Было ваше — стало наше: когда мы заберем собственность оккупантов

собственность оккупантов

Изъятию подлежат несколько десятков компаний

Украина планирует массовое изъятие активов, которые до сих пор остаются в собственности России и российского бизнеса. Несмотря на то, что решение о конфискации таких активов было принято еще весной, до сих пор решительных шагов в этом направлении сделано не было, хотя в последний месяц о них говорят все чаше. «Апостроф» разбирался, почему этот процесс идет так медленно, какие российские активы могут быть изъяты у их собственников, и что будет с ними дальше.

Служба безопасности Украины (СБУ) нагрянула с обысками в офис компании VS Energy, которой владеют подсанкционные российские бизнесмены Олександр , Евгений и Михаил . Через VS Energy россияне контролируют в Украине пять энергокомпаний — «Житомироблэнерго», «Херсоноблэнерго», «Кировоградоблэнерго», «Черновцыоблэнерго» и «Ровнооблэнерго».

Ранее стало известно, что Печерский районный суд Киева арестовал доли Бабакова, Гинера и Воеводина в указанных облэнерго.

Не прошло и девяти месяцев войны, как отечественные силовики взялись за российских олигархов, которые все это время после вторжения продолжали получать немалую прибыль в нашей стране. Особым издевательством является то, что Россия с большим усердием бомбит преимущественно объекты энергетической инфраструктуры Украины (а Александр Бабаков, к тому же, является действующим депутатом Госдумы РФ, которая генерирует преступные решения, касающиеся так называемой «СВО»).

Однако, как говорится, лучше поздно, чем никогда.

«Газпром», «Сбербанк», «АвтоВАЗ» и другие

Будем надеяться, что украинская власть наконец-то решила сделать то, что давно декларировала – конфисковать российскую собственность в нашей стране.

На сегодня подготовлен список, в который включены более 900 объектов российской собственности на территории нашего Украины. О масштабном плане изъятия активов, которыми в нашей стране до сих пор владеет Россия, еще в конце сентября сообщил президент Владимир Зеленский.

Впрочем, для того, чтобы такая национализация состоялась, необходимо соответствующее решение Верховной Рады.

Заместитель главы комитета Рады по вопросам экономического развития Роксолана в начале октября заявила, что парламент рассмотрит законопроект о национализации российской собственности в Украине «на ближайшем заседании». Однако, насколько известно, такого рассмотрения пока не произошло.

На самом деле, закон о принудительной национализации имущества страны-агрессора на территории Украины был принят еще в марте. Правда, этим документом были сформулированы лишь основные принципы изъятия объектов права собственности РФ.

Кстати, следует отметить, что речь идет именно об изъятии активов, так как национализация в строгом смысле подразумевает выкуп имущества у собственника.

До сих пор нет полной ясности в том, коснется ли изъятие только российской государственной собственности, или также активов, принадлежащих российскому бизнесу, так как список активов, в котором должно быть 903 объекта, официально не обнародован, несмотря на то, что, как написал в своем телеграмм-канале 12 октября нардеп Ярослав , правительство передало его в Совет национальной безопасности и обороны еще в середине августа.

Читайте также на DOSSIER:  Украина начала национализацию бывшего Альфа-банка

По словам Железняка, одной из причин того, что список до сих пор не опубликован, может быть то, что некоторые его участники очень хотят его покинуть.

Дабы со временем установить, удалось ли кому-то договориться, «Железный нардеп» опубликовал предполагаемый список объектов российской собственности в Украине на своем телеграмм-канале.

Даже поверхностное ознакомление с этим списком дает понимание того, что львиную долю внесенных в него активов (824 из 903-х) составляют объекты движимого имущества – плавсредства, вагоны, автоцистерны, автомобили. И лишь 79 позиций списка касаются напрямую корпоративных прав.

