Что охраняешь, то и имеешь. Почему Бюро Экономической Безопасности не сможет побороть коррупцию

побороть коррупцию
FavoriteLoadingДобавить в избранное

Создание нового органа по борьбе с экономическими преступлениями это не попытка властей, наконец-то, побороть этот вид преступности, и не дать всем желающим силовикам кошмарить и рэкетировать бизнес, а попытка свести все коррупционные схемы в один поток, и оседлать его.

Недавно прочел о создании в Украине нового органа — Бюро Экономической Безопасности. Приняли постановление, создали!

Официальная версия такая: это должен быть единственный орган, который занимается экономическими преступлениями и экономической безопасностью страны в правовой плоскости.

Звучит красиво.

Опыт борьбы с коррупцией и экономическими преступлениями в нашей многострадальной стране есть. Именно люди, призванные бороться с коррупцией и экономическими преступлениями, возглавили коррупцию и экономическую преступность и вывели их на новый, невиданно высокий уровень.

Я еще с 90-х усвоил, что ни одно преступление в экономической сфере не осуществляется без непосредственного и деятнльнооо участия ответственных за борьбу с порочным явлением лиц.

Видишь контрабанду? Ищи таможенников и СБУ.

Обнал? Налоговиков, сбушников, прокурорских, ОБЭП не видели? Странно. Они точно тут!

Наркотики? ОБНОН следит за порядком в поставках и сбыте.

Проституция? Под плотной опекой полиции нравов!

Уклонение от уплаты налогов? Ну, мы с вами взрослые люди! Зачем иначе нужны налоговые органы?

Телефонное мошенничество? Незаконный игорный бизнес? Киберпреступность? Для всего есть ответственные и допущеннве к столу!

Как говорил Михаил Михайлович Жванецкий: что охраняешь, то и имеешь. Мудро, и не поспоришь.

 

Поэтому создание нового органа по борьбе с экономическими преступлениями я воспринимаю, не как попытку властей, наконец-то, побороть этот вид преступности, и не дать всем желающим силовикам кошмарить и рэкетировать бизнес, а, как попытку свести все коррупционные схемы в один поток, и оседлать его.

 

Читайте также на DOSSIER:  "Как на электрическом стуле": генеральный прокурор Украины о вопросах борьбы с коррупцией в стране

Так сказать, централизовать процесс и упростить контроль за прибылями. Не дать всяким «левым» борцом с коррупцией растаскивать финансы по углам! А то, понастроили себе дворцов по пригородам, накупили «бентлей» и не вылазят с Мальдив!

Во мне говорит не нигилизм, не антипатия к власти, а опыт.

Коррупция есть везде, желание обогатиться любым путем свойственно большинству людей, и в длительной перспективе борьба с экономическими преступлениями не закончится никогда. Это тот случай, когда результат недостижим, но сам путь к цели важен и имеет нравственную ценность.

И вот тут у меня начинаются сомнения… именно в этом месте.

Можно создать тысячи органов по борьбе с…Это бесполезно в обществе, которое толерантно к незаконному обогащению и большинство членов которого тайно или явно мечтают войти в число обогатившихся.

Вопрос не в органах и не в законах. Вопрос в системе ценностей и людях.

Возможно, еще и в разнице между протестантской и православной этикой, но тут я не уверен. Во всех святых книгах сказано — не воруй! Нельзя! И ссылаться на интерпретации смешно.

Воровали, воруют и будут воровать. Люди, ответственные за то, чтобы все это прекратить (или этому просто помешать), возглавляли, возглавляют и будут возглавлять.

В общем, ждем новых высот в борьбе с нечистыми на руку бизнесменами. Исключительно в правовом поле, со стерильными руками, холодной головой и горячим сердцем, как и положено по мифологии.

В реальности это будет означать, что остальным силовикам придется «доить» своих клиентов осторожнее или доплачивать новым коллегам за возможность.

С премиального коррупционного рынка никто не уйдет, от возможности контролировать незаконные денежные потоки никто добровольно не откажется.

Читайте также на DOSSIER:  «Задача НАПК — лишить работы НАБУ». Интервью НВ с одним из главных антикоррупционных должностных лиц Украины Александром Новиковым

Для бизнеса это означает появление еще одного оператора на черном рынке услуг, которому придется платить долю.