Игорь Уманский: Обыски в Киеве — это зачистка Банковой потенциального конкурента на выборах

Игорь Уманский
FavoriteLoadingДобавить в избранное

Игорь Уманский — носитель институциональной памяти реального положения дел в госорганах Украины.

Он работал в правительстве неоднократно в 2009-2010 гг. на должности и.о. министра финансов. Тогда ему пришлось столкнуться с последствиями мирового экономического кризиса. В 2014 он отвечал за публичные финансы и занимался нормативно-правовой базой в рамках реформы децентрализации. В 2020 году Уманский стал частью команды Владимира Зеленского, возглавив министерство финансов. Но участие Уманского в новом Кабмине вышло сенсационно коротким — он проработал на этой должности меньше месяца. По словам самого Уманского, отставка произошла, после того как он раскрыл схемы по налоговым скруткам и заявил об этом.

О том, что сегодня происходит в Фискальной службе накануне ее расформирования и создания Бюро экономической безопасности, об уголовных производствах по нецелевому использованию средств «Большой стройки», а также почему Зеленский начал атаку на  Кличко, — в интервью с Игорем Уманским.

Несколько недель назад, по коммунальным предприятиям КГГА, а также фирмам-подрядчикам прокатилась волна обысков: фискалы и представители ГБР искали коррупцию. В КГГА оценили данные действия, как политическое давление на местное самоуправление и попытку центральной власти парализовать Киев. Как Вы оцените действия силовиков и фискалов?

Несколько важных акцентов. Первое: безусловно, сомнений нет, что это исключительно политическое давление. Причем, это давление не на местное самоуправление, а персонально на главу КГГА, мэра Киева и лидера партии «УДАР» Виталия Кличко. Выглядит это, как целый комплекс действий Банковой, направленный на подготовку к досрочным президентским выборам и устранение потенциальных политических конкурентов, включая Кличко.

Но глава ГФС Мельник на эфирах заявляет, что это именно борьба с коррупцией…

Если говорить о борьбе с коррупцией, то это точно не компетенция Государственной фискальной службы. Напомню, что это за структура. После разделения фискальной службы на налоговую и таможню, осталась так называемая налоговая полиция. По сути, это и есть компетенция Государственной фискальной службы сегодня: неуплата налогов и все, что с этим связано. Поэтому вопросы тендеров, закупок и так далее — точно не по их части.

Почему тогда Мельник едва не главный «моторчик» в процессе обысков в органах киевской власти?

Читайте также на DOSSIER:  Зеленский попросил у Столтенберга "исчерпывающий перечень реформ" для интеграции Украины с НАТО

Потому что ему поставили задачу. Банковая определила для обысков ГФС, потому что этот орган подлежит ликвидации после принятого закона о Бюро экономической безопасности. Естественно, там есть живые люди, которые хотят себя обезопасить и продолжить работать на хлебных местах. Учитывая, что Мельник подал документы на конкурс главы Бюро экономической безопасности, очевидно существует договоренность — давление на Кличко в обмен на кресло главы БЭБ.

Более того, по официальной информации, КГГА регулярно проводит аудит и передает выявленные нарушения правоохранителям и, если дело касается налогов, то и фискалам.

По результатам аудита, нарушения переданы силовикам и в ГФС. Но все это время по нарушениям не было реакции. А тут все резко включились. Поэтому, если бы на самом деле было желание бороться с какими-то нарушениями, должна была быть реакция правоохранителей на результаты аудита. Этого не было.

У меня вообще вопрос: откуда у ГФС информация по этим компаниям и по якобы нарушениям, которые там происходили? Информацию они могут получать либо через базу данных налоговой, к которой у ГФС сейчас нет доступа. Либо работать по материалам актов проверок налоговой, фиксации нарушений и передачи в ГФС для реагирования. Насколько я понимаю, ни первого, ни второго не было. Поэтому тут вопрос: как они получили доступ к информации?

Поэтому, в моем понимании все маски-шоу, СБУ под дверью квартиры Кличко, обыски в Киеве — это зачистка Банковой потенциального конкурента на выборах.

