Skip to content

До 50 тысяч долларов, – политтехнолог о том, как зарабатывает во время избирательной кампании

Борис Тизенгаузен
FavoriteLoadingДобавить в избранное

Во время избирательной кампании хороший политтехнолог получает от 30 до 50 тысяч долларов. Вне кампании сумма может колебаться от 15 до 20 тысяч долларов.

Об этом сообщил в интервью на 24 канале политтехнолог, эксперт по вопросам управления репутацией Борис Тизенгаузен. Также он рассказал об особенностях своей работы, сленге и «отмывании» репутации политиков.

О работе политтехнолога

Почему вы выбрали профессию политтехнолога?

На самом деле я конкретно ее не выбирал. У меня вообще другое главное профильное образование, точнее два. Я – инженер по первому образованию. По второму – факультет журналистики (заканчивал – 24 канал). Точно ни первое, ни второе не связано с политтехнологией.

Но так случилось, что какое-то время я поработал маленьким сотрудником в одном из штабов на выборах. Мне это понравилось. Я понял, что за это много платят, поэтому стал политтехнологом.

Как стать политтехнологом в Украине?

Нет конкретных курсов или университетов, которые готовят политтехнологов. Для того, чтобы им стать, прежде всего нужно поработать в полях, в штабах; посмотреть, как работает система во время выборов изнутри.

Нужно своими ногами пробежать округ на местных выборах или на выборах в Верховную Раду.

Только на личном опыте. Никакие советы бывалых политтехнологов, никакие рекомендации, методички в этом плане не помогают.

Каковы ваши обязанности?

Как правило, политтехнолог отвечает за комплексную идеологию, за позиционирование кандидата, за стратегию, по которой идет кандидат. Политтехнолог участвует в разработке визуальных материалов, политической программе кандидата.

Он также порой отвечает за социологические вопросы, чтобы понимать, с каким избирателем ему приходится работать. У политтехнолога большое количество функций, фактически он курирует идеологический курс избирательной кампании.

Сколько стоят ваши услуги?

Есть мнение, будто политтехнолог работает только на выборах, это не так. Потому что в период во время выборов хороший политтехнолог зарабатывает примерно от 30 до 50 тысяч долларов в месяц. Как правило, избирательный период продлевается минимум 3 месяца. За 3 месяца начинается избирательная кампания. В межвыборный период хороший политтехнолог может (зарабатывать – 24 канал) от 15 до 20 тысяч долларов.

Тизангаузен
Тизангаузен рассказал, сколько зарабатывает политтехнолог / Фото 24 канала

Есть ли в вашей профессии сленг?

Как такового сленга, наверное, нет. Есть базовые вещи – «штаб», «наружка» (на русском «наружная реклама» – на украинском «зовнішня реклама»). Я бы не сказал, что это какой-то особый сленг.

Но есть другая часть. Политтехнологи – очень циничные люди. Возникал вопрос, политтехнолог всех кандидатов берет или не всех? А он берет любую политическую силу? Он «всеяден» или нет? Многие политтехнологи берут любую политическую силу. Потому что они понимают, что в целом внутри эта политсила построена так же как и любая другая.

Какие 5 вопросов волнуют общество больше всего? Мир на Донбассе, пандемия, тарифы, пенсии – все, готова наша программа. Есть такие жестокие шутки (черный юмор, чтобы не подумали, что это серьезно)… Политтехнологи говорят, что там у нас с избирательной компанией? Насколько «серая», насколько «черная», «детсад взрываем»? Это они о том, насколько можно градус повысить и каким образом можно устроить войну компроматов. Конечно, никто этот «детсад не взрывает», но (понятно – 24 канал) на что готов пойти политик.

Читайте также на DOSSIER:  Возможно, президент готовиться к досрочным президентским выборам в 2023 году, - Бортник

Что вам больше всего нравится в вашей профессии?