Удивительно, но факт: до сих пор в Украине есть объекты, принадлежащие, полностью или частично, российскому «Газпрому». Например, ООО «Газпром Сбыт Украина». Согласно данным сервиса YouControl, по состоянию на 15 ноября 2022 года, предприятие, находящееся в 100%-й собственности «Газпрома», не пребывало в состоянии ликвидации. Хотя, по правде говоря, совершенно непонятно, какакую деятельность оно может сейчас осуществлять.

Кое-что по мелочи (иногда менее 1%) осталось у государственного «Сбербанка», украинская «дочка» которого находится в стадии ликвидации.

Но в отдельных случаях российские госкомпании, ведомства и даже министерства контролируют, в том числе, через офшорные фирмы, гораздо более крупные пакеты акций в украинских предприятиях.

Так, в разных регионах Украины находятся объекты, принадлежащие АО «АвтоВАЗ», 100% акций которого с мая 2022 года находятся под контролем российского государства (до этого более 66% принадлежали Renault).

Или, вот, на первый взгляд неприметное ООО «Аэрок», зарегистрированное в Обухове Киевской области. Частное предприятие, занятое в сфере строительства и недвижимости, на 100% принадлежит AEROC Investment Deutschland GmbH. Однако эта «немецкая» компания, оказывается, находится в собственности российского ПАО «Группа ЛСР», которое, в свою очередь, «контролируется Министерством промышленности и торговли РФ».

И подобных сюрпризов, на самом деле, немало.

Вот, хотя бы такой. ПАО «Крюковский вагоностроительный завод» (Кременчуг Полтавской области). Вроде бы полностью частное владение: 25% акций принадлежат эстонской компании AS Skinest Finants, 25% — другой эстонской фирме Osauhing Delantina, 20% — британской Transbuilding Service Limited, 25% – австрийской OW Capital Management GmbH. Однако последняя принадлежит гражданину России Гамзалову Станиславу у, который, согласно данным, содержащимся в списке, «подконтролен и действует в интересах Министерства промышленности и торговли РФ».

Что? Где? Почем?

Когда речь заходит о национализации собственности или, тем более, как в нашем случае, принудительном ее изъятии, всегда интересно узнать стоимость соответствующих активов.

Однако, учитывая, что перечень подлежащих изъятию объектов официально не опубликован, крайне сложно оценить большинство из них.

Тем не менее, уже есть предварительные экспертные оценки, по крайней мере, некоторых из них.

Например, сети АЗС, принадлежащей компании «Татнефть», конечным бенефициаром которой является правительство Республики Татарстан. «Татнефти» в Украине по состоянию на 2021 год принадлежала 91 АЗС, а также девять нефтебаз. В мае 2022 года на имущество компании был наложен арест. Ее активы в нашей стране оцениваются примерно в 400 миллионов гривен.

Читайте также на DOSSIER:  Фонд госимущества продал три спиртзавода в день

Одним из наиболее «вкусных» российских активов в Украине является парфюмерно-косметическая торговая сеть, носящая красивое французское название Brocard. Ее формальный собственник — кипрский офшор Indenon Holdings Limited, принадлежащий гражданке России Татьяне Володиной. Однако, по данным украинских спецслужб, компанию на самом деле контролирует уже хорошо известное нам Министерство промышленности и торговли РФ.

В мае 2022 года была попытка продать сеть Brocard в Украине, и на нее, вроде, бы, даже нашелся покупатель — французский холдинг Philippe Benacin. Но Антимонопольный комитет Украины эту сделку заблокировал. Этот актив может потянуть на 3 миллиарда гривен.

Ну и, наконец, ПАО «Энергомашспецсталь», расположенный в Краматорске Донецкой области. Это довольно серьезный производитель литых и кованых изделий для таких отраслей как металлургия, машиностроение, судостроение, энергетика. 92,7% акций компании принадлежат кипрской фирме є EMSS Holdings Limited, которая входит в российский госхолдинг «Росатом», а он, соответственно, контролируется Министерством энергетики РФ. Оценочная стоимость этого актива – 4 миллиарда гривен.

Долго запрягаем

В любом случае, пока все это — предположения, а не официальные данные.

И в связи с этим возникает вопрос: почему с изъятием российской собственности в Украине так долго тянут?

