Не ожидали, а инфляция уже 7,5%. На горизонте 10%. Но это не самое страшное для экономики

инфляция
FavoriteLoadingДобавить в избранное

Эйфория от низкой инфляции оказалась преждевременной. И есть все основания ожидать, что она будет ускоряться еще по меньшей мере шесть месяцев

Ускорение инфляции – одна из ключевых тенденций последних месяцев в украинской экономике (и не только в украинской).

В 2020 году по ряду причин, включая коронакризис, среднегодовой рост потребительских цен составил всего 2,7%, что существенно ниже целевого диапазона Национального банка Украины в 4-6%. Весьма непривычное состояние для Украины, привыкшей к гораздо более высоким инфляционным показателям. В связи с такой тенденцией, некоторые экономисты даже стали рассуждать о возможном пересмотре целевого инфляционного диапазона в сторону снижения.

Но эйфория от низкой инфляции оказалась преждевременной.

Уже в конце 2020 года, рост цен начал активно набирать обороты, и в начале 2021-го, потребительская инфляция уверенно пробила целевой диапазон насквозь, достигнув 7,5% уже в феврале.

Есть все основания ожидать, что ускорение инфляции будет продолжаться еще по меньшей мере шесть месяцев.

Причины

Украина остается открытой экономикой, что означает существенную подверженность влиянию процессов, происходящих в мире. При этом главная сущность открытости украинской экономики заключается в значительной роли сырьевых товаров (commodities) как в экспорте, так и в импорте.

По данному каналу осуществляется импорт инфляции – как напрямую (через подорожание соответствующих или прямо связанных товаров для конечного потребителя), так и косвенно (через увеличение себестоимости производства или же через многоуровневую трансляцию роста внешней выручки бизнеса в дополнительный внутренний спрос). Не удивительно, что циклы мировых цен на сырьевые товары достаточно сильно коррелируют с динамикой инфляции в Украине.

Начало 2020 года было ознаменовано резким снижением мировых цен на commodities ввиду опасений относительно состояния мирового спроса. Многие опасения оказались преувеличенными, и уже во втором полугодии цены пошли в заметный рост.

Читайте также на DOSSIER:  Работать меньше — лучше? Как четырехдневная рабочая неделя меняет жизнь разных стран и будет ли она в Украине

Собственно, эта, стремительно воздвигнутая посреди международного карантина конструкция, и перенеслась в украинскую потребительскую инфляцию. И даже неискушенного взгляда на текущую конъюнктуру внешних рынков достаточно, чтобы осознать, что этот перенос еще не завершился.

Несмотря на тот факт, что коронакризис еще не остался в прошлом, важно отметить системную тенденцию восстановления доходов населения и потребительского спроса, которая стимулирует сразу и инфляцию предложения, и инфляцию спроса.

Одна из ключевых причин того, что катастрофические прогнозы падения экономики Украины в 2020 году на 7-10% не оправдались, заключается в довольно оперативном восстановлении доходов населения и потребительского спроса после вынужденной паузы во втором квартале 2020 года.

Уже в сентябре 2020 года, годовой рост средней зарплаты (который экономисты часто называют «инфляцией зарплат») восстановился до двухзначных темпов. Дополнительный импульс инфляции зарплат задало и форсирование роста минимальной зарплаты: если до осени 2020 года годовой темп роста «трудового минимума» составлял 13%, то сегодня он удвоен до 27%.

Очевидно, что в каждых товаре или услуге для конечного потребителя есть частица инфляции зарплат, поэтому влияние данного фактора на общую инфляцию весьма материальное.

Как видно из графика ниже, инфляция зарплат и потребительская инфляция в целом синхронны по отношению друг к другу.

На это можно возразить, что классическая инфляционная модель должна учитывать еще и динамику безработицы. Но многие пессимистические прогнозы относительно числа безработных в 2020 году так и не оправдались.