Мне нравится творческая составляющая. Каждая избирательная кампания не похожа на предыдущую. То есть ты должен придумать что-то такое, что не придумали конкуренты. Чем ты в голову к этой бабушке залезешь, которая пойдет голосовать?

Каждый раз нужно искать новые пути, каждый раз нужно придумывать что-то креативное.

В то же время не очень креативно, ведь у нас люди все очень просто воспринимают. Это мне нравится. Конечно, достойная оплата труда – это всегда большой бонус. Потому что политтехнологу после каждых выборов нужно поехать перезагрузиться.

Что раздражает?

Очень много есть такого. Больше всего раздражает, когда нанимают, чтобы ты сделал избирательную кампанию и ставят условия, мол, я должен выиграть. Так не бывает. Больше всего зависит от тебя. Тебя завтра поймают пьяного за рулем, как я выиграю эту избирательную кампанию?

У нас есть некоторые политики, которые сами все знают – как вести избирательную кампанию, здесь не такая наружная реклама. Меня ты для чего нанимаешь? Я прошел десятки таких кампаний, я сделал кого-то депутатом. Я знаю, как это делать. У меня было много случаев, когда я создаю ролик, работают профессиональные команды, вечером политик присылает – здесь надо переделать, тут я скажу иначе.

Ничего не будешь переделывать. Задача политтехнолога сказать: «Либо мы так работаем, либо никак. Или за результат я вообще не отвечаю. Хотя правильный политтехнолог никогда не отвечает за результат, он отвечает за процесс.

Чем отличается политтехнолог от политолога?

Часто путают. Иногда меня титруют политологом на эфирах. Это совершенно разные люди. Политолог – это человек, который анализирует, который следит за политическими процессами в стране. Он анализирует процессы, делает прогнозы. Он может комментировать любые политические процессы. Это человек, который больше в теории.

А политтехнолог – конкретно практик. Его первая задача – выиграть выборы. Его цель – вести кандидата-политика от выборов до выборов. Потому что очень важный промежуток между выборами. Иллюзия того, что ты выиграл выборы и тебе больше ничего не нужно делать ни со своей репутацией, ни с тем электоратом, который за тебя проголосовал – абсолютно неправильная.

О репутации политиков

Обязательно ли политикам выполнять свои обещания?

Хороший вопрос. Не обязательно. Я буду очень циничным, я политтехнолог, могу об этом говорить, не обязательно (выполнять обещания – 24 канал). Вопрос в том, насколько разочаруются избиратели и сколько потеряет политик, не выполняя свои обещания, часть обещаний. Если все не выполняет – такого быть не может.

Читайте также на DOSSIER:  Представители власти хотят под выборы захватить 4 600 плоскостей "Октагон-Аутдор" – аналитик

Дело в том, что у нашего избирателя очень короткая избирательная память. То есть ты ему можешь что-то пообещать, он тебя выберет, ты скажешь ему «До свидания», я – в Верховной Раде, ряд обещаний не выполнен, но дать ему что-то другое (можешь – 24 канал), что ему нужно, то, что он может потрогать руками. Так делают многие депутаты старого поколения. Они дают потрогать руками лавочки, детские площадки, окна в подъездах и тому подобное. Избиратель очень такое любит.

Хотя он стал очень умным. Например, может взять гречку в одном месте, конфеты – в другом, а пойти и проголосовать за того, за кого сам хочет. Я – не сторонник подкупа избирателя, это:

  • во-первых, противозаконно;
  • во-вторых, за это нужно сажать;
  • в-третьих, это уже не работает.

Если раньше – разнес гречку в пакетах и все, то сейчас у избирателя колоссальное количество источников получения информации: от социальных сетей до телевизора, ряда групп, сайтов. Прямая агитация – тоже не очень хорошо работает. Когда говорят «голосуйте за этого, а за этого не голосуйте» – не очень хорошо.

Избирателя нужно постепенно, разными способами, через разные каналы информации подводить к нужному кандидату. В результате – он (избиратель – 24 канал) за него проголосует.

Когда украинские политики начали думать о своей репутации?