Ответов на этот вопрос может быть несколько. Причем не обязательно они являются взаимоисключающими.

«Процесс изъятия и доведение дел до конца требуют времени. Улаживание юридических вопросов занимает время, — сказал в комментарии «Апострофу» аналитик компании «Центр биржевых технологий» (ЦБТ) Максим . — Если учесть, что в мирный период жизни страны из-за бюрократии не всегда вопросы решаются быстро, то в момент войны получить максимальную выгоду в короткие сроки нам не удастся».

Вопрос извлечения выгоды действительно очень важен. Причем не только в масштабах всей страны, но и для отдельных индивидов. Напомним, что нардеп Ярослав Железняк считает, что некоторые фигуранты опубликованного им списка якобы ведут переговоры с представителями украинской власти о том, чтобы его покинуть, а, значит, сохранить свою собственность.

При этом данный процесс представляется как двусторонний.

«Многие представители нашей элиты – это мое субъективное мнение – имеют определенные бизнес-связи с представителями Российской Федерации. В результате этого даже война не влияет на их решения в плане того, что необходимо это имущество конфисковывать без каких-либо колебаний. Надеются, что как-то оно пройдет, забудется, а потом возобновятся бизнес-связи, и для того, чтобы их не рушить сейчас, можно закрыть глаза и не применять к ним серьезных санкций, а просто сделаем вид, что мы их серьезно наказываем, составляем какие-то списки», — сказал в комментарии «Апострофу» руководитель аналитического направления сети «АНТС» Илья .

Читайте также на DOSSIER:  ВАКС заочно арестовал экс-нардепа Грановского: в чем обвиняют и что угрожает

По его словам, наиболее вопиющим примером здесь является ситуация с компанией «Мотор Сич», которая продолжала поставлять продукцию для российского ВПК после вторжения 24 февраля.

Но есть и другие труднообъяснимые случаи, когда граждане страны-агрессора преспокойно продолжают заниматься бизнесом и получать прибыль в Украине, несмотря на войну. Достаточно вспмонить облэнерго, подконтрольные Бабакову, Гинеру и Воеводину.

Однако будем надеяться, что в скором времени процесс изъятия российской собственности в Украине сдвинется с мертвой точки.

И здесь появляется еще один вопрос: какой будет ее дальнейшая судьба?

«Она должна быть надлежащим образом оформлена, должен быть ее четкий перечень, она должна быть надлежащим образом оценена, — говорит Илья Несходовский. — Если в дальнейшем будут приниматься решения о ее передаче и продаже, то это должно происходить на конкурсной основе. Иначе это может привести к злоупотреблениям. Все, безусловно, поддерживают идею, что необходимо наказать врага, и потому конфискуется (принадлежащая ему собственность), а потом ее получают конкретные люди – бесплатно или по намного более низкой цене, чем рыночная».

Но, пока продолжается война, привлекательность любых активов на нашей территории остается под сомнением, отмечает Максим Орыщак: «После изъятия нам нужно продать объекты, или отдать в руки юридических лиц, чтоб получать финансовую выгоду. Пока это не представляется возможным».

Но война рано или поздно закончится. И тогда нужно будет действовать, причем достаточно быстро и эффективно.

«Наилучший сценарий – изъятые российские активы как можно быстрее должны быть проданы. Как только появится такая возможность. Государство — неэффективный собственник, и приватизация после завершения войны может стать очень важным элементом, фактически, реформы. Сразу после завершения войны у инвесторов будет большой интерес к Украине, и этот интерес нужно будет использовать, а не упустить, как мы всегда это делали. И на этом фоне большие конкурсы на приватизацию, как в свое время на «Криворожстали» (приватизация 2005 года считается наиболее успешной в истории современной Украины – «Апостроф»), — это хороший шанс показать, что у нас теперь все по-другому. Поэтому эти активы должны быть использованы для масштабной приватизации», — заявил изданию инвестиционный банк и финансовый аналитик Сергей .

 

Виктор Авдеенко

FavoriteLoadingДобавить публикацию в закладки