К тому же, модель «инфляция – безработица» в украинском применении требует поправки на существенную часть рабочей силы, устроенной за рубежом, которая, во-первых, может неправдиво числиться безработной, а во-вторых, является перманентным источником импорта инфляции зарплат – местным работодателям все больше приходится конкурировать с уровнем оплаты труда за рубежом, который исходно выше. Отсюда и опровержение некоторых догматических конструкций фактическими тенденциями.

Читайте также на DOSSIER:  Что ждет школьников с 1 сентября: в Минобразования сделали заявление

Последствия

Есть все основания полагать, что разгон инфляции еще далек от завершения.

Базовый прогноз аналитиков Альфа-Банка предполагает, что показатель потребительской инфляции прибавит еще 2 процентных пункта и в конце третьего квартала приблизится к отметке 9,5%. При этом проинфляционные риски прогноза однозначно преобладают над дезинфляционными, и временный выход за отметку 10% исключать нельзя.

«Аннушка уже разлила инфляционное масло», и быстро собрать его обратно вряд ли выйдет. Пожалуй, единственным осязаемым и мощным дезинфляционным риском является возможность введения нового системного локдауна, причем даже не в украинском, а в мировом масштабе.

Несмотря на то, что в последнее время многие были склонны считать низкую инфляцию в Украине некой новой данностью, это не так. Например, средняя потребительская инфляция в Украине в 2017-2020 годах составляла 9%, даже с учетом сверхнизкой инфляции середины 2020 года.

Учитывая текущую динамику зарплат и исторический опыт Украины, рост реальных располагаемых доходов украинских потребителей вполне возможен и при умеренно высокой инфляции.

Инфляцию в пределах 10% не стоит рассматривать как однозначный фактор подавления экономического роста, особенно на фоне куда более значимых негативных факторов – слабой инвестиционной активности, правовых аспектов, постоянной «подвешенности» вектора реформ и неблагоприятных демографических тенденций.

Логика монетарной политики, основанной на режиме инфляционного таргетирования, подсказывает, что нам стоит готовиться к росту процентных ставок. Реальная учетная ставка остается существенно ниже нейтральной, что формирует отнюдь не символический потенциал для повышения. Последние комментарии НБУ вполне внятно указывают на готовность к «решительному» повышению учетной ставки для купирования инфляции, и скорее всего, уровнем 7% годовых эта решительность не ограничится. Безусловно, рыночные ставки реагируют на пересмотр учетной ставки с некоторым лагом, но во втором полугодии процентные ставки наверняка будут заметно выше нынешних.

Читайте также на DOSSIER:  Взносы не раньше 2023 года. Лазебная рассказала о сроках запуска накопительных пенсий

Как это ни странно, ускорение инфляции может даже простимулировать внутренний спрос.

Особенностью 2020 года был рост денежных накоплений в условиях неопределенности и низкой инфляции. За год остатки на гривневых банковских счетах домохозяйств увеличились на 82 млрд грн (+26%), причем львиная доля этого прироста пришлась на текущие счета. Вполне вероятно, что значительная часть прироста наличной гривни в обороте (увеличение на 132 млрд грн за 2020 год) также представляет собой рост сбережений.

При росте инфляционных ожиданий, которые являются производной от фактической инфляции, может возникнуть импульс к расходованию этих средств во избежание угрозы их обесценивания. Впрочем, данный эффект весьма неоднозначен и может быть нивелирован другими факторами.

Нельзя не отметить и традиционные фискальные эффекты повышенной инфляции.

В целом, увеличение инфляции позволяет балансировать государственные финансы (доходы возрастают моментально, а расходы – в большинстве случаев только после принятия соответствующих решений) и облегчать бремя государственного долга, что весьма актуально для Украины после 2020 года.

В случае, если фискальная политика не отреагирует на инфляцию ответным раскачиванием инфляционного маховика, сегодняшняя повышенная инфляция поможет ускорить восстановление первичного фискального профицита (при соблюдении ряда других важных «если»).