Некоторые политики всегда думают о своей репутации. Дело в том, что многие политики принимают такую парадигму, мол, меня выбрали, в Украине медийное информационное поле – это Дикий Запад. Даже если я ничего плохого не делаю, обо мне все равно скажут что-то плохое, в частности на оппозиционных каналах, моих конкурентов. Поэтому смысла гнаться за репутацией, наверное, нет.

Некоторые (политики – 24 канал) даже сознательно себя демонизируют.

Она (репутация – 24 канал) в чем заключается? Когда ты белый, добрый, пушистый, то люди не верят, что ты можешь управлять такой страной как Украина. Ты не можешь управлять этим процессом. Нужна жесткая рука.

Тизенгаузен
Тизенгаузен: «Некоторые политики сознательно себя демонизируют» / Фото «Радио Свободы»

Некоторые политики, которые «не такие» сами по себе, себя сознательно где-то демонизируют, чтобы придать себе жесткости. Другие политики сказали, мол, какая репутация, зачем она мне нужна – раньше было так. Сегодня, когда у нас все диджитализировалось, когда любой скандал может повлиять на твой номер в партийном списке и вообще на присутствие в нем, больше людей беспокоятся над репутацией.

Какие самые главные проблемы политиков старого и нового поколения?

У политиков старого поколения проблема в том, что они не успевают за развитием каналов коммуникации. Очень забавно иногда выглядит, когда политик старого поколения начинает что-то делать в тиктоке или инстаграме. Это «не налезает» на его психотип. Он – старого поколения, «пиджак на фоне флага».

Читайте также на DOSSIER:  Трое из ларца. Кто виноват в украинской бедности и почему воз реформ и ныне там

Себя не надо ломать. Из этого тоже можно сделать определенный образ. У тебя обязательно будет своя аудитория.

Если вы помните, перед каждыми выборами у нас начинается бум социальной активности – Арсений Яценюк идет в спортзал тренироваться, Юлия Тимошенко начала готовить сырники, хотя она никогда не делала их до этого.

Арсений Яценюк тренируется в спортзале: смотрите видео

Делают они это по одной причине – сейчас есть запрос на человека внутри политика. Например, в Европе работают целые команды с политиками, чтобы придать им человечности. Потому что политики старой формации… Мы же не знаем, какой человек Юлия Владимировна.

Юлия Тимошенко готовит сырники: смотрите видео

Мы знаем, какой она политик, но не знаем, какой она человек. У политиков нового поколения другая проблема. Они больше заходят в какие-то «хайповые», популярные темы и меньше приземляются, если так можно сказать, меньше общаются с людьми, меньше своими ножками ходят по округу.

Они думают – диджитал, то заплачу за контекстную рекламу в фейсбуке, инстаграме, раздам всем видео и никуда вообще не буду ходить. Это проблема новых политиков.

Приведите пример, когда репутацию украинского политика качественно «отмыли»?

Если говорить о личных скандалах, там важнее всего всегда выйти быстро первым с откровенной позицией. Важно уметь извиняться. У нас многие политики просто не умеют извиняться.

Если ты попал в скандал, вышел и сказал: «Друзья, извините, я – человек такой же как и вы. Я могу материться, где-то выпить, могу еще что-то, бывает. Искренне прошу прощения». Все, вопрос закрыт. А они начинают, мол, это был не я, позиция не такая, все СМИ идиоты, потому что они об этом написали.

Начинается второй этап – самый проблемный – политик воюет со СМИ. Были случаи, когда депутаты уходили из Верховной Рады. Помню случай, когда депутата поймали во время переписки с любовницей. Он сказал: «Мне нужно разобраться с семьей. Я не могу занимать эту должность». Это правильно, это пример репутации, по-европейски.

Анастасия Мигидюк, Виктория Кутьина

Copyright 2021 © DOSSIER - МОНІТОРИНГ УКРАЇНСЬКИХ ЗМІ | Всі права захищені

Top