Глава ГФС Мельник регулярно отчитывается о высоких показателях своей работы и ведомства…

Кого он хочет обмануть? Простой пример. 2 июня заявление Гетманцева, который на минуточку — глава целого парламентского комитета по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики о том, что руководство ГФС в полном составе не явилось на заседание комитета по нелегальному табаку, расписавшись в полной своей бездеятельности. Буквально зачитаю письмо, которое Мельник прислал на комитет: «В связи со служебной необходимостью выполнения неотложных задач руководства государства, представители ГФС не имеют возможности принять участие в заседании комитета». И какие же неотложные задания руководства страны выполняли Мельник и фискалы в этот день? Смотрим новости. Оказывается, в этот день фискалы пришли с обысками на очередное коммунальное предприятие Киева «ГИОЦ».

Читайте также на DOSSIER:  ВЫПУСК ЗА ПЕРИОД 13.09.2021-19.09.2021

То есть, люди и желание реализовывать политические заказы у Мельника имеются, но зато время и профессионалы на выполнение непосредственных задач ГФС отсутствуют. Найти нарушения у субподрядичка подрядчика коммунального предприятия, видимо, куда более политически выгодно, чем бороться с миллиардным черным рынком табачных изделий. Но, когда на горизонте виднеется должность главы БЭБ, такими вопросами у Мельника, вряд ли задаются.

То есть, ГФС на сегодняшний день — чисто политический инструмент внушения?

Смотрите, «коррупцию» киевской власти активно ищут. Но почему ГФС не видит нарушений, например, в проекте «Большая стройка»?

По моим заявлениям по «Большой стройке» начаты расследования рядом правоохранителей, в частности НАБУ. Расследования идут. Информация о том, что и сколько там завышено, есть, в том числе, публично. Был проведен целый ряд журналистских расследований, не только в Украине. «Deutsche Welle» публиковала материалы по «Большой стройке». Сомнений ни у кого нет, ни в Украине, ни за ее пределами — на этом проекте воруют с размахом. Часть с этого размаха идет на зарплату в конвертах слугам в Раде.

Поэтому говорить о борьбе с коррупцией самой власти, наверное, можно, только выглядит это как-то очень избирательно. Так же избирательно вводятся санкции РНБО против контрабандистов. На самом деле, не все в этом списке контрабандисты. По некоторым компаниям в объяснительных материалах была обозначена очень простая причина: компания мешала проведению тендеров по «Большой стройке».

Зато в этом списке вы не увидите известных контрабандистов, которые занимаются табачными изделиями или финансируют «зеленую» партию. А это одна из самых больших проблем наших взаимоотношений с Евросоюзом — контрабанда сигарет. Нефтепродукты, янтарь, лес — огромнейшие пласты контрабанды, их санкции не задели. Затронули исключительно выборочную группу людей, тем самым проведя перераспределение рынка предоставления контрабандных услуг.

Еще есть программа в налоговой службе, которая занимается обеспечением проведения операций по скруткам НДС. По моей информации год назад была создана ТСК в Верховном совете. Мои заявления были подтверждены следственной комиссией ВР. Прекратилось ли это явление на сегодняшний день? Нет, не прекратилось. Более того, объём его увеличивается и значительно. Но что мы видим по факту? Что главу налоговой службы повышают до первого вице-премьера. Нужно понимать, что это оценка работы программы и руководителя налоговой службы, который эту программу по «крышеванию» скруток и возглавлял.

Читайте также на DOSSIER:  Выборы с онлайн-голосованием в Украине — это будут совсем другие выборы

Вы упомянули зарплаты в конвертах, которые выплачивают «слугам». Это должна расследовать Налоговая полиция? Или это все-таки вопрос к НАБУ больше? Какая перспектива у этой истории?

Про зарплаты в конвертах депутатам-«слугам» до меня заявили ряд политиков и журналистов. И в расследовании этого вида коррупции есть и компетенция налоговой. Потому что это доходы, которые получены незаконным способом, с них естественно не уплачен НДФЛ. Поэтому в принципе при желании налоговая и эти эпизоды могла расследовать. Налоги с зарплат в конвертах никто никогда не платил. Но по озвученным мною причинам, налоговики в эту сторону даже не смотрят.

Как дальше будут разворачиваться события с обысками в КГГА? И процедурно, и политически? Будут ли показательные подозрения и аресты?

Насколько я знаю, при проведении следственно-оперативных действий фискалами не были изъяты телефоны или компьютеры в местах обыска. Соответственно, какая доказательная база у них может быть? Выглядит это все, как исключительно пиар-акция без глубокой профессиональной подготовки. Поэтому, скорее всего весь процесс и будет продолжать разворачиваться, как пиар-история. Да, подозрения могут дальше вручать, будут подогревать внимание медиа к данному вопросу, но судебных перспектив там крайне мало.