляций и злоупотреблений, говорит и партнер юридической компании Moris Group, член Совета Комитета Ассоциации юристов Украины по процессуальному праву Андрей Савчук. Ими, по словам адвоката, зачастую пользуются те, кто пытается затянуть судебное разбирательство. Так, на основании того, что письмо или документы из суда не пришли, участники процесса требуют перенести или отложить заседание.

«Часто стороны используют то, что суды не отправляют процессуальные документы, для затягивания дел: просят отложить рассмотрение дела, потому что не получили какую-то информацию. Это раздражает, это перегружает судебную систему, потому что из-за таких ходатайств-злоупотреблений фактически суды вынуждены снова переносить заседания, тратить время, которого и так мало для рассмотрения таких дел», — говорит Савчук.

Понимают этот нюанс и создатели одного из чат-ботов, помогающих оперативно отследить информацию из судов — Опендатабота. Сервис работает по принципу агрегатора: собирает данные с портала судебной власти, обрабатывает, идентифицирует, линкует и выдает пользователям, объясняет юридический инженер Опендатабот Никита Подгайный. Для того, чтобы их получать, необходимо подписаться на рассылку либо на свое имя, либо, например, на компанию. После этого каждый раз, когда человек или компания будут упоминаться в списках дел, назначенных на рассмотрение, чат-бот будет присылать уведомление. Кроме того, узнать дополнительную информацию пользователи Опендата могут и через специальный интерфейс для поиска по судебным реестрам «Бабуся».

Информация в боте обновляется автоматически и настолько быстро, насколько ее публикуют суды. В то же время, сервис не претендует на то, чтобы считаться предусмотренным законом способом информирования граждан о ходе судебного процесса, отмечает Подгайный. Опендатабот направлен на то, чтобы сообщить информацию о ходе судебного разбирательства тем людям, которые заинтересованы в ее оперативном получении. Суды, в свою очередь, не требуют и не могут требовать от Опендатабот информацию о том, получил ли конкретный человек уведомление или нет.

В то же время, и адвокат Андрей Савчук, и юрист, экс-прокурор Казбек Тедеев, с которыми разговаривал корреспондент Delo.ua, сходятся во мнении, что зафиксированная процессуально норма об обязательной рассылке документов по почте — архаизм, избавление от которого позволило бы сэкономить бюджетные деньги.

Читайте также на DOSSIER:  Новый проект МВФ и Евросоюза поддержит налогово-бюджетные реформы в Украине

«Нужно учитывать, что нагрузка у каждого суда разная. Если сравнить, например, Обуховский районный суд Киевской области и Печерский районный суд Киева, то у второго нагрузка выше в сотни раз: и по работе, и по повесткам, и по обороту материалов. Эти обязанности в каждом суде можно было бы возложить на отдельного сотрудника, который будет получать за это зарплату, и который будет следить за тем, чтобы уведомлять участников посредством телефона. А все эти расходы на бумажную корреспонденцию — это прошлый век», — считает Тедеев.

Савчук видит решение в оптимизации расходов: например, суд мог бы отправлять документы по почте не всем по умолчанию, а только тем, кто об этом попросил отдельно. В остальных ситуациях достаточно того, чтобы информация о судебном разбирательстве оперативно публиковалась на сайте Судебной власти.

В то же время, адвокат подчеркивает: проблемы с финансированием, неработающая система электронного суда и другие сложности — это последствия. Ключевая проблема, по его мнению, кроется в так и не доведенной до конца судебной реформе.

Так как же решать эти проблемы?

Вариантом решения сложившейся ситуации могло бы стать достаточное бюджетное финансирование работы судов и распределение расходов с учетом первоочередных нужд судебных инстанций — выплата зарплат сотрудникам аппаратов и обеспечение всех расходов, связанных с осуществлением правосудия. Но глобально ситуация требует других решений, считает судья Судебной палаты по рассмотрению дел относительно корпоративных споров, корпоративных прав и ценных бумаг, судья Объединенной палаты Кассационного хозяйственного суда Верховного суда Елена Кибенко.

По ее мнению, первый вопрос состоит в том, нужна ли судебной системе Украины Государственная судебная администрация в ее нынешнем виде. Как отмечает Кибенко, прототипом ГСА в Украине стала система, работающая в Прибалтийских странах: в местных судах практически нет своего аппарата, а их работу обеспечивает ГСА за счет небольшого штата и при помощи электронной коммуникации. Однако, в Украине система работает иначе и оказалась неэффективной, считает судья.

«В Украине эту идею перекрутили: и суды с аппаратами практически полностью сохранились, и появилась ГСА как отдельная структура. На мой взгляд, функции ГСА не оправданы, они не заменяют судам их аппарат, а на содержание ГСА тратятся почти такие же деньги, как и на содержание аппаратов судов. И сначала ГСА обеспечивает зарплаты своим сотрудникам, а потом уже — сотрудникам судов. Потому, например, у Верховного суда нет проблем — он находится на самостоятельном финансировании, имеет собственный бюджет, а ГСА этими деньгами не занимается», — объясняет Кибенко.

Второй аспект, который, по мнению судьи, необходимо реализовать в Украине — цифровая трансформация судебной системы.

«На рассылку корреспонденции судами в бюджете предусмотрено более 400 млн грн. Все это можно перевести в электронный суд. Да, есть категории людей, которые не будут им пользоваться, но 80% — те, кто работает с адвокатами, юристами, бизнес, хозяйственные суды, — пойдут в онлайн, если эта система будет нормально работать. Не так как сейчас: с багами, проблемами и пропавшими документами, — говорит судья. — Может быть сейчас электронный суд и выглядит как нечто дорогостоящее, но можно один раз потратить деньги и создать нормальную программу. В будущем она позволит экономить деньги постоянно и на рассылках, и на количестве сотрудников аппаратов».

По словам Кибенко, работающая сейчас в Украине система электронного суда рассчитана на профессиональных участников судебных процессов. Поэтому разобраться в ней, корректно подать нужные документы пользователю, который не является юристом или адвокатом, крайне сложно. Особенно с учетом того, что на данный момент судебные разбирательства в Украине построены на соревновательном принципе: стороны предоставляют суду аргументы, на основании которых он принимает решение. Это означает, что юридически неподготовленный человек, отказавшийся от помощи адвокатов, проигрывает в силу того, что не до конца понимает правила, документы или не может сформулировать позицию, объясняет Кибенко. Кроме того, система сейчас работает в тестовом режиме, а это не предусмотрено процессуальными нормами. Из-за этого многие судьи попросту отказываются принимать документы, поданные через нее.

Более того, как подчеркивает Кибенко, переход на полноценный электронный суд не означает просто отсканировать документы и собрать их в электронной системе. Речь идет о фундаментальной цифровой трансформации, в том числе предусматривающей и пересмотр ряда процессуальных норм. Например, определенные категории дел могли бы рассматриваться даже без заседаний, а только на основании предоставленных сторонами документов, но с предохранителями в виде обязательства рассматривать все аргументы, поданные суду.

Впрочем, на сегодняшний день конкретный вариант выхода из сложившейся ситуации пока все еще не определен. В феврале 2021 года парламентский комитет по вопросам правовой политики создал рабочую группу для решения вопроса относительно обеспечения надлежащего финансирования судебной власти в Украине. Открытым пока остается и вопрос, чем увенчается предложение руководства страны по созданию «суда в смартфоне».

Дарья Нинько, специально для Delo.ua